Суета вокруг гиюра
Фото: Getty Images
Суета вокруг гиюра

5 июля был отменен закон о реформе гиюра, принятый в прошлую каденцию. Согласно этой реформе, раввины на местах получали право проводить гиюры и выдавать свидетельства о переходе в иудаизм. Таким образом, представители неультраортодоксальных направлений получали доступ к той сфере, которая всегда была традиционной вотчиной харедим, а у желающих принять иудаизм появлялся выбор и надежда на более щадящую процедуру гиюра. 

Теперь же право на гиюр вернулось под контроль Главного раввината, где харедим составляют абсолютное большинство. Кроме того, правительство перевело раввинатские суды из министерства юстиции в министерство по делам религий, возглавляемое министром от ШАС. Таким образом, ультраортодоксы восстановили свою монополию на официальную религиозную жизнь Израиля. 

Либерман, чья партия в прошлом поддержала реформу гиюра, заявил, что ее отмена – "предательство алии и репатриантов". Но при том, что репатрианты, безусловно, оказались пострадавшей стороной, новая законодательная инициатива не была сознательно направлена против них. Нетаниягу всего лишь выполнял обещание, данное харедим в ходе коалиционных переговоров. А для ШАС и "Еадут а-Тора" это в первую очередь вопрос бюджета. На программы гиюра выделяется немалое финансирование, и ультраортодоксы не могли допустить, чтобы этот денежный поток утекал в другую сторону, тем более их главным конкурентам – раввинам национально-религиозного лагеря. Главный раввинат нуждается не только в государственном субсидировании, но и в возможности назначать на должности и посты "своих людей", выстраивая "вертикаль" по всей стране. Для этого харедим нужно полностью контролировать разветвленную индустрию религиозных услуг. Любое посягательство на эту монополию разрушает благосостояние "государства в государстве", которое давно построили ультраортодоксы в Израиле. 

Именно утекающие деньги, а вовсе не распространение "некошерных гиюров" волнуют лидеров ШАС и "Еадут а-Тора". Все, что происходит за границей Меа-Шеарима и Бней-Брака, их заботит лишь постольку-поскольку. 

Так называемые умеренные раввины, которые остались не у дел после отмены реформы гиюра, предупреждают, что Израилю грозит ассимиляция и демографическая катастрофа. Мол, в стране проживает до 350 тысяч репатриантов, не являющихся евреями по Галахе, и в следующем поколении их число увеличится. Смешанные браки станут нормой, еврейский характер государства будет размываться. 

Однако до 90-х, до Большой Алии, репатриантов не проверяли на еврейство, а записывали евреями всех, кто так себя называл. Характер государства от этого не пострадал. 

Для репатриантов-неевреев нынешний поворот событий не стал серьезным ударом. Израиль всего лишь вернулся к прежней ситуации, с ее привычными проблемами смешанных браков и гражданских кладбищ. Сам вопрос о гиюре встал с такой остротой именно потому, что государство не в состоянии освободиться от диктата религиозных институтов. На самом деле политикам, которые считают себя демократами и либералами, надо бороться не за доступный гиюр, а за равные права для всех граждан, независимо от национальности их бабушки. 

В конце концов, люди, которые искренне хотят принять иудаизм, пройдут и ультраортодоксальную процедуру гиюра, и дотошные проверки в раввинате. Но те, кто, по праву считает себя частью народа Израиля, но не желает вести религиозный образ жизни, сегодня все равно должны проходить эту процедуру, чтобы стать полноценными гражданами. Ни служба в армии, ни работа на благо страны здесь не играют роли. Если вдуматься, то реформа гиюра лишь закрепляет это положение, превращая Израиль из жесткого варианта Ирана (как символа государства под религиозным диктатом) в более мягкий. 

У решения правительства будут и политические последствия. Если раньше сохранялась надежда, что НДИ вернется в коалицию, то теперь Либерман чувствует себя лично оскорбленным отменой реформы, которую он поддержал, и будет с удвоенной силой добиваться падения кабинета. Мало того, правительство может покинуть "Еврейский дом", к чьему мнению по гиюру не прислушались. 

Если Нетаниягу не учитывает эти риски, это означает одно из двух. Либо он плывет по течению, не задумываясь о будущем. Либо его устраивает коалиция с опорой на харедим, и он готов расстаться с "Еврейским домом" - не случайно министерство по делам религий, на которое претендовал список Беннета, досталось ШАСу. Это в свою очередь может указывать на тайные планы объединения с Сионистским лагерем и осуществления очередного этапа "мирного процесса". Есть, правда, и третий вариант – нас ожидает новый виток вооруженного конфликта, при котором все политические силы вынуждены будут сплотиться вокруг правительства.

counter
Comments system Cackle