Приоритеты авторитетов
Фото: sxc.hu
Приоритеты авторитетов

На днях газета "Гаарец", которая у большей части нашей публики вызывает раздражение за то, что она левая (что правда), а у большей части журналистского сообщества - уважение за то, что имеет доступ к конфиденциальным источникам информации (что тоже правда, причем одно с другим связано), опубликовала очередной "слив", доставшийся доверительно только ей. 

Так себе сенсация, но любопытно и даже поучительно, если задуматься. Тем более что "Гаарец" рекомендует себя как "газету для думающих людей". Представим себе, что это мы. 

Сам факт такой. Руководство полиции хотело для ускорения продвижения расследования по делу № 512 (по которому привлечены главы самых известных преступных кланов Израиля, а кто-то уже и отпущен за недостатком улик) перебросить на него часть следователей-"важняков", занимающихся делом №242 (которое принято именовать "делом НДИ", хотя большинство подозреваемых никакого отношения к этой партии не имеет). 

В полиции, значит, хотели - мол, зашиваемся, ребята, преступники ускользают из силков. А юридический советник правительства Иегуда Вайнштейн запретил - мол, неча оголять главный фронт борьбы с преступностью. 

У меня в связи с этим (раз уж записался в думающие люди) возникает по крайней мере два вопроса. 

Первый. А откуда журналистам "Гаарец", пусть она хоть трижды левая и родная, как своя, стала известна эта интимная служебная информация из самых что ни на есть верхов нашей правоохранительной системы? И в догон - почему после ее обнародования никому из причастных к сливу (а это лица из самой верхушки полиции, прокуратуры и офиса юрсоветника правительства) не оторвали голову? 

В какой-нибудь крупной компании, гораздо меньше полицейского штаба страны и главной прокуратуры повязанной секретностью, кого-нибудь, нарушившего тайну переписки между, скажем, гендиректором и председателем совета директоров, завтра же вышвырнули бы без выходного пособия с волчьим билетом и клеймом предателя. А тут - даже не поморщились. С чего такое всепрощение в нехристианской стране? 

Ну, это вопрос простой. И на него даже я, хоть сам там не был, могу дать ответ. Если с самых верхов правоохранительных органов сливается сугубо конфиденциальная информация, значит, там именно хотели, чтобы она попала в прессу. Зачем хотели в данном случае - тоже можно догадаться. 

С момента своего возникновения в начале предвыборной кампании дело № 242, с подачи полиции (а значит - с санкции прокуратуры), было главной темой израильских СМИ. К концу кампании, когда стало ясно, что это дело свое дело сделало - и НДИ потеряла половину потенциальных мандатов, - оно вдруг как-то исчезло с газетных полос и из эфира так же внезапно, как появилось. В публике, взбудораженной размахом невиданной коррупции у этих "русских", стали возникать недоуменные вопросы - а где мальчик? И был ли он? 

Через месяц после выборов генеральный инспектор полиции Йоханан Данино сам лег на амбразуру общественного мнения. На встрече с общественностью он объявил, что дело никуда не делось, оно есть, а размах коррупции по-прежнему невиданный. Уже есть аж 6 государственных свидетелей! (Сам факт наличия государственных свидетелей, а не только их число, по закону, — секретная информация, и главный полицейский не тот мальчик, который сболтнет чего сгоряча без санкции генеральной прокуратуры и того же Вайнштейна.) Там же и тогда же Данино пообещал, что обвинительное заключение аж 11 фигурантам дела будет предъявлено до конца мая. 

Уже вторая половина июня. Ну, и где? Где-где… Не рифмуйте - вот же ж, "Гаарец" сообщает: "дело НДИ" такое важное, что даже дело глав организованной преступности против него - тьфу! Это и есть главный сливной месседж. 

И здесь у меня возникает второй вопрос - о порядке приоритетов. 

Что - главные израильские бандюки, которые (если верить следствию, что это они) контролируют и плодят преступность в стране, в войнах между которыми гибнут мирные люди, менее опасны, чем подозреваемые в коррупции, дело по которым никак не шьется? Мне трудно поверить, что руководство правоохранительных органов так действительно считает. 

Мне трудно избавиться от мысли, что вся эта история возникла исключительно ради слива в прессу, потому что больше по этому страшному делу № 242 полиции и прокуратуре просто нечего сказать, тем более - предъявить. 

Я вполне могу ошибаться, и порядок приоритетов у юридического советника как раз такой: подозреваемые по делу о коррупции, о котором полтора месяца в самое горячее время предвыборной кампании с голоса полиции каждые полчаса открывались все выпуски новостей, а предъявить до сих пор нечего, по мнению Иегуды Вайнштейна, представляют большую опасность обществу, чем профессиональные преступники, ответственные за наркоторговлю, проституцию, рэкет, убийства и ту же коррупцию, которая пронизала муниципальные власти и добралась до полиции самой, до ее генералов. 

Но ошибаться может и он. Несмотря на то, что Вайнштейн - весьма уважаемый человек и авторитетный юрист. Такие случаи бывали в истории, в том числе истории Израиля. Несколько лет назад я описывал один такой в очерке "Как Йоселе спас Менгеле". Там тоже речь шла о выборе приоритетов. И тоже - уважаемым, авторитетным, теперь даже легендарным человеком - одним из основателей и долговременным руководителем Моссада, Иссером Харелем. 

Мне рассказывал бывший начальник оперативного отдела Моссада, руководитель группы, захватившей Адольфа Эйхмана, Рафи Эйтан, как избежал возмездия самый мерзкий нацистский преступник - доктор Менгеле. 

Израильские разведчики выследили и его. Рафи даже купил участок земли рядом с домом Менгеле в Аргентине. Однако, узнав о захвате Эйхмана, Менгеле сбежал в Парагвай. Рафи говорил мне, что найти "Доктора-Смерть" могли. Не хватило сил. 

Как раз в это время вся израильская пресса муссировала шумную историю о таинственном исчезновении мальчика - 6-летнего Йоселе Шумахера, сына новых репатриантов из СССР, которого его дед - ультраортодокс из иерусалимского квартала Меа Шаарим, член общины "Натурей Карта", - тайком от родителей отправил в США, подальше от безбожников-сионистов. 

И одержимый Харель снял оперативников с выслеживания Менгеле - и бросил их на поиски маленького героя газетной шумихи. 

Йоселе нашли. Но пока моссадовцы искали ребенка, убийца детей Менгеле успел замести следы. Так был сорван израильский Нюрнберг - Эйхмана судили и повесили в одиночестве. А собирались - хотя бы вдвоем. 

Я предостерегаю от прямых аналогий с нашей историей: слишком далеко, несопоставимы масштабы преступлений. Но вектор тот же - порядок приоритетов. И ошибки в выборе его со стороны людей, принимающих решения. 

Если это, конечно, ошибка.

counter
Comments system Cackle