Шесть лет без Шарона
Фото: mnenia.zahav.ru
Шесть лет без Шарона

Ровно шесть лет назад, 4 января 2006 года, Ариэль Шарон впал в кому.

Уже шесть лет мы следим за его здоровьем, молимся в надежде на выздоровление и чудо.

Мне кажется, что ностальгия по Шарону превратилась в тоску общества по сильному лидеру. По лидеру, у которого нет страха перед внутренней политикой и партнерами по коалиции.

Перед лидером, который в первую очередь заботится об интересах народа.

Шарон доказал своим примером, что лидер не должен опасаться оппозиции в своей собственной партии, и продемонстрировал, что можно и нужно менять позицию, если этого требует будущее еврейского народа и благо страны.

Помню, как Шарон умел стукнуть кулаком со столу, когда был недоволен предложенным планом военной операции, или когда его сердили бюрократические проволочки.

Шарона я встретила, делая первые шаги в политике, в доме одного из активистов Ликуда в Холоне. Арик начал свою речь с циничной улыбки, но даже ею заворожил присутствующих. «Извините, - сказал он, - Я был немного занят последние месяцы и не посетил всех свадеб, бар-мицв и других торжеств, на которые был приглашен»...

Шарон говорил, что политику надо воспринимать немного с юмором, иначе выдержать это будет сложно. Я вспомнила его слова, когда смотрела на него в столовой кнессета, окруженного многими людьми, среди которых были и друзья, но больше, - мелких и крупных предательств и измен...

Помню, как Шарон сидит спокойно и невозмутимо на пленарном заседании Кнессета, внимательно слушая выступления депутатов, а в корридоре потеют его противники, во главе с Нетаниягу, готовя очередную безуспешную попытку свергнуть Шарона.

Но Ариэль Шарон спокоен и невозмутим, словно эта возня его вовсе не касается и не затрагивает.

Еще помню, как Шарон выходил из своего кабинета, отправив в отставку министров партии ШАС, которые решили в свойственной им манере заняться политическим шантажом. Шарон, спокойно и решительно, указал им на дверь.

Шарон доказал не один раз, что настоящему лидеру не соратники навязывают те или иные решения, а, напротив,  он принимает решения в соответствии со своим видением ситуации, и умеет добиться взаимодействия и понимания от партнеров, не поддаваясь диктату или шантажу.   

Шарон был главой правительства, который умел убеждать, но горе было тем, кто пытался шантажировать его. Когда «естественные партнеры» Ликуда, харедим, которые были и тогда, попытались надавить на Шарона, - он создал новое правительство, без этих партий. Поскольку верил в избранный им путь и был готов за него бороться, и не боялся сказать «нет» партнерам по коалиции.

Ариэля Шарона волновало будущее нашей страны, будущее еврейского народа.

Он постоянно говорил: «Привезите мне миллион репатриантов! И еще миллион!» И никто не мог его убедить, что это невозможно.

В дни праздника Суккот Шарон растроганно встречал в своей сукке солдат-репатриантов из боевых частей ЦАХАЛа. Он подолгу говорил и шутил с ними, расспрашивал о службе, радостях и проблемах.

Шарона огорчали излишние сложности, которые выпадали на долю бойцов, решивших перейти в иудаизм и проходящих процесс гиюра. «Надо же, - огорченно шутил Шарон, - такой сложный гиюр даже я бы не прошел»... Он считал, что важно облегчить процедуру прохождения гиюра.

В поездках заграницу Шарон умел выстраивать отношения с лидерами других стран, добиться у них доверия и уважения, - и направить все это на укрепление позиций Израиля в мире.

"Я отвечаю, за то что говорю», - объяснял Шарон, и делами доказывал это.

И об этом знали все мировые лидеры, с которыми общался Ариэль Шарон. 

Когда Шарон принял решение о размежевании, - я видела, как он переживал, как стремился максимально облегчить происходящее для жителей Гуш Катифа.

Со слезами на глазах, - но он пошел на этот шаг, поскольку был уверен в его необходимости. 

Шесть лет назад Шарон создал партию центра «Кадима». Он решил сделать это, когда крайние силы в Ликуде пытались связать ему руки, навязать выбранному лидеру свою волю.

Шарон этого не потерпел. 

Он думал о будущем страны, - и поэтому появилась партия «Кадима». 

«Кадима» появилась как сильная партия центра, как сила, которая будет заботиться о мощном еврейском демократическом государстве Израиль. Как партия, заботящаяся об интересах и безопасности Израиля, и умеющая заботиться обо всех группах населения.

Как партия, борющаяся за взаимоуважение и демократические ценности.

И заботящаяся, прежде всего, о нуждах граждан Израиля, о национальных интересах нашей страны, и лишь потом, - о запросах коалиционных партнеров...

Долгие годы потребовались Шарону для того, чтобы заслужить любовь и доверие граждан Израиля. Он смог сделать это, поскольку был верен своему слову и думал о благе страны.

«Кадима» сегодня продолжает дело Ариэля Шарона, ее создателя и духовного наставника.

Шесть лет Шарона нет с нами. Мы молимся о его выздоровлении.

counter
Comments system Cackle