"Это пагубные выборы". Интервью с министром алии и абсорбции Софой Ландвер
Фото: пресс-служба
"Это пагубные выборы". Интервью с министром алии и абсорбции Софой Ландвер

Министр алии и абсорбции Софа Ландвер (партия "Наш дом Израиль") в интервью NEWSru.co.il рассказала о своем отношении к предстоящим досрочным выборам в Кнессет, а также о работе своего министерства в последние годы.

Госпожа Ландвер, согласно опросам, ваша партия получает на предстоящих выборах 5-7 мандатов, что намного меньше того, что вы ожидали раньше. При этом в партии появилось много новых имен. Если вы не останетесь на посту министра алии и абсорбции, вы будете готовы продолжить работу в Кнессете депутатом или же уйдете из политики?

Я не уйду из политики. Я останусь на посту министра алии и абсорбции. Я верю в наших избирателей, как они верят в меня и в "Наш дом Израиль". Они прекрасно знают, что мы для них делаем, и я не сомневаюсь, что мы получим гораздо больше мандатов, чем обещают опросы, и наших избирателей не отвернет от нас никакая травля в прессе.

Кстати, это совершенно лишние, никому не нужные и даже вредные выборы. Два с половиной миллиарда шекелей, которые выборы будут стоить нашим гражданам, можно было бы потратить на действительно острые нужды – например, на систему здравоохранения, на социальные структуры, образование. Вы знаете, какие сейчас очереди в приемных покоях больниц? Не хватает коек, люди лежат в коридорах, по 12 часов ждут в очереди. Я не говорю уже об Институте социального страхования, который не справляется со своей работой. Люди не могут получить даже то, что положено им по закону, а все потому, что элементарно не хватает средств и этим не хотят заниматься.

Это пагубные выборы, к которым мы пришли в результате того, что два человека в нашем правительстве – Биньямин Нетаниягу и Яир Лапид просто-напросто не смогли договориться. И я хочу подчеркнуть, что лидер нашей партии Авигдор Либерман был единственным, кто выступал категорически против досрочных выборов, указывая на их бессмысленность и убыточность для страны.

Вы упомянули о травле в прессе. Вы имеете в виду статьи, связанные с коррупционным расследованием, которое ассоциируется с вашей партией?

Я считаю излишним говорить на эту тему, лидер нашей партии уже достаточно четко высказался по этому поводу.

Вы говорите о том, что ваши избиратели знают, что вы для них делаете. Вы шесть лет стояли во главе министерства алии и абсорбции. Чего вы добились за эти полторы каденции?

Прежде всего, корзина абсорбции много лет не индексировалась. Мы привязали ее к индексу цен, что увеличило корзину на 15% – а это тысячи шекелей.

Главный акцент был поставлен на реформировании трех важнейших для репатриантов сфер в процессе интеграции. Это профессиональная интеграция, социальная интеграция и поддержка предпринимателей – людей, которые решили себя реализовать в сфере малого и среднего бизнеса. Естественно, для этого было необходимо увеличить бюджет.

Что касается предпринимателей – то ссуды, которые они получали до последних двух лет, были не более 70 тысяч шекелей. Мы увеличили это до 250 тысяч шекелей. Это значит, что репатриант, который решил открыть свой бизнес, может получить сразу 125 тысяч шекелей без гарантов, и начать выплачивать эту ссуду (кстати, русскоязычные репатрианты исправно выплачивают эту ссуду), а в дальнейшем получить еще 125 тысяч. Мы договорились на человеческие условия с банком, без гарантов. Мы сегодня поддерживаем и тех предпринимателей, которые хотят перенести свой бизнес в Израиль из страны исхода. Мы даем им 50 тысяч шекелей, чтобы помочь им оформить документы и прозондировать почву. Не менее важно, что мы увеличили число консультантов, которые сопровождают репатриантов, принявших решение открыть в Израиле свой бизнес. Это специалисты, которые проверяют рынок, проверяют финансовое обоснование программы, помогают проходить налоговые инспекции и так далее. Они буквально сопровождают репатриантов в течение первого года – к этому человеку всегда можно обратиться на родном языке, он готов прийти к репатрианту и работать вместе с ним. Мы финансируем этих консультантов.

Давайте поговорим о профессиональной интеграции. Мы делаем особый акцент на курсы переквалификации. Речь идет о людях, которые хотят окончить израильские курсы и войти в профессию. Мы даем им деньги, так называемый ваучер, и оплачиваем до 70% от стоимости курса. Это очень помогает репатриантам, потому что даже если человек владеет профессией, он должен узнать израильские стандарты, нормы, овладеть ивритом. На курсах в основном преподают на иврите – они организованы израильскими колледжами и израильскими компаниями, получившими разрешение на работу от министерства труда. Мы также требуем от компаний, чтобы они способствовали трудоустройству репатриантов по окончании курса. Кроме того, мы поощряем приезд репатриантов в страну в рамках проектов. Мы привозим группы репатриантов-поваров, программистов и так далее – с дальнейшим трудоустройством.

Один из самых важных проектов, который мы взяли на себя вместе с "Сохнутом", – это репатриация врачей. Они приезжают в страну и в течение 16 месяцев сдают экзамен с помощью усиленных курсов иврита и медицинской терминологии. 99% из них с помощью десятибонусных добавок к оценке сдают экзамен и начинают стажировку (для тех, у кого менее 14 лет стажа). Если у них стаж превышает 14 лет, они проходят процесс адаптации в больницах и начинают работать. Самое важное, что мы избавили их от ужаса многократной сдачи экзамена и самостоятельных поисков работы. Мы готовим для них и рабочую базу. У нас есть договоры с больницами, которые ждут врачей и готовятся к приему врачей. И после сдачи экзамена и стажировки их принимают больницы. И на стажировку, и на работу.

Я лично выбила из бюджета минфина финансирование 50 ставок для врачей, которые должны пройти специализацию. Конкурсная основа на специализацию всегда была на общих основаниях. Эти 50 ставок позволили нам включить врачей в конкурсную основу среди репатриантов. То есть, они идут на равных условиях, потому что раньше русскоязычные врачи находились в проигрышной ситуации, поскольку им приходилось конкурировать с теми, кто лучше знает иврит или английский.

Это не значит, что требования к ним занижены?

Это значит, что прежде они находились в абсолютно неравных условиях.

Ваша партия неоднократно заявляла, что намерена добиваться введения в Израиле гражданских браков. Однако вы не поддержали законопроект "Еш Атид" на эту тему. Почему?

Я хочу напомнить, что именно мы добились принятия закона "Брит а-зугиют" – закона о введении гражданских союзов, который позволяет вступать в брак людям, которые не являются галахическими евреями.

Да, но это касается меньшинства пар – а именно тех, в которых оба не являются евреями по Галахе. Смешанные пары или просто люди, не желающие сочетаться браком в раввинате, "остаются за бортом".

Я хочу подчеркнуть, что партия НДИ всегда выступала за введение гражданских браков, и эта тема занимает важное место в нашей платформе. Однако расширенный законопроект "Еш Атид", который включал в себя браки для однополых пар, не входил в рамки коалиционных договоренностей и нам не удалось достигнуть соглашения по этому поводу.

Проблема гражданских браков крайне важна для нас, поскольку мы понимаем, что она важна для нашего электората. И закон о гражданских браках можно будет провести, если будет коалиция, которая сумеет преодолеть религиозный диктат.

И это одна из причин, по которым НДИ находится сегодня в противостоянии с "Ликудом". "Ликуд" призывает избирателей голосовать за большую партию, а не за секторальные. Мы партия национальная, но мы не можем уйти от того факта, что нашим главным союзником является русскоязычная община, и мы обязаны на нее работать и делаем это.

Не секрет, что существует соглашение между "Ликудом" и религиозными партиями, которые намерены загубить закон о всеобщем призыве. Мы этого не допустим. Поэтому необходимо поддерживать секторальные партии – такие, как наша – которые ведут борьбу за либеральный, нерелигиозный, демократичный и справедливый Израиль и за равные права для всех граждан.

Кстати, предложенный "Кадимой" закон о гиюре, который тоже может погибнуть из-за союза "Ликуда" и религиозных партий, мы поддержали первыми. Если бы Давид Ротем, который сидел во главе законодательной комиссии, не поддержал закон, он бы не прошел.

Согласно нашим опросам, репатриантов из стран бывшего СССР вопросы гражданских браков и гиюра волнуют гораздо меньше, чем социальное жилье и вопрос пенсий. Какое место занимают эти проблемы в списке приоритетов вашей партии и каким образом вы намерены их решать?

Социальное жилье – это одна из самых важных, самых болезненных тем. Для меня эта тема была особенно острой, потому что очередь, которая была в министерстве абсорбции на социальное жилье, когда я приступила к своим обязанностям, была 50 тысяч человек.

За время моей работы на посту министра абсорбции данная очередь сократилась почти вдвое. Есть две очереди на социальное жилье – у нас и в министерстве строительства, где на очереди 2700 человек – как старожилы, так и репатрианты. Очень жесткие критерии этой очереди не позволяли и близко подступиться туда матерям-одиночкам, например. Потому что в очередь могли встать только люди, у которых как минимум трое детей. Мы увеличили для этой категории очередь с 10 до 15 лет. Для нас мать-одиночка – это женщина, у которой есть дети. Я могу долго рассказывать о том, как сокращается наша очередь, но, если коротко, то в прошлую каденцию мне удалось забрать у "Сохнута" существующие центры абсорбции и превратить их в социальные комплексы на долгосрочный съем. Я отремонтировала эти комплексы в пяти городах и заселила их людьми из нашей очереди. Более того, мы сумели выбить деньги из министерства строительства на ремонт социальных квартир на периферии, и там тоже произошло заселение. Это Беэр-Шева, Ашкелон, Кирьят-Ям, Кирьят-Бялик, Офаким, Нетивот – города, которые готовы принять людей.

Распределение социального жилья происходит следующим образом: при очереди в 27 тысяч у нас и 2700 в министерстве строительства мы получаем 35% квартир от общего фонда (то есть, у министерства строительства остается 65%). Эту несправедливость мы переломить не смогли. Более того, я неоднократно встречалась с министром строительства и просила его дать нам квартиры на заселение, а он утверждал, что у него их нет. И вдруг он начинает продавать квартиры за гроши религиозным йешивам. В эту каденцию мы так и не смогли выбить у него квартиры на ремонт, а в прошлую отремонтировали более 600 квартир. И мы запустили свои проекты строительства социального жилья и, заручившись поддержкой правительства, объявили конкурс на строительство, который выиграли 7 городов, в том числе Бат-Ям, Кфар-Саба, Ришон ле-Цион, Ашдод.

Кроме того, я получила разрешение обратиться к частным владельцам общественных земель, на которых они не могут строить коммерческое жилье, но можно вести общественное строительство. Этот конкурс уже состоялся, и эти люди готовы строить, и строить быстро.

Что касается пенсий, то необходимо провести реформу пенсионного обеспечения граждан, которые приехали в страну в начале 90-х, отработали менее десяти лет и вышли на пенсию. Они не успели много накопить и получают гроши – меньше, чем люди, которые живут на пособие от "Битуах Леуми". Мы предлагаем изменить систему пенсионного обеспечения, учитывать дифференцированный стаж работы в стране исхода и повысить базовое пособие по старости.

Кстати, еще один важный момент в нашей программе – это помощь молодым семьям при покупке первой квартиры. Наша партия считает, что эта проблема решится в том случае, если земельное управление освободит земли – это снизит цены на квартиры. Депутат от НДИ Орли Леви предложила законопроект, в рамках которого подрядчик получает земли на строительство в земельном управлении, а молодая семья получает при покупке квартиры ипотеку в размере 90% от стоимости квартиры. Яир Лапид зарубил эту инициативу под тем предлогом, что люди не смогут выплачивать такую ипотеку. Но мы считаем, что это не так, поскольку банк не даст покупателям ипотеку, не проверив их доходы. Кроме того, эти опасения неактуальны, учитывая высокие цены на съем.

Наша редакция заказала в институте PORI исследование о политических предпочтениях русскоязычных израильтян. Мне повезло присутствовать на проведении фокус-группы с репатриантами последней волны. Все они признательны министерству абсорбции за помощь, но отмечают, что этой помощи недостаточно и что помощь репатриантам сокращается. Однако число репатриантов за последний год существенно выросло. Готово ли государство, активно призывающее мировое еврейство к репатриации, помогать репатриантам встать на ноги?

Что касается сокращения помощи, то это не так. Напротив, как я уже говорила, с тех пор, как я заняла должность министра алии и абсорбции, помощь репатриантам значительно выросла.

В минувшее воскресенье была утверждена третья часть программы по облегчению репатриации под названием "Программа экстренных мер по активизации алии из стран, где евреям угрожает опасность, и новых подходов к их интеграции". Программу подготовило министерство алии и абсорбции, и она призвана не только привлекать алию, но и иначе ее принять.

Речь идет о новом, более индивидуальном подходе к интеграции репатриантов. У репатриантов из разных стран разные разные требования. Французов сегодня волнует подтверждение дипломов о высшем образовании для логопедов и зубных врачей. Русскоязычных интересует подтверждение дипломов архитекторов, инженеров, учителей. Эта программа, например, включает ваучеры, которые дадут возможность репатрианту выйти на работу и изучать иврит в частных курсах. Кроме того, мы предложили начать платить репатриантам деньги на съем не после 1 года в стране, а начиная с 7 месяца. Это позволит репатрианту не бежать на работу, а спокойно изучать иврит, потому что у него будут деньги на съем жилья. В этот проект должна также войти программа о снятии барьера при получении лицензии на работу.

Я хочу отметить, что изначально речь шла прежде всего об активизации репатриации из Франции и Бельгии, где недавно произошли теракты. Однако я, практически поставив ультиматум, настояла на том, чтобы в эту программу были включены репатрианты из Украины. Я настояла на том, чтобы те, кто приезжают из Украины (у репатриантов из Франции нет такой необходимости), иногда даже без чемодана, получали, как и в последний год, до 15 тысяч шекелей в подарок в дополнение к корзине абсорбции.

Беседовала Алла Гаврилова

counter
Comments system Cackle