Навстречу двадцатому Кнессету
Фото: Getty Images
Навстречу двадцатому Кнессету

Утром 3 декабря, спикер Кнессета Юлий Эдельштейн, собрав в своем офисе руководителей парламентских фракций, договорился о дате проведения досрочных выборов, которые состоятся 17-го марта. И хотя формально закон о самороспуске девятнадцатый Кнессет окончательно утвердит лишь на следующей неделе, 8 декабря, никто уже не сомневается в неизбежности досрочных выборов. 

Накануне глава правительства Биньямин Нетаниягу, уволил министра финансов Яира Лапида и министра юстиции Ципи Ливни – глав коалиционных партий «Еш атид» и «А-тнуа», прекратив, таким образом, существование своего третьего кабинета, продержавшегося чуть менее двух лет. 

Нетаниягу обвинил уволенных министров в попытках развалить правительство, которые назвал «путчем» и заметил, что «народ Израиля заслуживает лучшего, более стабильного и более гармоничного правительства». 

Свое решение об увольнении премьер-министр мотивировал непрекращающимися со стороны Лапида и Ливни атаками слева, в том числе делигитимацией правительственной линии в отношении иранской ядерной программы, требования к Аббасу признать Израиль еврейским государством и строительства в иерусалимских кварталах. 

Нетаниягу надеется усилить позиции своей партии на будущих выборах и создать более устойчивую коалицию. Опросы, сделанные сразу вслед за увольнением министров, показывают, что нынешняя партия власти Ликуд и после выборов сохранит лидирующее положение, оставаясь крупнейшей фракцией, в то время как второй по величине становится представительство партии «Еврейский дом» во главе с сегодняшним министром экономики Нафтали Беннетом. 

В тот же день, когда Нетаниягу по итогам встречи с Яиром Лапидом принял решение об увольнении левого крыла коалиции, Беннет выступал в Бейт Эле — одном из крупнейших еврейских поселков Иудеи и Самарии. Там лидер «Еврейского дома» сообщил о достигнутом с Ликудом согласия на то, чтобы в ходе предстоящей избирательной кампании избежать взаимной критики и по возможности даже поддерживать друг друга. Возможно, речь идет и о предварительных договоренностях по формированию будущей коалиции. 

Согласно опросом, способным по мере приближения к выборам еще не раз полностью измениться, Ликуд и «Еврейский дом» вместе с партиями Авигдора Либермана (НДИ) и Моше Кахлона, пару лет назад, на пике своей популярности оставившего Ликуд и надеющегося теперь самостоятельно провести в Кнессет фракцию из двухзначного числа парламентариев, уже практически могли бы создать коалицию. 

В то же время, озвученная недавно новая программа НДИ, предполагающая фактический раздел Иерусалима, создание арабского государства в Иудее и Самарии и даже отторжение в его пользу некоторых частей Израиля с компактным арабским населением, куда больше вписывается в нарратив, принятый в левом сегменте израильского политического спектра и потому может нанести существенный электоральный ущерб партии, опирающейся преимущественно на правых избирателей.

Стоит отметить, что именно нарочито левая повестка дня, скорее всего, стала основной причиной сокрушительной потери поддержки «Еш атид» среди центристских избирателей и вывела возглавляемую Ципи Ливни «А-тнуа», наследницу «Кадимы» — некогда партии власти, сформированной стальной волей Ариэля Шарона, за пределы политической релевантности. 

Создается впечатление, что тяжелая карма соглашений Осло, не дает вернуться к былой актуальности ни прежде занимавшей лидирующее положение в левом лагере партии Авода, ни другим левым партиям, сделавшим отсечение Иудеи и Самарии от Израиля своей главной политической темой. 

Одновременно последовательно правая позиция «Еврейского дома», ставшая на фоне центристского Ликуда альтернативой политике уступок, превращает эту партию, привыкшую находиться на второстепенных ролях, в крупнейшую после Ликуда фракцию Кнессета. 

Кроме Ликуда, «Еврейского дома» и возможно нарастающей от раза к разу за счет высокого естественного прироста партии ашкеназских ультраортодоксов, остальные еврейские партии Кнессета, скорее всего, потеряют свои позиции. 

Сокращение фракции, вероятно, ожидает Авигдора Либермана, что уменьшает его перспективы вновь занять пост министра иностранных дел. 

Еще менее оптимистический прогноз у Лапида. Несмотря на уже доказанное прежде умение строить предвыборную кампанию, скорее всего, положения лидера второй фракции парламента, и, соответственно, серьезного министерского портфеля, ему не видать. 

Что касается Ципи Ливни, то ей вообще предстоит бороться за шанс пройти электоральный барьер. 

Готовность идти на выборы, заранее понимая, что они принесут лишь ослабление, кажется странной. В конце концов, Лапид мог принять жесткие условия Нетаниягу и остаться в правительстве, а не стремиться к падению. 

Возможно, левые партии надеются организовать общий блок, который позволит им стать после выборов крупнейшей партией, способной получить у президента право на формирование правительства и попытаться создать коалицию. 

Не с этим ли расчетом в последние месяцы Лапид и Ливни активизировали нападки на главу правительства слева, и пошли на развал коалиции? 

Подобный маневр,  усиленный поддержкой администрации президента США Обамы, может принести к успеху левой коалиции, которая получит недостающие голоса у ультраортодоксов. 

Для Обамы поддержка союза левых партий стала бы сладкой местью израильскому премьеру, имеющему в Конгрессе возможно даже больше влияния, чем нынешний президент США. Обаме осталось всего два года, не это ли подстегнуло израильских левых не дожидаться удобного политического момента, а попытаться скинуть Нетаниягу уже весной? 

В то же время,  формирование общего блока требует очень высокого уровня сотрудничества и готовности отказаться от собственных претензий. Трудно представить себе, что лидеры левых фракций сумеют преодолеть амбиции и договориться о союзе. 

Поэтому более вероятен сценарий, при котором Нетаниягу вновь удастся сформировать коалицию и возможно более устойчивую, чем нынешняя. 

Удерживающий в своих руках пост главы правительства  в течение пяти с половиной лет, в дополнение к трем годам своей первой каденции, Нетаниягу уже сейчас стал вторым по длительности сохранения высшего государственного поста в истории страны, уступая лишь одному Давиду Бен Гуриону, сумевшему сформировать восемь правительств и управлявшему страной в совокупности более 13 лет. 

За это время Бен Гурион, добившийся от Германии компенсаций за Холокост, вывел новорожденный Израиль из экономического кризиса, доказал в Синайской кампании региональный приоритет израильской армии и выстроил систему международных отношений, балансируя на противоречиях между США, СССР и Западной Европой. 

В свою последнюю каденцию Нетаниягу значительно укрепил экономическое положение страны, достигшего по уровню ВВП развитых западных стран и сумел удержать внешнеполитическое давление администрации Барака Обамы и стремительно исламизирующейся Европы. 

Но впереди, судя по всему, возможно самое серьезное со времени основания государства испытание – предотвращение создания враждебного арабского государства в центральных районах страны и противостояние, как неадекватным террористическим режимам исламских суннитских радикалов, так и прагматичным шиитским фундаменталистам. 

И вновь, как и шестьдесят семь лет назад продолжение существование Израиля, воплощающего многовековые чаяния еврейского народа,  будет полностью зависеть от здравомыслия,  прагматизма и твердости его лидеров.

counter
Comments system Cackle