Радистка Ружи и танкисты
Фото: Jewish.ru
Радистка Ружи и танкисты

Свист и грохот рвущихся вокруг снарядов пробудил с годами забытое чувство ужаса. И на мгновение зажмурившейся Ружи Леер показалось, что она снова там, в Поташне, в том жутком украинском концлагере, куда всю их семью пригнали пешком из Румынии. По дороге куда из полутора тысяч евреев в живых осталось лишь около сотни. И где украинские охранники, оказавшиеся еще страшнее нацистов, забили насмерть отца - прямо на глазах у нее, маленькой девочки, держа ее и мать под дулами автоматов.

И снова она будто наяву услышала последние слова умирающего отца. Сквозь шепот предсмертной молитвы он пожелал дочке попасть в Палестину.

Ружи открыла глаза, и страх, парализовавший тело, отпустил. Хладнокровно, будто в тысячный, а не в первый раз в своей жизни, она настроила рацию на нужную частоту, отправляя в эфир приказ командира танкового батальона.

***

Выполнить последнюю волю отца Ружи с матерью удалось лишь в 1951-м. А еще через четыре года восемнадцатилетняя Ружи пошла служить в Армию обороны Израиля. Наотрез отказавшись заниматься административной работой, она сумела добиться по тем временам невозможного для женщины-военнослужащей - попала в боевые части. После окончания курса чертежников ее отправили в оперативный отдел разведки 82-го танкового батальона. В батальоне служило еще несколько девушек. Но в отличие от них, проводивших время в штабных офисах, Ружи участвовала во всех полевых учениях.

29 октября 1956 года Израиль, отрезанный египетским диктатором Гамалем Абделем Насером от Красного моря и подвергающийся непрерывным террористическим атакам диверсантов из Газы, атаковал Египет, начав операцию «Кадеш». Спустя два дня Ружи оказалась в бронетранспортере, двигавшемся по Синайскому полуострову в юго-западном направлении. «Все так привыкли видеть меня рядом, что, наверное, просто забыли высадить к остальным девушкам, оставшимся на базе», - вспоминала потом Ружи. Весь ее батальон, состоявший из двух танковых рот, прямо с учений был отправлен в бой.

Утром Ружи из чистого любопытства научилась включать рацию и переключать частоты. Девушке и в голову не могло прийти, что через пару часов ей предстоит использовать только что приобретенное знание в настоящем бою.

Хорошо укрепленный военный лагерь египтян находился в четырех километрах к западу от стратегического перекрестка Абу-Агейла. Рядом располагалась бетонная дамба, построенная британцами для сбора воды в русле реки Эль-Ариш, превращавшейся зимой в бурный поток.

Получив приказ захватить лагерь, командир батальона Авраам Адан (тот самый, который в марте 1949-го водрузил над Эйлатом «чернильный флаг»), разделил силы. Перекрыв подступы к лагерю и оставив часть для обеспечения огневого прикрытия, он двинул первую роту в атаку.

Египтяне встретили израильские танки шквальным артиллерийским огнем противотанковых орудий, обрушивших сотни снарядов и на наступающие силы, и на тех, кто остался позади.

Адан, оценив потери атакующей роты, принял решение бросить в бой резервы. И тут выяснилось, что связь с ними потеряна: оказавшись слишком далеко от командного пункта, они не слышали приказа. Зато его услышала Ружи, сидевшая в одном из бронетранспортеров прикрытия, между командованием и потерянными отделениями.

Ружи, только утром освоившая навыки связиста, взяла инициативу в свои руки. Настроив рацию на нужную частоту, она начала передавать в эфир приказ Авраама Адана.

- Не слушайте ее! - вдруг пробился в эфир голос кого-то из танкистов. - Это шпионка!

Не знавшие о присутствии девушки в разведке батальона бойцы не могли поверить, что на поле боя среди них находится женщина. Не обращая внимания на крик, Ружи продолжала.

Наконец сквозь треск рации и грохот снарядов, она услышала голос ее непосредственного командира, начальника батальонной разведки:

- Ружи, это ты, что ли?

- Да!

В течение получаса, растянувшихся по ощущениям на долгие часы, Ружи передавала приказы командира батальона, по сути, командуя двумя танковыми отделениями и заботясь о том, чтобы в суматохе боя они не открыли огонь друг по другу.

Наконец из танков впереди сообщили, что укрепление взято. Бой закончился победой.

- Ружи, ты единственный мужчина в моем батальоне, - пошутил Адан тем же вечером.

Прибывший на место командующий 7-й бригады, увидев девушку, приказал немедленно отправить ее в тыл. Но девятнадцатилетняя Ружи, бледная и перепачканная гарью, заявила, что раз уж она прошла этот бой, то останется с батальоном до конца войны.

* * *

Синайская кампания 1956 года стала второй войной Государства Израиль. И хотя, вопреки надеждам Давида Бен-Гуриона, она не привела к стратегически важным территориальным завоеваниям и значительным геополитическим изменениям в регионе, именно эта война доказала миру, что недавно созданный Израиль превратился в важнейший фактор ближневосточной реальности.

Ружи Леер - первая женщина-боец израильской армии, награжденная за участие в боевых действиях на вражеской территории под огнем. Спустя год после того боя командующий Южным военным округом вручил ей генеральский знак отличия.

Лишь через пятьдесят лет доктор Марина Каминская, в ходе Второй ливанской войны спасавшая раненых под огнем «Хизбаллы» в районе деревни Бинт-Джебель, была удостоена аналогичной награды.

В мае 2014 года, в канун 66-летия независимости еврейского государства, Ружи Леер-Зингер была вручена почетная грамота от командующего израильскими танковыми войсками.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...