Нетаниягу - несокрушимый, как скала
Фото: Getty Images
Нетаниягу - несокрушимый, как скала

В ходе одного из интервью, опубликованного после завершения операции "Несокрушимая скала", Биньямина Нетаниягу спросили, кто возглавит список партии власти на следующих выборах. Премьер ответил однозначно - "На следующих выборах список возглавлю я".

У Нетаниягу есть основания для подобной уверенности. Несмотря на жесткую критику, обрушившуюся на него на завершающем этапе "Несокрушимой скалы", сегодня все опросы демонстрируют высокую популярность Биби и его партии Ликуд. Приведу результаты одного, сделанного "Маагар мохот" - самого, на мой взгляд, достоверного и точного израильского института изучения общественного мнения.

В соответствии с этим опросом, 41% израильтян заявили, что считают Биньямина Нетаниягу наиболее подходящим кандидатом на пост главы правительства. Такой показатель, на первый взгляд, вроде бы не столь уж и впечатляющ. Но самое интересное заключается в том, что рейтинги остальных претендентов на пост премьера не приближаются к нему: Авигдор Либерман -14% (впервые вышел на почетное второе место), Нафтали Бенет и Ципи Ливни по 8%, а глава оппозиции Ицхак Герцог и вовсе застрял на 5-процентном рубеже. Это означает, что народ не просто видит в Нетаниягу наилучшего кандидата на премьерское кресло, народ считает его в три-четыре раза лучше всех остальных.

У возглавляемой Нетаниягу партии Ликуд результаты опросов несколько хуже, но все равно, с 28 мандатами она намного превышает партии "Еврейский дом" - 16 мандатов, НДИ - 15, Авода - 14, Еш атид - 11.

"Маагар мохот" проверил возможность участия в выборах и новой центристской партии с социальным уклоном, во главе с бывшим министром связи Моше Кахлоном. Противники Нетаниягу возлагали именно на эту будущую партию свои надежды по свержению премьера. Но надежды оказались несколько преждевременными. По опросу "Маагар мохот" партия Кахлона получает всего лишь 8 мандатов, отбирая в основном голоса у Еш Атид и Аводы. Иными словами, она перегруппировывает левый центр, не нарушая превосходства правых сил и не подрывая личной популярности Нетаниягу.

В чем же секрет Биби? Его ненавидит израильская пресса, и делает все возможное для дискредитации премьера в глазах населения. Его терпеть не может президент Обама, под непрекращающимся давлением которого Биби не идет ни на какие уступки. А ведь как ни крути, Обама еще более двух лет будет править бал в Белом доме и не учитывать этого израильский избиратель не может. За ту же неуступчивость Нетаниягу не очень-то жалуют европейцы. Да и в собственной партии его подвергают резкой критике справа.

С такими "друзьями", премьер-министр должен был бы иметь отрицательный рейтинг. Но уж никак не 41% поддержки.

Перечислю несколько факторов, приведших, на мой взгляд, к этому феномену. Фактор первый - умелое руководство операцией "Нерушимая скала". Во время операции Нетаниягу проявил себя мудрым и опытным государственным деятелем, пекущимся об интересах страны, безопасности ее граждан и сохранении жизней ее солдат. Нетаниягу удалось столь ловко маневрировать между Белым домом, Европой и умеренными арабскими странами, что большую часть времени они практически не вмешивались. В результате ЦАХАЛ получил возможность нанести по ХАМАС очень болезненные удары. Лишь после сорока дней военных действий, европейцы и обамовцы очнулись от гипноза Нетаниягу, и начали требовать прекращения огня.

Во время операции Нетаниягу занимал взвешенную позицию, не давая увлечь себя с одной стороны пламенными призывами "порубать ХАМАС в капусту" и, с другой стороны, не поддаваясь давлению "миротворцев". Нетаниягу, как государственный деятель, учитывал не только вполне понятное негодование израильтян злодействами ХАМАС и требовавших вырубить эту бандитскую организацию под корень. По имеющейся у меня информации, премьер вовсе не хотел полного уничтожения ХАМАС. Нанесения ему сильных ударов - да. Разрушения подземных тоннелей - да. Уничтожения инфраструктуры по созданию ракет - да. Исчезновения ХАМАС из сектора Газа - нет.

Нетаниягу более всего опасается "сомализации" Газы, то есть ситуации хаоса и беспредела, которая породит десятки мелких вооруженных милиций. Нетаниягу желает иметь дело с одним адресом - слабым, обескровленным, зализывающим раны, но одним. А сегодня ХАМАС, полностью контролирующий сектор, именно таким адресом и является. Факт, после заключения в Каире соглашения о долгосрочном прекращении огня, из сектора не вылетели ни одна ракета и ни один минометный снаряд. То есть, все разговоры о том, что в Газе существуют какие-то террористические организации, будто бы не подчиняющиеся власти ХАМАС, оказались не соответствующими действительности. Когда ХАМАС захочет, из сектора и муха не вылетит.

Если отбросить в сторону популистские лозунги, типа - "ну как же можно иметь дело с террористами", то следует договариваться с тем, кто на деле, а не на словах, держит ситуацию под контролем. Нравится нам это или нет, но таким фактором в секторе Газа на настоящий момент является только ХАМАС.

Выиграет ли Израиль от того, что после уничтожения им ХАМАС (что обойдется в сотни, если не в тысячи жизней наших солдат и десятки миллиардов долларов) ему на смену придут не подчиняющиеся никому и не контролируемые никем вооруженные милиции? С которыми не только будет невозможно договориться, но и обнаружить их всех будет крайне затруднительно. Как найти десяток отморозков, которые днем валяются на диване и пьют кофе, а ночью запускают по Израилю парочку ракеты?

Свой план Нетаниягу реализовал, и чем больше оседает пыль боевых действий, тем все большему числу израильтян становится понятно, что премьер выбрал и правильную стратегию, и правильную тактику для ее достижения. Один из самых авторитетных военных экспертов Израиля - Эфраим Галеви, бывший глава МОСАД, а затем посол Израиля в Европейском Союзе, написал - "Нет сомнения, что с военной точки зрения победа Израиля над ХАМАС куда более впечатляющая, чем победа над Египтом и Сирией в войне Судного дня".

Еще один фактор популярности Нетаниягу и Ликуда - общее поправение израильского общества. Напомню, что 20 лет назад, сразу после подписания первых ословских соглашений, израильтяне пребывали в эйфории. Несмотря на предупреждения и увещевания правых политиков, эти соглашения поддержали около 65 процентов населения. У евреев возникла надежда, что вот, наконец, после стольких лет войн и крови, им удастся зажить в мире. И ничего, что за это придется заплатить огромную территориальную, экономическую и политическую цену. Главное, достичь мира. В это верили с пылом и пафосом неофитов. Йоси Бейлин, один из главных архитекторов ословских соглашений, сказал мне тогда - "Мир - это моя религия".

Но очень быстро выяснилось, что о мире мечтали только евреи. А для палестинцев он был новым, и поначалу, намного более эффективным, чем теракты, способом ведения войны против Израиля.

Первое отрезвление наступило после того, как на переговорах в Кемп-Дэвиде Эхуд Барак предложил Арафату практически полное отступление Израиля к границам 1967 года, включая уступку большей части Старого города Иерусалима. Арафат отказался и начал вторую интифаду. Вторая волна отрезвления накатила после одностороннего размежевания, когда Израиль уничтожил 23 цветущих поселения Гуш-Катиф и отступил. Вместо мира и добрососедства, из районов, где находились поселения, на южные города и поселки Израиля обрушился град ракет и минометных снарядов.

Операция "Несокрушимая скала" стала, на мой взгляд, последним гвоздем в гроб идеи "два государства для двух народов". Сегодня уже всем ясно, каким будет палестинское государство - копией исламского халифата в Ираке. А иметь соседей, которые на площадях отрезают головы мужчинам и женщинам не хочет никто. Включая тех, кто еще совсем недавно веровали полной верой в мирный процесс на всем новом Ближнем Востоке или даже в его отдельно взятом регионе.

Все эти факторы и привели к тому, что популярность Биньямина Нетаниягу сегодня такова, что по всем опросам он возвышается над остальными политиками, как несокрушимая скала.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...