Может ли Ирак снова сползти в гражданскую войну?
Фото: Getty Images
Может ли Ирак снова сползти в гражданскую войну?

Прошло менее трех дней с тех пор, как последние боевые подразделения США покинули Ирак. Но за это время холодная война в иракском парламенте между главным политическим блоком суннитов и коалицией шиитских партий, стоящих за премьер-министром Нури аль-Малики, вылилась в открытые политические баталии и существенно усилила опасность возвращения к полномасштабной гражданской войне. То сдерживающее влияние, которым когда-то обладали Соединенные Штаты, похоже, полностью исчезло.

Преимущественно суннитская коалиция партий Айяда Аллауи (Iyad Allawi) "Аль-Иракия"вывела своих депутатов из парламента. Бронетранспортеры со сторонниками премьер-министра Малики подъехали к домам некоторых его политических оппонентов. А правительство выдвинуло серьезные обвинения в террористической деятельности против одного из самых видных суннитских политиков страны вице-президента Тарика аль-Хашеми (Tariq al-Hashemi). Заместитель премьера и тоже суннит Салех аль-Мутлак (Saleh Mutlak) также может быть изгнан со своего поста союзниками Малики в парламенте.

Сейчас идут переговоры в отчаянной попытке предотвратить вполне вероятное сползание Ирака в самый серьезный политический кризис за многие годы. Самолет вице-президента Хашеми в воскресенье на несколько  часов задержали на летном поле багдадского аэропорта, и правительство потребовало запретить ему выезд из столицы в связи с предстоящим расследованием по обвинению в терроризме. Позднее ему все же разрешили вылететь в курдистанский город Ирбиль, где курдские лидеры пытаются предотвратить политический коллапс, способный подтолкнуть Ирак к открытой войне.

Вчера правительство выдало ордер на арест Хашеми, обвинив его в том, что он руководит группой ликвидаторов, уничтожающих представителей руководства силовых структур. Выступая сегодня перед репортерами в Ирбиле, где он фактически находится в ссылке, лишенный возможности вернуться в Багдад, Хашеми назвал выдвинутые против него обвинения сфабрикованными. «За всем этим стоит Малики … Пошли прахом все те усилия, которые были приложены для достижения национального примирения и объединения Ирака», - сказал он.
 
Хашеми, являющийся исламистом, но не бывшим баасистом, заявил о своей готовности предстать перед судом в Курдистане, косвенно указав на то, что федеральная судебная система запятнала себя политическими манипуляциями. Иракское телевидение показало кадры, на которых охранники Хашеми дают «признательные показания». Правда, пытки и вынужденные признания уже много лет являются в Ираке повсеместной практикой.

Парадокс заключается в том, что выступающих за независимость курдов, таких как президент Курдистана Массуд Барзани (Massoud Barzani), которые при Саддаме Хусейне подвергались гонениям со стороны суннитской власти, теперь просят поддержать арабов-суннитов. Это заметили все. Но это лишь один показатель того, насколько опасной стала ситуация, в которой партии меньшинства все чаще выражают тревогу по поводу той власти, которую концентрирует в своих руках Малики, а также по поводу неспособности мнимых политических институтов Ирака обуздать и сдержать его. Курды ставят свои групповые интересы превыше общенациональных, но они предпочли бы, чтобы на остальной территории Ирака установилось равновесие сил. Им не хочется появления единого и сильного лидера арабов-шиитов, который в качестве следующей мишени может выбрать их права и привилегии.
Сунниты также стремятся к федерализму, то есть, к большей автономии в составе иракского государства, добиваясь включения этих положений в конституцию. Законодательные органы трех провинций с суннитским арабским большинством – Салах-эд-Дина, Анбара и Диялы – заявляют о своем желании провести референдум о предоставлении им большей независимости, хотя правительство Малики пока не идет на такой шаг. Когда в начале месяца незначительное большинство местных законодателей в Дияле выступило за укрепление автономии, центральное правительство мобилизовало армию и полицию в этой провинции. Губернатор Диялы Абдель Насер аль-Махдави (Abd al-Nasir al-Mahdawi), являющийся суннитом и сторонником расширения автономии, а также целый ряд депутатов местного законодательного органа после этого бежали в Курдистан, где находятся в относительной безопасности.

Губернатор Махдави неоднократно жаловался в последние годы на усиление иранского влияния и на деятельность  шиитских боевиков в его провинции. В декабре 2009 года он конфиденциально сообщил американским представителям, что силы безопасности провинции в подавляющем большинстве укомплектованы шиитами, а также заявил, что большая часть арестантов находится за решеткой по надуманным обвинениям, и что Иран оказывает прямое влияние на полицию.

Безусловно, курдов вряд ли можно назвать верными друзьями арабов-суннитов. Вот что пишет по этому поводу специалист по данному региону и проницательный исследователь иракской политики Рейдар Виссар (Reidar Vissar): «Пока курды отличаются тем, что сначала дружелюбно принимают у себя людей из «Иракии», а потом предают их, заключая двусторонние сделки с Малики».

Сегодня мы становимся свидетелями того, как Малики пытается укрепить власть своей конфессии, действуя против двух других ведущих представителей арабов-суннитов в парламенте. Рядовые сунниты смотрят на это с ужасом, считая, что Малики усиливает свою власть и укрепляет альянс с Ираном. «Кто следующий?» - этим вопросом задается едва ли не каждый руководитель, имевший отношений к партии Саддама Хусейна «Баас» или в целом представляющий интересы суннитов.

Именно такие умонастроения влияли на обе стороны в ходе иракской гражданской войны, в которой с 2003 года погибло не менее 100000 иракцев. Политика тогда считалась антагонистической игрой с нулевым результатом, и если ты не сражался, то проигрывал. Суннитские джихадисты осуществляли страшные теракты с участием террористов-смертников. И хотя их нельзя было отнести к основному политическому течению Ирака, суннитская община поощряла их действия, готовая закрывать на это глаза, поскольку атаки проводились против их врагов-шиитов. А с шиитской стороны эскадроны смерти почти безнаказанно уничтожали бывших баасистов и суннитов. Многие шииты при этом мирились с такими убийствами, называя эти действия расплатой за многолетнее дурное обращение с ними в эпоху Саддама.
После 2008 года война в основном прекратилась, потому что  Соединенные Штаты  увеличили группировку войск в Ираке и прибегли к стратегии осуществления выплат бывшим суннитским боевикам. Одновременно они пообещали создать условия для политических перемен, при осуществлении которых позиции суннитов в иракском обществе будут защищены. Однако сколь-либо значимого примирения между двумя ветвями ислама в Ираке так и не произошло. Тот факт, что Малики сумел обойти «Иракию» Аллауи после последних парламентских выборов (этот суннитский в основном  блок получил на них большинство голосов, однако Малики удалось сформировать более крупную шиитскую коалицию и стать премьером), способствовал появлению условий для сегодняшних проблем и неурядиц.

После многомесячной борьбы за посты в кабинете министров, в ходе которой неоднократно нарушались положения иракской конституции, был достигнут компромисс. Малики пообещал справедливо распределить посты, отдав часть их другим фракциям, а также заявил, что важные должности в структурах безопасности будут отданы его оппонентам из других конфессий, дабы снизить уровень недоверия и напряженности. Но прошло уже больше года, а никакого распределения власти нет и в помине. Министерство обороны и мощное Министерство внутренних дел, которому подчиняется полиция, находится исключительно в руках Малики.

Виссар написал в воскресенье: «Наверное, самый тревожный момент во всем этом заключается в том, что Малики борется с людьми, готовыми к компромиссам. И Мутлак, и Хашеми порой уступали своим избирателям ради сотрудничества в рамках иракской политической системы. В 2009 году Мутлак предпринял попытку примирения с Малики, а Хашеми был вице-президентом при предыдущем составе парламента вопреки противодействию многих мусульман-суннитов. Когда осенью 2009 года садровское движение «Бахаа аль-Араджи» наклеило на Хашеми ярлык баасиста, против этого движения в парламенте выступили многие исламисты-шииты и курды».

Хашеми и Мутлак далеко не ангелы – да и Малики тоже. Иракская политика после Саддама такая же жестокая и безнравственная, как и при нем. Хашеми и Мутлак были явными попутчиками суннитских мятежников на пике сектантской гражданской войны в Ираке. А представители шиитско-исламистской партии Малики «Дава» руководили в то время эскадронами смерти. Следует учитывать то, что мощные улики существуют против всех трех.

Но с практической политической точки зрения нельзя игнорировать то обстоятельство, что происходит все это как раз в момент ухода американцев. Да и факт уголовных преследований и отставок политических соперников будет восприниматься как межконфессиональная борьба – верно это или нет. А это не приблизит, а лишь отдалит Ирак от обещанного, но так и не осуществленного примирения.

Дэн Мэрфи, "Christian Science Monitor", США

Источник: inoСМИ.ru
counter
Comments system Cackle