Торжество несправедливости
Фото: Getty Images
Торжество несправедливости

В разгар летней войны против ХАМАСа общественная организация "Бецелем" подготовила телевизионный ролик с именами арабских детей из Газы, погибших, по утверждению организации, в ходе "Нерушимой скалы" и потребовала от Первого израильского телеканала его трансляции.

Когда канал отказался, "Бецелем" обратился в Верховный суд справедливости (БАГАЦ), который отклонил апелляцию, постановив, что речь идет о "политической агитации, а не об информации". В тот же день гендиректор "Бецелем" Хагай Эльад в радиоинтервью отказался назвать ХАМАС террористами.

Следует заметить, что с момента своего создания в 1989 году "Бецелем", заявляющий о себе как о правозащитной организации, неоднократно подвергался критике за пренебрежение преступлениями против израильских граждан, совершаемыми арабскими террористами. А также за представление в своих сообщениях арабских террористов мирными гражданами. Да и просто за ложные утверждения.

Лишь несколько лет назад журналистка Керолайн Глик привела конкретные примеры обвинений против Израиля, распространенных с подачи "Бецелем" в 2010—2011 годах в израильских и зарубежных СМИ, но на деле оказавшихся сфальсифицированными.

При этом только в 2012 году "Бецелем" получил почти 7 миллионов шекелей из иностранных источников и еще около полумиллиона долларов от американской организации "Новый израильский фонд", известной, в частности, примечательным заявлением своего вице-гендиректора Хедвы Радованич, поведавшей в 2010, что "исчезновение еврейского государства не станет трагедией".

Но поскольку закон, регламентирующий деятельность "иностранных агентов" до сих пор не принят, структуры, существующие на деньги иностранных правительств и организаций, вполне могут позволить себе, прикрываясь правозащитной риторикой, лоббировать политическую повестку дня, противоречащую интересам государства.

Тем не менее, на следующий день Управление по делам альтернативной службы расторгло соглашение с организацией "Бецелем" о направлении в ее ряды молодых людей для прохождения службы.

Генеральный директор управления Сар-Шалом Джерби написал руководству "Бецелем" письмо, в котором указал, что решение о прекращении сотрудничества было принято в связи с участием организации "в кампании делигитимации и подстрекательства, направленной против Израиля и военнослужащих его армии".

Другими словами, Джерби посчитал, что организация, деморализующая армию во время войны, не должна получать государственную поддержку.

Однако, как выяснилось, круговая порука леворадикальных активистов, занимающих ключевые посты в юридической системе, оказалась сильнее не только гендиректора управления альтернативной службы, но и общественного мнения и здравого смысла.

Заместитель юридического советника правительства Дина Зильбер практически на следующий день заморозила решение Джерби, а на днях и вовсе отменила его. Зильбер была утверждена в должности заместителя юридического советника ровно два года назад, перейдя из прокуратуры.

В 2006 году она написала книгу "Бюрократия как политика", в которой в частности сообщила, что мультикультурализм Израиля «делает невозможным управление обществом во имя единого интереса» и добавила, что "неизбежно болезненное прозрение от мифов профессионализма и государственности".

Похоже, руководствуясь озвученными в книге принципами, Зильбер, весьма успешно претворила в жизнь использование государственных рычагов для продвижения политической доктрины или, точнее, защиты интересов радикальной организации, пусть и в ущерб всему обществу.

"Прозрев от мифа профессионализма и государственности", Зильбер отменила решение гендиректора управления альтернативной службы, несмотря на то, что согласно закону об альтернативной службе, тот имел все полномочия для расторжения договора с организациями, не признающими еврейский и демократический характер государства Израиль, а также подстрекающими к насилию, террору или расизму.

Чужая душа, как известно, потемки. Поэтому трудно понять, почему поддержка ХАМАСа во время военных действий не является, с точки зрения, Зильбер подстрекательством к насилию и террору.

Куда проще объяснить, каким образом правительство и государство в целом раз за разом оказываются бессильными против горстки агрессивных интересантов, доминирующих в юридической системе страны, продвигающей и назначающей своих единомышленников без малейшей корреляции с предпочтениями общества.

Зильбер, как и сам юридический советник правительства, не подчиняется правительству. Более того, если они не готовы оказать юридическую поддержку решению правительства, то у кабинета нет даже права нанять в обход советника другого адвоката.

Происходит это потому, что в Израиле юридический советник правительства совмещает сразу две должности – адвоката правительства и главы прокуратуры. Он не подчинен кабинету – чтобы в случае необходимости принять независимое решение об отдаче под суд представителя правительства.

В итоге, правительство лишь утверждает кандидатуру юридического советника, предложенную особой комиссией, состоящей из 5 человек. Ее возглавляет отставной судья, а входят в нее также: по одному представителю от правительства, от Кнессета, от коллегии адвокатов, и один представитель "академических кругов".

Но на деле представители коллегии адвокатов и "академических кругов" являются союзниками отставного судьи, поэтому, даже если представители правительства и Кнессета сумеют договориться между собой – большинство все равно в руках юридической клики, способной провести угодного ей человека.

Так и получается, что обладающий широчайшими полномочиями чиновник фактически назначается не демократически избранными политиками, а представителями заинтересованных и никем не избираемых кругов.

Изменить ситуацию можно было бы, разделив две ипостаси юридического советника. К слову, такая практика и принята в демократическом мире – юридический советник правительства назначается правительством, подчиняется ему и обязан обеспечивать юридическую поддержку правительственным решениям. А должность главы прокуратуры занимает совсем другой человек.

Законопроект о подобном разделении был предложен пять лет назад министром юстиции Яаковом Нееманом, но… как и в случае закона об "иностранных агентах" заблокирован главой правительства Нетаниягу, как видно, под давлением соответствующих кругов. Очевидно, разделение лишило бы юридического советника реальной власти над демократически избранным правительством, в чем эти круги совершенно не были заинтересованы.

Так и получается, что последовательное нежелание премьер-министра Биньямина Нетаниягу вступить в конфликт с мощным юридическим лобби радикалов, расчистить Авгиевы конюшни правового беспредела и реформировать систему, сделав ее прозрачной для общества и стоящей на страже законности, а не узконаправленных идеологических интересов горстки экстремистов, раз за разом ведет к нивелированию здравого смысла и торжеству несправедливости. 

counter
Comments system Cackle