Капарот накануне Войны Судного дня
Фото: Getty Images
Капарот накануне Войны Судного дня

Судный день в 1973 году, как и в нынешнем, пришелся на субботу. В два часа дня без объявления войны египетские и сирийские войска одновременно атаковали израильские позиции на Синайском полуострове и Голанских высотах. Началась четвертая война арабских стран против Израиля, самая тяжелая за всю историю еврейского государства.

Еще накануне командующий израильским ВМФ Беньямин Телем, который, в отличие от большинства руководителей армии и государства, не разделял пренебрежительного отношения к предостережениям разведки, отменил все праздничные увольнительные для своих подчиненных.

Поэтому израильский военный флот оказался лучше других родов войск подготовленным к внезапному вторжению. Уже через три часа после нападения пять израильских ракетных катеров под командованием главы всей ракетной флотилии Михаэля Баркаи вышли в море в направлении сирийского порта Латакия для нанесения ответного удара.

По совокупному количеству ракетных катеров, предоставленных им Советским Союзом, Египет и Сирия значительно превосходили израильтян. Кроме того, противокорабельные ракеты советского же производства, которыми были оснащены арабские катера, обладали почти вдове большим радиусом действия, чем их израильский аналог.

Преимуществам противника израильское военное руководство могло противопоставить лишь разработку средств электронной защиты кораблей и профессионализм бойцов. Годы, предшествовавшие войне, прошли в изнурительной подготовке и детальной проработке возможных операций против морских целей противника.

Первоначальный план уничтожения сирийских ВМС предусматривал - для введения противника в заблуждение - наступление на Латакию со стороны Кипра. Кроме того, предполагалась и авиаподдержка, от которой, впрочем, пришлось отказаться - ВВС в первые часы войны были жизненно необходимы на иных участках фронта.

В начале ночи примерно в 65 километрах от Латакии израильтяне наткнулись на маленький торпедный катер сирийцев, даже не оснащенный ракетами. Его расстреляли артиллерийским огнем, сохраняя ограниченный запас ракет для более серьезных противников. Однако вскоре стало ясно, что тайно приблизиться к позициям противника не удастся. Теперь все решала скорость. Баркаи отдал приказ, не скрываясь, двигаться прямо на Латакию.

Дальше на пути израильтян оказался большой тральщик «Ярмук», который, уже зная о приближении противника, уходил под прикрытие береговой артиллерии. В него всадили три ракеты, прежде чем стало ясно, что почти 600-тонный корабль окончательно выведен из строя.

Но теперь перед израильскими кораблями, наконец, появился самый опасный противник: три ракетных катера сирийцев. Пользуясь преимуществом большего радиуса действия, они выпустили залп.

Сирийцы не рассчитывали, что на вооружении израильтян окажутся противоракетные системы настолько высокого качества. На своих радарах, помимо быстроходных катеров, они увидели с дюжину дополнительных целей, а еще, как им показалось, три вертолета, приближавшихся к береговым укреплениям. Точно так же были введены в заблуждение и системы наведения советских ракет. Ни одна из них не сумела поразить израильские катера. А те, в свою очередь, успели приблизиться и открыли ответный огонь.

Оснащенные 180-килограммовыми боеголовками ракеты «Габриэль» разнесли в клочки два сирийских катера. Третий, приняв единственно верное решение, бросился наутек. Разогнавшись, он выбросился на берег. Пока матросы спасались бегством, израильтяне добили корабль артиллерийским огнем.

Так закончилось морское сражение с сирийским флотом. Враг лишился пяти кораблей, израильтяне не потеряли ни одного. Впоследствии стало ясно, что это был самый первый в мире бой с применением противокорабельных ракет.

На следующий день аналогичный маневр был повторен и с египтянами. Снова под личным руководством Баркаи шесть израильских ракетных катеров без потерь уничтожили три египетских корабля возле Дамиетты. Четвертый, воспользовавшись технической неисправностью преследовавшего его израильского судна, успел спастись.

Результат двух сражений оказался фантастическим. Несмотря на то что ВМС противника отнюдь не были уничтожены полностью, психологический эффект оказался столь сильным, что до самого конца войны ни сирийцы, ни египтяне больше в море не выходили. Морское пространство Сирии вообще оказалось полностью парализованным. Израильские же морские коммуникации оставались открытыми в течение всего периода боевых действий.

Фактически ВМФ Израиля совершил в 1973-м то, что сделали ВВС в 1967-м. За победы в морских боях под Латакией и Дамиеттой Михаэль Баркаи был награжден медалью «За отличие». А через четыре года возглавил ВМФ страны.

Эту историю, рассказал мне как-то отставной офицер ВМФ и участник латакийской операции по имени Ави. В 1973-м он служил офицером на одном из катеров. Когда Баркаи отменил все запланированные на Судный день увольнения, Ави связался с родителями и сообщил, что на праздник, как обещал раньше, домой приехать не сможет.

- А как же искупление? - возмутился отец, строго соблюдавший все еврейские традиции.

- Сделаю, папа, обязательно, сделаю, - рассеянно пообещал Ави, чья голова была занята совсем другими делами.

Но отец, видимо, не слишком полагался в этом вопросе на сына. Потому уже на следующее утро, в пятницу, у ворот военно-морской базы появился старший брат Ави - чтобы помочь безответственному младшему брату правильно исполнить обряд «капарот».

- Какой еще «капарот»? - возмутился непосредственный командир Ави Михаэль Баркаи, - тебе что, заняться нечем?

- Лучше я схожу, - сказал Ави, хорошо знавший своего брата, - иначе он не отвяжется и останется здесь на субботу...

- Ладно, но только побыстрее, - смирился Баркаи.

Но быстрее не получилось. Воодушевленный брат, закончив выкуп Ави, заставил его записать на бумажке список имен моряков. А затем, выбрав из карманов своих и брата всю имевшуюся наличность, занялся искуплением личного состава. Еле успели закончить до наступления субботы. Возвращаться домой брату уже пришлось пешком.

- Отец до самой смерти был уверен, что причиной нашей победы являлся «капарот» брата, - усмехнулся Ави, заканчивая свой рассказ.

- А сам твой брат как считал? - спросил я.

- Брат был десантником, он погиб через 12 дней на Синае, в боях за «Китайскую ферму»... 

 

counter
Comments system Cackle