Стас Мисежников. История одной карьеры
Фото: mnenia.zahav.ru
Стас Мисежников. История одной карьеры

Стас Мисежников мог бы быть сегодня одной из ключевых фигур в политике. Он занимал второе место в списке НДИ после Авигдора Либермана и сумел сделать второстепенный пост министра туризма ключевым и перспективным в израильской экономике. Тезисы о том, что Святая земля способна прокормиться туристами и паломниками декларировали многие, но немногие что-то на это поприще сделали. Можно вспомнить его, как одного из самых компетентных председателей влиятельной финансовой комиссии Кнессета.

Разорвавшейся бомбой накануне позапрошлых выборов прозвучало известие, что Либерман в новом списке принял решение освободиться от двух ярких фигур – Стаса Мисежникова и Анастасии Михаэли. По отношению к «принцессе» подиума НДИ Ивет действовал решительно и указал ей на дверь, так и не простив ряд грубых инцидентов в эфире и в Кнессете. Чай, не Жириновский, поливающий соком Немцова. Израильский римейк пьесы «Стакан воды» с арабским депутатом стоил Насте кресла. Кстати, у определенной части русского электората именно это эпатажное поведение стало причиной ее популярности.

Либерман долго сравнивал красоток своего списка Михаэли и Орну Леви-Абуксис, и решил в пользу последней - тихой, корректной и предсказуемой.

Со Стасом Мисежниковым расстаться было сложнее. Конечно, с глазу на глаз Либерман доходчиво объяснил ему, что после ряда негативных публикаций ему придется взять тайм-аут в политике. Но приняв окончательное решение, лидер НДИ сделал все возможное, чтобы обставить уход Мисежникова уважительно и с почетом, поблагодарив за его успешную деятельность министра и депутата. Мисежников сам подал в отставку, сделал заявление, что он устал от политики и его ждут новые горизонты бизнеса.

Искренне сожалели об его уходе ведущие представители туристической отрасли, директора отелей, мэры наших курортных городов и местные власти. Реформы Мисежникова дали тысячи рабочих мест, а отмена туристических виз с Россией и Украиной дали простор для развития туризма. Мы начали считать каждый квартал, на сколько увеличилось число гостей. Появились паломники из Южной Америки и других экзотических и далеких от нас мест.

Однако чем выше поднималась туристическая отрасль, тем громче становилось эхо скандалов вокруг самой фигуры молодого министра. Его имя полоскали в газетах, на телевидении и радио, в социальных сетях. Шумным, напомню, был инцидент в Мадриде, где Стас, в качестве почетного и личного гостя министра туризма Испании, не пошел на центральное мероприятие, предпочтя, судя по публикациям, местный ночной клуб. Это был удар на дипломатическом фронте. Нечто аналогичное произошло в Бразилии. Там Мисежников входил в делегацию, возглавляемую президентом Шимоном Пересом. Однако и тут его недосчитались. В прессе писали, что он провел время в обществе местных красоток. Все эти «инсинуации» Мисежников решительно опровергал.

Следом на Втором канале ИТВ, а затем и в газетах, проявились признания его охранников, вынужденных сопровождать министра на ночные попойки, потом вывозить его пьяного оттуда. Они уверяли, что их подопечный не стоял на ногах, и его нужно было буквально загружать в машину. Стас гневно заявил, «что он свою меру знает» и никогда не  позволит себе дойти до бесконтрольного состояния. «Разоблачения» охранников он объяснял конфликтом: дескать, он хотел их уволить.

Но самым критичным для Мисежникова было расследование популярного тележурналиста Равива Друкера на 10-м канале, согласно которому он доказывал, что Мисежников перевел из бюджета министерства более миллиона шекелей своей близкой подруге Юлии Рот на проведение фестиваля студентов в Эйлате. За проведение фестиваля Рот получила лично 70 тысяч шекелей, и Друкер утверждал, что министр туризма вмещался в результат тендера на проведение фестиваля. Министерство-де подписало договор со студенческим объединением на право проведения фестиваля, а на самом деле им занималась частная компания. Полиция сегодня подозревает, что в обмен на вмешательство, министр получил взятку.

Параллельно за эти деньги любовница министра занималась производством фильма для телеканала моды.

Эту информацию Мисежников еще более категорично опровергал, но ущерб был нанесен серьезный. Там же, в прямом эфире, сообщалось, что чиновники министерства туризма были вынуждены подписывать документы при переводе этой крупной суммы денег. Многие, естественно, знали, что средства идут не на развитие туризма, а на расходы, необходимые красивой женщине для поддержания ее очаровательного имиджа. Выяснилось также, что в один прекрасный день ее муж исчез, и покинутая супруга нашла утешение в объятиях министра. При этом пресса не упустила из виду, что министр женат и имеет троих детей. Сам Мисежников продолжал все отрицать, и по этому пути шли его сотрудники и ближайшее окружение. Русскоязычная пресса слишком любила молодого перспективного министра, и в этой любви не было шкурного интереса – уж очень ей хотелось видеть новых молодых лидеров из своей общины вместо поднадоевших фигур. Некоторые газеты даже объявили публикации против Мисежникова враждебной акцией с целью опорочить алию.

Он, действительно, был успешным и перспективным политиком. Стоит только вспомнить его карьеру в русскоязычном отделе больничной кассы «Клалит», где он сумел добиться большего для привлечения клиентов, чем более престижные «Маккаби» и «Леумит». Это оценило руководство больничной кассы.

Затем он присоединился к местному отделению партии НДИ в Ришон ле-Ционе. Фракция в городском совете укреплялась, и многие его приближенные заняли ключевые посты в муниципалитете. Одним из них был Вадим Кирпичев, он даже на одну каденцию стал вице-мэром. Между прочим, когда Мисежников уходил из политики, Кирпичев на правах его личного друга опровергал все обвинения.

Дальнейшая политическая карьера Вадима Кирпичева не задалась, но мужская дружба нерушима – Стас, несмотря на всю критику, продолжал его поддерживать. А ведь он, уже не будучи министром и депутатом Кнессета, оставался самым влиятельным политиком от НДИ в Ришон ле-Ционе. Стас не хотел даже слушать, что дальнейшая карьера Кирпичева в списке НДИ  приведет к потере этого важного для партии города.

Что же касается центрального аппарата, то и там Либерман и его штаб продолжали считать Ришон своим оплотом. А тем временем на русской улице набирал популярность Михаил Райф. Он вообще ключевая фигура в нынешней алие, везде добивался успехов, в том числе при Меире Ницане, когда был вице-мэром, а также занимал пост заместителя генерального директора Израильской железной дороги. В Ришоне говорят, что все, к чему прикасается Райф, превращается в золото: он поощряет спорт, открывает клубы для пожилых людей, помогает шахматистам.

Было естественно, что Мисежников обратится к Райфу и предложит ему возглавить список партии НДИ на муниципальных выборах. Увы, этого не случилось, хотя объединенному списку прочили 4 места в горсовете и пост вице-мэра. Райфу было предложено, что после победы он уйдет и передаст свои полномочия и ключевые посты. Кому? Конечно, Кирпичеву. Райф отказался и сообщил Мисежникову, что он отказывается от этой чести. В итоге русские голоса разделились, но Райф во главе своего списка без всякой подготовки получил один мандат и был в 300 голосах от второго. Партия НДИ не получила ничего, поданные за нее голоса пропали. Это был провал. И все из-за упорства Мисежникова и решения поддержать своего протеже.

На следующих выборах НДИ наверняка постарается уговорить Михаила возглавить их список. Все, кто видит практические результаты его деятельности, в частности развитие деловых и культурных связей с городами-побратимами и сотрудничество с репатриантскими организациями, лишь удивляются, почему тогда НДИ  выстрелила себе в ногу.

А история с деньгами министерства туризма получила свое продолжение. Госконтролер заявил, что следует начать уголовное расследование. С опозданием полиция к нему приступила, о чем, собственно, знала вся русская улица, но недавно был отменен запрет на публикацию. Мы будет следить за ходом следствия, а пока был длительный допрос экс-министра и его подруги. Следователи допросили также депутата Кнессета Боаза Топоровского от партии «Еш атид», замешанного в переводе денег, он в то время занимал пост главы студенческого объединения Израиля.

Пока еще рано говорить, что следствие закончится судебным обвинением против Мисежникова, но в полиции полагают, что у них достаточно улик для предъявления уголовного обвинения и передачи дела в суд.

Как бы то ни было, но вопреки надеждам симпатизирующего ему Либермана, который верил, что через четыре года Стас «отрегулирует свою жизнь и вернется», новый костюм депутата Кнессета и министра ему вряд ли носить, а на старом остались несмываемые пятна. Увы, Мисежников не смог понять, что общественная карьера крайне строго относится к «невинным» радостям жизни и растущим расходам по их обеспечению.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...