Визиты с подтекстом
Фото: Getty Images
Визиты с подтекстом

Саудовскую Аравию, как богатую невесту, обхаживают сейчас потенциальные "женихи". Не успел завершиться неожиданный визит в Эр-Рияд министра информации Ирана Хейдара Мослехи, как в столицу Саудовской Аравии засобирался замминистра финансов США Дэвид Коэн.

Одна из задач вашингтонского свата – показать несостоятельность тегеранских женихов. Или, как уточняется в официальном уведомлении министерства финансов США, "убедить саудовское руководство оказать повышенное давление на правительство Ирана, включая финансовые потенциальные меры против его Центрального банка". А также, считают некоторые эксперты, прозондировать самый "горячий вопрос" - о компенсации иранской нефти на мировом рынке в случае введения Евросоюзом нефтяного эмбарго против ИРИ.

Что касается визита Мослехи, то его задачи, надо полагать, были прямо противоположными. Визит проходил на фоне донельзя испорченных отношений между Тегераном и Эр-Риядом. Обострение ситуации с иранским атомом, антиправительственные выступления шиитов в суннитских странах Персидского залива и, наконец, обвинения Ирана в подготовке терактов в посольствах Саудовской Аравии и Израиля в Вашингтоне – вот составляющие нынешних ирано-саудовских отношений.

По данным СМИ, Мослехи обсудил с руководством Саудовского Королевства региональные проблемы. В том числе ситуацию в Сирии и на Бахрейне, где позиции Тегерана и Эр-Рияда диаметрально противоположны. Политолог Иван Данилин размышляет о том, почему Хейдар Мослехи, который известен как доверенное лицо верховного лидера Ирана аятоллы Хаменеи, был командирован в Эр-Рияд именно сейчас:

"Итоги визита имеют несколько смысловых уровней. На первом уровне можно выявить попытку Ирана каким-то образом сторговаться со своим давним оппонентом в регионе, чтобы несколько улучшить региональный имидж ИРИ, а через это и укрепить международные позиции Исламской Республики. Что мог предложить Иран? Вероятно, это какие-то послабления в своей политике в отношении шиитского меньшинства в Саудовской Аравии. Другой момент, это, возможно, уступки или торг по вопросам разделения влияния в регионе".

В Сирии, где ситуация, похоже, близится к развязке, уже давно сталкиваются интересы Тегерана и Эр-Рияда, поддерживающих различные социальные и религиозные группы в стране. В Ираке – ситуация сходная. Там противоречия между Ираном и Саудовской Аравией выражены не столь выпукло. Но ситуация может обостриться после ухода войск США.

На плечах противоборствующих местных сил Иран и Саудовская Аравия могут быть втянуты на территории Сирии и Ирака в прямую конфронтацию. И не исключено, что именно для предотвращения подобного сценария в Эр-Рияд был срочно командирован Хейдар Мослехи, чья должность (министр информации) обозначает в Иране "начальника разведки и контрразведки".

Опасается Иран и введения нефтяных санкций Евросоюза. Здесь ситуация также весьма неопределенная и варианты возможны самые разные. Некоторые эксперты уверены, что европейское нефтяное эмбарго против Ирана вряд ли будет введено.

"Насколько реально то, что может быть принято решение по введению эмбарго на иранскую нефть? Я не думаю, что это реальная перспектива. Многим европейским странам будет трудно обойтись без иранских поставок", – полагает директор российского Института энергетики и финансов Владимир Фейгин.

Однако здесь очень многое зависит от Саудовского Королевства. Ведь именно саудиты без особого напряжения могут компенсировать Европе образующийся в результате возможных санкций против Ирана дефицит нефти. И, что характерно, практически сразу после визита г-на Мослехи в Эр-Рияд Иран "получил заверения" со стороны Саудовской Аравии в том, что в случае введения Евросоюзом эмбарго на импорт иранской нефти Эр-Рияд не будет компенсировать ее недостаток собственными поставками.

Об этом стало известно из источников в деловых кругах Лондонской нефтяной биржи. Это сообщение чрезвычайно взволновало Вашингтон. И возможно, визит Дэвида Коэна в Эр-Рияд был призван переломить ситуацию и заручиться согласием саудитов на эмбарго иранской нефти.

Итак, оказавшись в сложной ситуации, Тегеран предпринимает шаги по нормализации своих отношений с основными региональными оппонентами, чтобы нейтрализовать их антииранский настрой. Но будут ли за этим безучастно наблюдать "глобальные оппоненты" Тегерана? Это вряд ли.

counter
Comments system Cackle