Вывод американских войск из Ирака – это только начало, а не конец
Фото: Getty Images
Вывод американских войск из Ирака – это только начало, а не конец

Мысль о том, что война в Ираке наконец завершилась, выглядит очень заманчивой, однако считать так означает вводить себя и других в заблуждение. Барак Обама, находящийся сегодня с визитом на военной базе «Форт-Брэгг», бросит горсть земли в могилу конфликта, который он никогда не поддерживал. Те американские войска, которые еще остаются в Ираке, прибудут домой к Рождеству. Они должны благодарить судьбу, что не попали в число погибших в этом конфликте, в котором Соединенные Штаты потеряли убитыми более 4,5 тыс. солдат и офицеров. Великобритания и другие союзники США по коалиции уже давно вывели свои части из страны. По традиции следует поставить мемориал всем солдатам, погибшим в этой злополучной авантюре, а на памятнике выбить надпись: «Ирак, 2003-2011. Покойтесь с миром». 

Между тем, пока американцы вздыхают с облегчением, отправляясь домой, ситуация в Ираке, да и во всем регионе, отнюдь не внушает оптимистических настроений. В Багдаде и Басре, Рамади и Мосуле, а также в Тегеране, Эр-Рияде, Дамаске и Тель-Авиве вопросы, связанные с нерешенными проблемами, уходящими корнями в эпоху Саддама Хусейна, многие из которых являются по-настоящему взрывоопасными, встанут очень остро, когда вдали затихнет топот сапог американских солдат.

Вывод войск США, который можно только приветствовать, тем не менее, является дестабилизирующим фактором. Выход из Ирака – это отнюдь не конец конфликта, не решение проблемы, подобное уже было в истории, когда Британская империя ушла из своих африканских колоний. Данный шаг, скорее всего, станет началом нового этапа борьбы, своего рода искрой, от которой опять разгорится пламя конфликта. Правители Ирана очень хорошо понимают эту истину. А их точка зрения выглядит крайне важной, ведь многие региональные аналитики утверждают, что именно Тегеран, а не Вашингтон, «выиграл» войну в Ираке.

После завершения американской оккупации в стране остается множество очагов напряженности. Они связаны с такими проблемами, как политические разногласия, принявшие характер эпидемии, слабость экономики, находящиеся под вопросом потенциальные возможности заново созданных армии и полиции Ирака на фоне постоянно возникающих угроз, растущее влияние шиитов и их распри с суннитами, которые прежде доминировали в стране. Добавьте к этому тот факт, что Курдистан де-факто объявил о своей независимости, продолжающуюся борьбу за территории и доходы от продажи нефти, а также весьма вероятное возрождение Аль-Каиды в Месопотамии, и вы увидите, что обстановка в стране отнюдь не выглядит стабильной. Все вышеуказанные проблемы возникли или обострились в результате решения Джорджа Буша-младшего о вторжении в Ирак. Эти трудности беззастенчиво использует шиитский Иран, исторический противник Ирака, который сегодня стал для Багдада чрезмерно опасным соседом. 

Щупальца Тегерана проникли в самое сердце иракского политического истеблишмента. Достаточно взять премьер-министра Нури-аль-Малики, который в прошлом нашел убежище на иранской земле, а сегодня агитирует в пользу установления тесных связей между двумя братскими народами. В парламенте Ирака интересы Тегерана представляют сторонники жесткого и бескомпромиссного шиитского лидера Муктады ас-Садра, а на улицах страны – шиитская милиция, известная как «армия Махди».

По некоторым оценкам, в Ираке действуют сотни, если не тысячи оперативных сотрудников иранских спецслужб – дипломатов, шпионов и агентов-провокаторов. Тегеран преследует цели, противоположные интересам Вашингтона, ему нужен слабый, зависимый и послушный Ирак. Иран стремится стать региональной сверхдержавой, и, благодаря невольной помощи со стороны США, уже значительно продвинулся по этому пути, убрав препятствие в виде Ирака, который всегда был политическим соперником Тегерана. 

Встретившись с президентом Обамой в Белом доме на этой неделе, Малики пообещал восстановить суверенитет Ирака и выразил заинтересованность в продолжении военного сотрудничества с США, одним из аспектов которого является продажа Багдаду американского оружия. В своем комментарии, явно адресованном Ирану, он заявил, что Ирак будет проводить политику «невмешательства в дела других стран и не позволит зарубежным государствам вмешиваться в дела его страны».

Однако тот же самый Малики, подстрекаемый Тегераном, торпедировал планы США, связанные с сохранением американских военных баз в Ираке после 2011 года. Тот же самый Малики возглавляет государство, чьи силы безопасности, насчитывающие 700 тыс. военнослужащих, неспособны, по оценкам Вашингтона, защитить страну от внешних врагов, которыми является прежде всего Иран, но также Турция и становящаяся все более непредсказуемой Сирия. 

Неурегулированные проблемы, касающиеся войны в Ираке, выходят за пределы границ этой страны. Негативные последствия данного конфликта и совершенных в его процессе катастрофических ошибок продолжают отражаться на мировой обстановке. Необоснованные утверждения Буша, который настаивал на том, что Саддам вступил в сговор с Аль-Каидой и даже причастен к террористическим актам 11 сентября 2001 года, серьезно подорвали легитимность «войны с терроризмом», если, конечно, таковая вообще существовала. Сделав Ирак страной, где царит беззаконие, Буш предоставил Аль-Каиде плацдарм, в котором Саддам всегда этой организации отказывал.

Заведомо ложные заявления США о том, что у Саддама есть оружие массового поражения, также сыграли свою негативную роль в области борьбы за нераспространение ядерных вооружений. Когда Вашингтон осудил атомную программу Ирана, к его словам отнеслись с незаслуженным скептицизмом. Война в Ираке сказалась и на сфере борьбы за права человека и всеобщую справедливость. Пытки и издевательства над заключенными в тюрьме «Абу-Грейб» серьезно подорвали репутацию Америки в этом вопросе, по крайней мере, на какое-то время. Убийственная политика двойных стандартов, проводимая США, позволила антидемократическим лидерам воспрянуть духом.

Между тем, иракский конфликт, хотя и косвенно, но продолжается. Например, суннитские монархии стран Персидского залива укрепляют связи с Вашингтоном в противовес тому, что они рассматривают как нарождающийся союз шиитов, в который входят Ирак, Иран и Сирия. Война не закончилась и для Турции. В 2003 году Анкара отказалась предоставить американским войскам право прохода по своей территории. С этого времени Турция все больше и больше дистанцируется от политики западных стран и Израиля, особенно в отношении Ирана и Палестины. Турецкая армия постоянно вторгается в северные районы Ирака, преследуя курдских боевиков. После ухода американских войск эта конфронтация может усилиться.

Война в Ираке, стоившая $700 млрд., в сочетании с афганской операцией и финансовым кризисом привела к тому, что центр политического равновесия в мире неуклонно смещается в сторону Китая. Вышеуказанный конфликт расколол Евросоюз надвое, причем у стран, не пожелавших послать свои войска в Ирак, данный отказ превратился в постоянную позицию. Это видно на примере того, что Германия точно так же отказалась поддержать военную кампанию НАТО в Ливии. Однако самый ужасный ущерб, нанесенный иракской войной, вероятно, заключается в том, что ее последствия продолжают разрушать веру в западную демократию. 

Когда Буш-младший и его говорливый партнер Тони Блэр приводили аргументы в пользу войны, они постоянно скрывали правду, а иногда откровенно лгали. Предав доверие общественности, они нанесли неизмеримый вред западной демократической традиции, которую весь остальной мир считает моделью. Последствия данного ущерба до сих пор не удается устранить. Более того, никто так и не признал своих ошибок. Никто не принес никаких извинений. Это еще одна причина, объясняющая, почему иракская война еще не закончилась и почему для нынешних поколений она, возможно, не закончится никогда.

Саймон Тисдолл, "The Guardian", Великобритания

counter
Comments system Cackle