Способен ли Израиль сдерживать террористические группировки?
Фото: Getty Images
Способен ли Израиль сдерживать террористические группировки?

Предпочтительнее сдерживать врага, чем начинать с ним войну. Наиболее известный пример подобного сдерживания – противостояние между США и СССР после окончания Второй мировой войны, получившее название холодной войны. Подобная политика предотвратила настоящую войну. Политика сдерживания эффективна не только в ситуации противостояния ядерных сверхдержав. На Ближнем Востоке эта стратегия также хорошо себя зарекомендовала.

В Израиле часто рассуждают о национальной политике сдерживания противника, о фиаско этой тактики и о необходимости восстановить сдерживающий потенциал. Между 1948 и 1973 годами Израилю не удавалось удерживать арабский мир от стремления атаковать еврейское государство. Арабские агрессоры верили, что смогут победить Израиль. А если они не преуспеют на поле боя, то цена, которую им придется заплатить за поражение, полагали они, будет незначительной. Все изменилось в результате Войны Судного дня. Арабы поняли, что даже при оптимальных для них условиях их армии потерпят поражение, и силы ЦАХАЛа сумеют дойти до предместий Каира и Дамаска.
Демонстрация военной мощи Израиля в ходе Войны Судного дня предотвратила, начиная с 1973 года, все возможные акты агрессии со стороны арабских государств. Египет и Иордания подписали с нами мирный договор. Победа ЦАХАЛа в 73-м была достаточно веским аргументом в пользу того, что нападение на Израиль завершится провалом и что война с Израилем может привести не только к поражению на поле боя, но и к падению диктаторских режимов в арабских странах, которые инициировали агрессию. Это было не менее важно. Однако Израилю не удалось найти методы сдерживания террористических группировок. Существует ли серьезное различие между соображениями, которыми руководствуются правители государства и главы террористических группировок, принимающие решение о нападении на Израиль?

Разумеется, невозможно сдержать и запугать террориста-одиночку, самоубийцу, и мощь израильского государства здесь бессильна. Такой террорист искренне верит  в свое предназначение и право убивать – за это ему будет дарован рай. Но есть ли разница между отдельным террористом и целой организацией? Можно ли сдерживать агрессию "Хизбаллы", ХАМАСа, "Исламского джихада" или "Аль-Каиды"?

В отношении "Аль-Каиды" ответ ясен: невозможно. Лидеры этой группировки не обязаны давать отчет в своих действиях никому, они не несут никакой ответственности за что-либо и перед кем-либо. Это, скорее всего, касается и "Исламского джихада". На протяжении многих лет подобная ситуация была и с "Хизбаллой" – ее террор невозможно было предотвратить. Поэтому возникла необходимость одержать над ней победу.

С того момента, как эта группировка начала выполнять в Ливане политические функции, она стала действовать осторожнее. Вместе с тем те периоды, когда "Хизбалла" полностью воздерживалась от агрессии по отношению к Израилю, были связаны с другими проблемами: перед Ливанской войной 2006 года группировка формировала свой ракетный арсенал. Сейчас "Хизбалла" погружена в военные действия в Сирии.

Были определенные причины верить в то, что ХАМАС, захватив власть в Газе, возьмет на себя ответственность за благополучие жителей сектора.  И это заставит его воздерживаться от террора против Израиля. Согласие Израиля на прекращение огня после двух операций – «Литой свинец» и «Облачный столп» – опиралось на это предположение. Однако, как выяснилось, оно оказалось ошибочным.

Моше Аренс, «Гаарец»

counter
Комментарии