Вначале было не то слово
Фото: Getty Images
Вначале было не то слово

Как-то непривычно жителю Иерусалима чувствовать себя не в центре событий – перестаешь понимать связь явлений. Я уже пытался на этих страницах представить себе “экстренную ситуацию”, в которой капитан боевого корабля покидает судно “с целью предотвратить его затопление”. Но не смог. Так же, как не могу вообразить и жидо-бандеровца. Это кто? И как они там друг с другом уживаются в одном слове? Это же не двуглавый младенец, сбежавший из Кунсткамеры – самого Макаревича недавно признали жидо-бандеровцем! 

А “зеленые человечки”, которые завелись в Крыму. Они оказались такими могущественными, что без единого выстрела захватывают не только города и крепости, но и боевую технику, призванную эти города защищать. Я человек не военный, про оборону знаю в основном из планов Атоса, изложенных за завтраком на бастионе Сен-Жерве. Но ведь существуют еще какие-то военные секреты. Или против зеленых человечков бессильны даже жидо-бандеровцы?

На днях, правда, человечки оказались “пророссийскими активистами”. Об этом сообщил сайт Би-би-си, считающийся эталоном языка и беспристрастности. Теперь хотя бы немного понятней стало. В сущности, я и себя могу считать пророссийским активистом, хотя и не зеленым. Поскольку, живя в ивритоязычной стране, активно веду русскоязычный образ жизни, говорю, пишу, читаю, а иногда даже думаю по-русски. Но если бы меня попросили отобрать у украинской армии бронетранспортер, я бы, честно говоря, подумал два раза. Там же кто-то сидит внутри, а вдруг он будет сопротивляться? Да и зачем мне их бронетранспортер?! Хотя это уже другой вопрос. Но кто же все-таки эти “пророссийские активисты”, которые отбирают корабли и танки у отважных жидо-бандеровцев? Если даже Би-би-си пишет, что “обстоятельства произошедшего пока не ясны”. 

Может быть, от нас просто что-то скрывают? Вот, например, когда палестинских террористов, подрывавших себя в переполненных автобусах, информационные гиганты называли “борцами сопротивления” и “жертвами сионистской оккупации”, я хотя бы понимал, о ком идет речь. Видел я этих борцов и жертв. И оккупацию эту видел – Крыму бы такую! А все равно палестинцы годами самозабвенно сражались за международнгую гуманитарную помощь, угрожая спонсорам самыми крайними мерами, вплоть до отказа от независимости. 

На днях, кстати, эти угрозы стали реальностью: глава палестинской автономии Абу-Мазен заявил, что если Израиль не согласится на его последние требования, палестинская администрация саморасформируется, откажется от провозглашения собственного государства, вернется под протекторат Израиля и посмотрит, что он тогда запоет. Несмотря на всю абсурдность ситуации, госдепартамент совершенно серьезно воспринял угрозу признать несуществующей главную ближневосточную проблему – палестино-израильский конфликт. Ведь в этом случае придется объяснять налогоплательщикам, на примирение кого с кем десятилетиями уходили сотни миллиардов долларов.

Ну ладно, у палестинцев борьба за оккупацию – народный промысел. Но почему на Украине все отдают по первой просьбе зеленым активистам и пророссийским человечкам – этого я понять не могу. И как с ними бороться, если даже не понятно, кто они.

Вот недавно новый днепропетровский голова Игорь Коломойский нашел способ улучшить зрение украинских защитников родины, которые почему-то никак не видели врага. За каждого плененного “зеленого человечка” была назначена денежная награда. Но можно ли считать эту идею дальновидной, учитывая масштабы людских ресурсов противника? Только в России проживает больше 140 млн. человечков. А в диаспоре! Одна “русская” Германия могла бы сдать в закрома на несколько миллиардов долларов диверсантов. 

Есть, разумеется, проблема идентификации – как отличить настоящих диверсантов от паленых, которые, конечно, тут же появятся на рынке национально-патриотических услуг. Но в том же Израиле накоплен богатый опыт подгонки кандидатов под критерии, которые позволяют получать социальные пособия для репатриантов. И если попытки зеленых пророссийских человечков захватить колыбель славянской цивилизации не прекратятся, то вся эта торговля угрожает донбасской незалежности серьезными издержками.

Слово – не диверсант, выпустил – не откажешься. Хотя попробовать можно. Вот парламентарий В. Жириновский “немножко грубо ответил девушке”. С кем не бывает, погорячился. Ну потом, конечно, извинился принародно. Даже предложил деньгами поучаствовать. Казалось бы, неисчерпаемый инцедент исчерпан. На самом деле только суть сказанного стала только понятней. Безбашенный Владимир Вольфович в своейственной ему манере озвучил тот образ мыслей, который разделяет большинство его думских коллег и их избирателей.

Вот последовательность действий в изложении Жириновского:

1. Жестко изнасиловать.

2. Поцеловать (но не лично, а силами парламентского помощника).

3. Уволить.

4. Поздравить с праздником любви к ближнему (“Христос воскресе!”).

После всего этого можно даже извиниться, дела это не меняет.

Тотальная девальвация слова, развернувшаяся сегодня на полях русскоязычной брани, не способствует пониманию сути происходящего. Слов становится все больше, а сути все меньше. Это в равной степени касается и кисилевско-жириновских словоизвержений, и политкорректных попыток называть бандитов повстанцами, а грызню у кормушки – геополитикой. Но простому-то читателю каково! 

Лично я на данный момент практически убежден в том, что власть в Киеве незаконная, хотя Янукович и вор, Крым у Украины Россия тупо отжала, хотя Путин и молодец, а население везде поголовно зомбировано, хотя Макаревич и жидо-бандеровец. Если я в чем-то ошибся, пишите по адресу: Фейсбукенштрассе, 5-я колонка, 6-я палата, до и после востребования, мне.

counter
Comments system Cackle