Крым захватывает Россию
Фото: Getty Images
Крым захватывает Россию

Вирус народовластия, вырвавшийся с гриппозного Майдана и охвативший всю Украину, – это серьезное испытание для организма демократии, который веками вырабатывал принципы своего существования. И выработал на свою голову – cамое мудрое решение авторитарного правителя рискует быть причисленным к культу личности, но самое безумное волеизъявление большинства – священно. И неважно, что диктатор может остановить свою страну на краю пропасти, а крикливое большинство скорее всего поможет ей туда свалиться. Главное – принцип. 

Однако на Украине уже несколько месяцев проверенные принципы не срабатывают и приводят как раз к тем результатам, от которых должны бы защитить. Попытки предостеречь Россию от вторжения в Крым привели к тому, что Крым сам вторгся в Россию, расколол ее общество и поменял повестку дня до такой степени, что даже народные кумиры требуют отнять у других народных кумиров звания народных артистов за то, что их мнение противоречит народному. 

Теперь тот же сценарий, который был опробован в Крыму, разыгрывается в восточных областях Украины, в понедельник провозгласивших себя Донбасской Республикой и тут же присоединившихся к России. Так же, как и у крымчан, – у жителей Донецка, Харькова и Луганска имеется множество аргументов для того, чтобы искренне чувствовать себя частью России – от исторических реалий, до обиды за русский язык, который первым делом прищучили герои Майдана, оказавшись при власти. А если еще это чувство реализовано в виде референдума – классической формы народного волеизъявления – и опираются на бурно растущий патриотизм российского общества! 

С некоторой натяжкой можно сказать, что Донбасская Республика начиналась в Газе, где несколько лет назад победившему на выборах ХАМАСу Запад позволил остаться у власти, хотя «демократическая» победа террористического движения опиралась на заурядные расправы с оппонентами и все об этом знали. Но фотографии оппонентов, в ходе народного волеизъявления выбрасываемых из окон 3-го этажа, европейские СМИ почему-то не публиковали. Результатом столь трепетного отношения к принципам демократии стали тысячи ракет, выпущенные законно избранными террористами по Израилю, и раскол еще не родившегося Палестинского государства. 

А вот в соседнем Египте такой сценарий не прошел, и хамасовские «Мусульманские братья», взявшиеся перевоспитывать соплеменников в духе законов шариата, были свергнуты самым не демократичным, но очень действенным методом.

У США и Евросоюза для защиты демократии на Украине почему-то не нашлось никаких средств, кроме точечного удара по карманам московских чиновников. Вялые санкции запада не только не остановили опасный процесс, но и создали новую реальность, в которой соблазн пересмотра старых границ и договоров становится все более заманчивым. Государства, у которых есть территориальные претензии к соседям, внимательно следят за развитием событий вокруг Украины и не видят тех причин, по которым в 1991 году Саддаму Хусейну не удалось присоединить к Ираку его исконную территорию Кувейт.

Видимо, этими неожиданно открывшимися горизонтами можно объяснить и прекращение палестино-израильских переговоров, продвигавшихся к мирному соглашению под кнутом и над пряниками госсекретаря США Дона Керри. И палестинская, и израильская стороны вдруг начали лягать друг друга под столом переговоров, а в день провозглашения Донбасской Республики лидер палестинцев Абу Мазен сел и подписал заявку о присоединении Палестины к различным институтам ООН в качестве независимого государства. Что и американцы, и израильтяне восприняли как отказ от переговоров, а госсекретарь США даже в сердцах заявил, что в этом визите «нет смысла». 

Трудно объяснить, зачем палестинцам эта демонстрация независимости, которой они тихой сапой добиваются из-за спины теряющих терпение Америки и Европы, но сдержанность израильских политиков вполне объяснима: время сегодня работает на Израиль. Если то, что сошло Путину с рук в Крыму, сойдет и в Восточной Украине, будут девальвированы сами понятия «граница», «территория», «сепаратизм». 

Территории Западного берега реки Иордан, из-за которых весь сыр-бор, до 1967 года вообще принадлежали Иордании, население которой и сегодня на 70% состоит из палестинцев, никогда своего государства не имевших. Чем можно будет убедить 300 тыс. еврейских поселенцев, что они должны отдать свои города, поселки, возделанные поля, виноградники, теплицы, фабрики, дороги и инфраструктуру неким потомкам палестинских беженцев, которых ООН почему-то наделила наследственным правом на статус беженца? Тем более, что исторические притязания евреев на землю Иудеи и Самарии запечатлены даже не в «Севастопольских рассказах» Льва Толстого, а в Библии – Книге книг, достоверность которой признает едва ли не половина человечества. 

Фантастическим кажется сегодня сценарий, в котором еврейские поселения Западного берега проводят референдум, провозглашают независимость и обращаются к Израилю с просьбой принять государство Иудея в состав федерации. Но давно ли аксеновский роман «Остров Крым» считался утопией, фантазией талантливого автора? И если нечто подобное произойдет, у мирового сообщества не так уж много рычагов для того, чтобы отменить народное волеизъявление, уже сработавшее в Крыму. Разве что для Израиля мировое сообщество, как обычно, сделает исключение.

«Кто сеет ветер, тот пожинает бурю», – предупреждал библейский пророк, и это грозовое предупреждением благодарные потомки не раз использовали для того, чтобы посеянное как можно быстрее принесло плоды. Ветер опять посеян, и набирает силу. Так что же, «пусть сильнее грянет буря»?

counter
Comments system Cackle