Идеология Гуш-Эмуним лишает Израиль будущего
Фото: AP
Идеология Гуш-Эмуним лишает Израиль будущего

Выступая перед депутатами кнессета в январе 1993 года, премьер-министр Ицхак Рабин сказал следующее: "Иран находится на начальном этапе создания неконвенционального оружия, включая ядерное".

Нам известно, что Иран располагает необходимыми людскими и технологическими ресурсами для создания собственного ядерного оружия в течение ближайших десяти лет. Мы, вместе с представителями международного сообщества, следим за иранскими усилиями в этом направлении. За рубежом признают, что атомная бомба в руках иранских правителей должна вызывать беспокойство. И это одна из причин, по которой нам необходимо воспользоваться открывшимися возможностями и продвинуться на пути к миру".

В тот период у Израиля существовала политическая стратегия, реализация которой началась подписанием Норвежских соглашений и улучшением отношений с арабскими государствами. И если бы ситуация развивалась иначе, не исключено, что иранская проблема не стояла бы сегодня столь остро. Но произошло следующее: идеология Норвежских соглашений столкнулась с другой, гораздо более мощной, идеологией. С идеологией мессианского поселенчества "Гуш-Эмуним", которая, начиная с 70-х годов прошлого столетия, за вычетом незначительных периодов (попытка реализации Норвежских соглашений и шароновское размежевание с сектором Газа), является фундаметом политических действий и решений израильского руководства. Даже те правительства, которые, на первый взгляд, были далеки от стратегической линии Гуш-Эмуним, на практике занимались ее реализацией. Эхуд Барак неоднократно бахвалился, что он, в отличие от других премьер-министров, не вернул палестинцам ни пяди земли. Думаю, не нужно напоминать, что в годы правления Барака число поселений на территориях значительно выросло. Правительство Эхуда Ольмерта, который, после прихода к власти, заявил о том, что намерен реализовать план размежевания в Иудее и Самарии, вело переговоры о постоянном урегулировании конфликта с высшим руководством Палестинской автономии, но не прекращало развитие поселенческой деятельности, которая противоречит самой сути урегулирования палестино-израильского противостояния.

Стратегия, вытекающая из идеологии Гуш-Эмуним, простая и внятная: считать Шестидневную войну 1967 года продолжением Войны за Независимость – как с территориальной точки зрения, так в том, что касается отношения к палестинскому населению. Данная стратегия гласит, что границы оккупации 67-го года должны стать израильскими границами. В отношении палестинцев, которые не покинули территории сами или не были изгнаны из страны, следует действовать жесткими методами, чтобы вынудить их к бегству. Подобная методика должна привести, в конечном итоге, к вытеснению арабского населения, лишенного всяких прав. Это, в свою очередь, призвано превратить палестинцев, оставшихся на оккупированных территориях, в людей, судьба которых не интересует никого, наподобие беженцев 1948 года. Будет хорошо, если они действительно присоединятся к этой категории людей. В отличие от палестинских арабов, оставшихся на территории Израиля после Войны за Независимость, палестинцы, живущие на территориях, ни при каких обстоятельствах не получат израильское гражданство из-за своей большой численности. Однако это никого не волнует.

Идеология Гуш-Эмуним движима религиозными, а не государственными мотивами. В соответствии с идеологией этого религиозно-политического поселенческого движения, государство Израиль предназначено исключительно для евреев. В этом контексте лишенными релевантности являются не только палестинцы, проживающие на оккупированных после 1967 года территориях, но и арабские граждане Израиля, которые подвергаются дискриминации в правовой сфере и могут быть, при тех или иных обстоятельствах, лишены гражданства. Это типичная идеология захвата территорий и апартеида. Это идеология, которая игнорирует правовые аспекты владения землей, игнорирует права человека и принципы равенства, провозглашенные в Декларации Независимости Израиля. Подобная идеология рассчитана на дальнюю стратегическую перспективу. Здесь важнее всего – последовательное продвижение вперед. Но в то же время речь идет о стратегии, которая не упустит ни единой возможности, встретившейся ей на пути. Взять, к примеру, нынешний состав кнессета и невнятную политическую позицию главы правительства.

Термин апартеид означает антидемократическую систему правовой дискриминации черного населения со стороны белого меньшинства, которая была принята в Южной Африке. И хотя имеется существенная разница между южноафриканским апартеидом и тем, что происходит в Иудее и Самарии, между двумя этими системами имеется много общего. В одной части страны живут две группы населения – одна обладает всеми правами и защитой со стороны государственных структур, вторая – лишена гражданских прав и находится под контролем первой группы. Это положение, вне всяких сомнений, является антидемократическим.

С момента окончания Шестидневной войны в израильском обществе нет политической силы, обладающей идеологической мощью, сравнимой с Гуш-Эмуним. Поэтому неудивительно, что многие израильские политики видели в идеологии Гуш-Эмуним удобную платформу для реализации своих политических амбиций. Звулун Хамер, разглядевший в этой идеологии способ стать лидером Национально-религиозной партии (МАФДАЛ), Ариэль Шарон, который понял, что эта идеология поможет ему возглавить Ликуд. И таких примеров очень много. Однако были и остаются политики, как, например, покойный Ханан Порат, для которых реализация идеологии Гуш-Эмуним является самостоятельной политической целью.

Эта идеология считает создание израильской системы апартеида обязательным этапом для реализации своей стратегии. У ее носителей нет никаких моральных проблем с незаконными действиями, граничащими с подлинными преступлениями. Потому что она опирается на иной, высший, закон, который она считает для себя единственно верным. Этот закон не имеет никакого отношения к государственными законам. Этот закон опирается на извращенное толкование иудаизма. Идеология Гуш-Эмуним добилась важных успехов. Даже те ее действия, которые противоречат воле правительства, очень быстро получают поддержку от этого самого правительства. То, что израильское правительство фактически является инструментом в руках Гуш-Эмуним и его последователей, заметно всем, кто имеет дело с поселенцами. И это удваивает силу воздействия Гуш-Эмуним на политические процессы.

Огромных успехов эта идеология добилась в США. Президент Буш-старший еще мог позволить себе задержать получение Израилем столь необходимых ему финансовых гарантий международного займа из-за бурного развития поселенческой деятельности в период правления Ицхака Шамира (который открыто заявил, что можно лгать, чтобы реализовать идеологию Гуш-Эмуним; интересно, была ли ложью и "бар-иланская" речь Нетаниягу?). Однако нынешние кандидаты на пост президента от Республиканской партии соревнуются между с собой – кто из них оказывает большую поддержку Израилю и его политике оккупации. Тот, кто посмеет выразить мнение, подобное тому, что было присуще Бушу-старшему, скорее всего, потеряет вякий шанс стать кандидатом на высший пост в своей стране. И не столь важно, каковы причины подобного подхода – огромный электоральный вес христиан-евангелистов, напряженные отношения Америки с исламским миром или усилия еврейского лобби, которое полностью разделяет идеологию Гуш-Эмуним, - результат известен. Американский президент не в состоянии проводить активную политику, направленную против израильского апартеида.

Но поскольку режим апартеида является незаконным, по всем параметрам демократической системы правления, он не может, в силу своего характера, допустить сорпротивления его действиям, не может допустить критики в свой адрес. Идеология Гуш-Эмуним требует устранить критику и сопротивление, устранить любые попытки помешать реализации своих планов. Даже если для защиты апартеида понадобятся незаконные, преступные действия. Лучше всего превратить незаконную деятельность в легитимную, изменив с этой целью существующее законодательство или юридическую трактовку тех или иных законов. Подобное уже происходило в прошлом в других странах. Именно с этим связана нынешняя бурная законодательная деятельность и кампания клеветы, направленная против Верховного суда, правозащитных организаций и СМИ. Следует упомянуть Закон о бойкоте, который призван не допустить действий, направленных против израильского апартеида, как это было в период борьбы с апартеидом южноафриканским. Следует упомянуть законопроекты, направленные против арабских граждан Израиля (Закон о лояльности). Следует упомянуть кампанию запугивания представителей академических кругов, которые выступают против идеологии Гуш-Эмуним.

Верховный суд, который позволил строительство поселений на оккупированных территориях, фактически выполнив задачи идеологов Гуш-Эмуним, стал на нынешнем этапе препятствием на пути к дальнейшей реализации их планов. И это препятствие следует устранить. Верховный суд не признал законность строительства еврейских поселений на частной палестинской земле, не смог предотвратить демонтажа поселенческого блока Гуш-Катиф в секторе Газа. Идеологам Гуш-Эмуним не остается иного выхода, кроме как ввести в состав Верховного суда людей, которые сами живут на частной палестинской земле. Людей, которые полагают, что такого понятия, как "частная палестинская земля" не может существовать в принципе. Ведь вся земля принадлежит евреям - по историческому и божественному праву (в этом смысле есть немало общих черт между Гуш-Эмуним и ХАМАСом).

Толкование, которое Верховный суд дает законам, касающимися прав человека, также требует ликвидации нынешнего формата этой важнейшей судейской инстанции. Речь идет о постановлении, касающемся продажи земель арабским гражданам Израиля, о поправке к закону о гражданстве, которая, по всей видимости, будет признана нелегитимной; об открытии шоссе для движения палестинского частного транспорта. Все это противоречит основополагающему принципу идеологии Гуш-Эмуним, который предполагает ущемление прав арабов-палестинцев (внутри Израиля и на территориях), превращение палестинцев в людей, лишенных прав, в людей второго сорта, и, если можно, в беженцев.

Есть ли будущее у такого Израиля? Даже не касаясь вопросов еврейской морали и еврейского опыта в странах рассеяния, можно сказать, что подобный режим не имеет никаких шансов на стабильность. Более того, он опасен для тех, кто живет в этой стране. Это обрекает Израиль на невозможность реализовать тот огромный потенциал, который в нем заложен. Это обрекает израильтян на нескончаемую войну. Это хорошо понимал Ицхак Рабин.

Амос Шокен, "Гаарец"

counter
Comments system Cackle