Человек против Системы
Фото: Getty Images
Человек против Системы

Израильские СМИ единодушно признали Авигдора Либермана, сумевшего отстоять свое доброе имя, «Человеком года»

Сразу несколько социологических опросов, выявляющих «Человека года- 2013», проведенных как ивритоязычными, так и русскоязычными израильскими СМИ, определили явного лидера - Авигдора Либермана. Его имя, в качестве победителя, фигурирует в опросах, проведенных сайтом NEWSru.co.il , «Первым радио», газетой Jerusalem Post. Он вошел в четверку главных людей года по версии Второго канала ИТВ. Согласно опросу газеты «Исраэль айом», Авигдор Либерман - основной претендент на пост главы правительства после действующего премьера, Биньямина Нетаниягу. 

Результаты опросов вполне закономерны: Авигдор Либерман – один из немногих, кому удалось победить Систему. И не просто победить, а нанести ей сокрушительное поражение. Выиграть войну, которая продолжалась более 17 лет и в которой его обвиняли во всех мыслимых и немыслимых грехах. Старая политическая элита испугалась Либермана и пыталась его устранить не только потому, что увидела в нем соперника, который способен лишить ее власти. Она испугалась способности Авигдора Либермана представить и реализовать альтернативную политическую концепцию, взамен старой, которая фактически, завела государство в тупик. 

«Его доброе имя, запятнанное правовой системой и местными СМИ, наконец очищено», - написал редактор англоязычного издания Jerusalem Post Стив Линде. 

Израиль знает немало политиков, которых третировали за инакомыслие, но ни одна из этих кампаний не отличалась такой изощренностью, продолжительностью и накалом. Она велась по всему фронту - полицией, юридическими инстанциями, СМИ, общественными организациями. Здесь было все - утечки информации, «наезды» на ближайшее окружение, фальсификации, интриги, доносы. И трудно поверить, что один человек может противостоять этому организованному и координированному хору клеветы и поношений. Либерман смог. 

Многие события, сопутствовавшие «делу Либермана» уже забылись. И немудрено: слишком много всего произошло за эти годы. Попробуем восстановить хронологию событий.

Январь 1999 года. Канун выборов. Авигдор Либерман объявляет о создании партии «Наш дом Израиль». И сразу же против него возбуждается дело. Генерал полиции Моше Мизрахи проводит незаконное прослушивание телефонных разговоров Либермана, а влиятельный журналист Амнон Абрамович «сливает» результаты прослушивания в СМИ. Октябрь 2003 года. Юридический советник правительства Эльяким Рубинштейн подвергает резкой критике методы работы полиции и Моше Мизрахи лично.

Ноябрь 2004 года. БАГАЦ выносит вердикт относительно серьезных нарушений в ходе расследования. Мизрахи снят с должности начальника Следственного управления полиции.

Март 2006 года. После выборов в Кнессет Либерман собирается войти в коалицию и намерен получить портфель министра внутренней безопасности. Сразу после этого Минюст объявляет о «новом витке расследования».

Середина 2008 года. Первое «дело» закрыто юридическим советником правительства Мени Мазузом. Остается второе – открытое в 2006 году.

25 января 2009 года. Отдел по борьбе с коррупцией управления ЛААВ 433 полиции Израиля задерживает семерых подозреваемых по "делу Либермана", в том числе, дочь лидера НДИ Михаль Либерман и его адвоката Йоав Мени. Обвинение - отмывание капитала и финансовые нарушения. И это - за две недели до начала предвыборной кампании, когда опросы общественного мнения предрекают НДИ третье место на выборах.

Март 2009 года. Либерман возвращается в Израиль из Минска и должен передать президенту Шимону Пересу рекомендации НДИ по поводу назначения премьер-министра. В этот же день следователи обращаются к бывшему юридическому советнику Мени Мазузу с просьбой разрешить допрос Либермана в течение ближайших двух недель. На две недели глава НДИ «выбит» из коалиционных переговоров.

13 апреля 2011 года. Либерман - глава МИДа и один из наиболее популярных политиков Израиля - предлагает выработать консенсус в отношении плана мирного урегулирования, чтобы не допустить раскола общества и перехватить инициативу у палестинцев. В этот момент юридический советник Иегуда Вайнштейн обнародует обвинительное заключение. Это происходит … в день съезда партии НДИ в Иерусалиме. «Стечение обстоятельств», разумеется…

Конец 2011 года. Это пик успеха МИДа. Комиссия Пальмера, назначенная ООН, признала право Израиля защищать свои водные границы и незаконность попыток прорыва морской блокады. Потерпела полное фиаско «правозащитная флотилия» с активистами из 40 стран. Провалилась идея одностороннего признания в ООН палестинской государственности. Судья Ричард Голдстоун опубликовал покаянную статью в Washington Post. Именно в это время агентство Associated Press публикует «сенсационное разоблачение». Ссылаясь на журналистов израильского сайта Israel Defence Амира Рапопорта и Дии Хадид, АР утверждает, что Эхуд Ольмерт в бытность премьер-министром скрывал от своего министра стратегического планирования Авигдора Либермана специфическую секретную информацию. В окружении Ольмерта подобное утверждение опровергают. «Вы выполняли свою работу наилучшим образом», – пишет Ольмерт в открытом письме Либерману. 

Но журналистов волнует не опровержение, а как лучше унизить Либермана… Сезон «красных флажков» идет полным ходом.

Волосы вставали дыбом от того, что мы узнали за эти годы о лидере НДИ. «Гаарец» проведала, что Либерман собирается сбежать в Беларусь к своему «другу» Лукашенко. Ведущий журналист газеты Ари Шавит публиковал статьи с леденящими душу пророчествами: Либерман, ставленник Кремля и лично Путина, намерен захватить власть в стране, дабы превратить ее в сателлита России. «Если Вайнштейн не предъявит обвинение Либерману, тому будет открыта дорога к власти. Сначала он сожрет Нетаньягу, затем сотрет в порошок Ливни, и, наконец, станет премьер-министром», - писал он в декабре 2010 года. А в ноябре 2011 года уже предсказывал скорый конец израильской демократии: «Вопреки мечтам Теодора Герцля, Израиль стал напоминать Россию Владимира Путина, - пишет он. - На кону стоит израильская демократия».  

Либеромания преследовала израильское общество. Рувен Лейб, бывший журналист «Едиот Ахронот», предостерегал от ужасов возвышения Либермана. «Либерман опасен не только для арабов. Наравне с расистским, националистическим и колониальным имиджем, своей необузданной силой он наводит страх и на евреев. У Ивета счеты с органами правоохранительной системы, и если у него только появится возможность, он попытается рассчитаться с ними. Стоит заранее готовиться к опасности нанесения удара по столпам демократии», - писал он в сентябре 2011 года. «Я не знаю, кто заслал Либермана в Израиль, кто и почему его финансирует. И вообще, правда ли, что его зовут Ивет Либерман? Я не уверен, что этот человек – настоящий. Он мне кажется чем-то абсолютно нереалистичным. Я не знаю, был ли в истории еще один такой человек, как Либерман…. Я смотрю на его глаза, и меня это пугает. Он страшный человек», - бился в истерике «Радио ле-ло афсака» Натан Захави. Из-за Либермана и вообще «русских» «мы стали одной из республик СССР», жалуется Лили Галили в беседе с журналистом ультра-либеральной «The Guardian».
 
«Утечки» - вместо доказательств. Спекуляции – вместо фактов. Мелкая месть – вместо показаний. Таковы ингредиенты «дела Либермана». Плюс много пены и очень много грязи. И все равно… Обвинения не складывались, версии разваливались. Гора не родила даже мышь. Она не родила вообще ничего.

Обозреватель «Маарив» Бен Каспит – отнюдь не страстный поклонник Либермана, но честный журналист – первым признал это и потребовал прекратить фарс. «Я закрыл бы «дело Либермана» потому, что оно стало насмешкой над самой судебной системой. Система должна понести наказание за то, что втянула расследование в трясину, из которой не может выбраться».

Он подчеркивал: дело, которое ведется 15 лет, безнадежно, и прокуратора не знает, что ей делать. Из комиссии в 11 человек, только двое выступают за передачу его в суд. «Подавляющее большинство убеждено, что «дело» должно быть закрыто за отсутствием доказательств, без выдвижения обвинительного заключения». Иегуда Вайнштейн, которому «дело» досталось в наследство от Мени Мазуза, не знает, что делать, писал Каспит. 

Но поставить точку невозможно, ведь это означает расписаться в несостоятельности. Нужно найти хоть какую-то, пусть малюсенькую зацепку. И такая зацепка находится. Это - «дело Зеэва Бен-Арье», которого якобы Либерман назначил послом в Латвии в качестве ответной услуги за то, что тот якобы попытался передать ему секретную информацию о следствии. Главная ставка делалась на показания высокопоставленных чиновников МИДа. Но и здесь все пошло вкривь и вкось. «Все не так, ребята», - как пел Владимир Высоцкий. 

Сначала два ключевых свидетеля по данному делу - Йоси Галь, бывший гендиректор министерства, а ныне посол во Франции, и Шимон Роден, бывший глава кадрового отдела МИДа и посол в Таиланде – заявили, что на них не оказывалось никакого давления. Да и вообще вся эта история «выеденного яйца не стоит», учитывая, что речь шла о третьестепенном вопросе. А потом подвел и главный свидетель, неожиданно «узнавший» (после того, как не был включен в предвыборный список НДИ) о «нарушениях в МИДе».

Карточный домик, построенный прокуратурой, не выдержал даже легкого дуновения реальности. Обвинения с Либермана были полностью сняты. Однако остались вопросы – к отечественной Фемиде, к полиции, журналистам, разогревавшим публику своими «разоблачениями». «Это – не проблема Либермана, это проблема прокуратуры. Более того, проблема государства. Немыслимо, что причинив человеку столько страданий, не располагая ни малейшими доказательствами его вины, государство, вместо того, чтобы извиниться, выдумывает «новый фантом» и начинает раскручивать его», - сказал, выступая в студии Кнессета, адвокат Ави Хими, в прошлом защищавший интересы отдельных лиц и групп, против которых выдвигались огульные обвинения со стороны государственных структур.

Его приговор предельно лаконичен: «Юридическая система занимается не поиском истины, а преследованием неугодных. Это – опасный симптом».

Либерман заслуживает всяческого уважения за то, что смог выстоять против Системы, не сломался, не поддался искушению пойти на компромиссы с совестью и не перестал отстаивать то, во что верит. В конечном счете, израильской элите пришлось признать это. И смириться.

counter
Comments system Cackle