От "Братьев" к хунте и обратно?
Фото: Getty Images
От "Братьев" к хунте и обратно?

Исламистская радикальная партия официально признана в Египте террористической

24 декабря в египетском городе Эль-Мансур раздался взрыв, в результате которого погибли 14 человек, в том числе 8 сотрудников полиции; еще 200 получили ранения. Подозрение в совершении теракта сразу пало на боевиков из партии "Братьев-мусульман".* Радикальные исламисты стали отрицать свою причастность к организации взрыва. Тем не менее, премьер-министр Египта Хазем аль-Баблауи возложил ответственность за теракт именно на эту организацию. Египетский суд моментально запретил всякую деятельность "Братьев-мусульман" в стране. Отмечается, что официальное признание "Братьев-мусульман" террористической группировкой даст властям больше возможностей в борьбе с объединением. В частности, теперь власти смогут наказать участников группировки, а также тех, кто спонсирует ее или всячески содействует.

Впрочем, что это уже не первый случай запрета партии. Скорее всего, "братья" опять уйдут в подполье, и будут отвечать на действия правительственных сил террористическими вылазками. Как долго продлится это противостояние и чем закончится, предугадать невозможно.

Египетскому народу можно только посочувствовать: неясно, что хуже – военная хунта или фундаменталистская исламская организация. И тот, и другой режим предполагает жесткую авторитарную модель управления страной. Будущее Египта и всего Ближнего Востока вовсе теряется в мареве подзатянувшейся "арабской весны".

Ясно одно: либеральная политика мультикультурализма и толерантности потерпела фиаско. США давно расписались в своей беспомощности мирно уладить национально-религиозные вопросы, и теперь могут бороться с радикальным исламом лишь военно-геополитическими способами. Дело остается за Россией: сможет ли она справиться с мусульманской террористической угрозой относительно мирными средствами?

Владимир Сотников, ведущий научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН:

– Мухаммед Мурси (бывший президент Египта от партии "Братьев-мусульман", отстранен от власти 3 июля 2013 года в результате военного переворота; сейчас ему грозит смертная казнь – Прим. ред.) остается харизматичным лидером, неким символом "Братьев-мусульман". А сторонников у организации сейчас не меньше, чем у официальных властей Египта, и их задача, насколько я понимаю, убрать эту харизматичность. Я прогнозирую, что Мурси могут предложить компромиссный вариант эмиграции в какую-то другую страну.

Но в целом, я считаю, запрет "Братьев-мусульман" приведет только к росту числа сторонников этой организации, потому что египтяне после июньских событий этого года, когда в результате переворота к власти пришла военная хунта, нынешней властью не очень-то довольны. Особенно это касается молодежи, которая активно консолидируется в социальных сетях и уже считает, что не надо было совершать такой антидемократический переворот. Ведь международные наблюдатели подтвердили, что все необходимые процедуры были соблюдены, и "братья" победили на выборах совершенно законно. Так что, учитывая все это, вряд ли можно ждать, что ситуация в Египте в ближайшее время стабилизируется, и вскоре мы можем ждать какие-то новые потрясения, которые приведут к тому, что запрещенные "братья-мусульмане" будут расшатывать нынешнюю власть.

"СП": – Если перенести ближневосточные коллизии в наш, российский контекст, то какие у нас, к примеру, есть запрещенные исламистские организации?

– Буквально недавно у нас раскрыта исламистская группировка, которая готовила теракты на территории страны. С поличным взято 15 человек. Но это радикальные исламисты, а "Братьев-мусульман" радикальными назвать нельзя. Они стали организовывать теракты только после того, как их самих насильственным путем убрали из власти.

А у нас организаций такого рода нет; те, что на Северном Кавказе, по почерку своих действий на "Братьев" не похожи. У нас есть либо безобидные официально действующие исламские организации, либо небольшие сугубо террористические, как разгромленная недавно московская группа. Но вообще, конечно, "арабская весна" сильно повлияла на усиление радикального ислама, и нам нужно быть готовыми к тому, что вскоре его действие распространится и на Россию.

"СП": - Можно ли говорить о том, что хоть похожих организаций и нет, но процессы идут все равно сравнимые, когда под предлогом борьбы с террористической угрозой отнимаются гражданские свободы?

– Это точка зрения наших западных оппонентов. А так смотрите: даже если взять события на Болотной площади, то заранее ведь протест как таковой никто не запрещал и не запрещает при условии правильной подачи заявок на массовые мероприятия. Они у нас не подавляются с помощью слезоточивого газа. Но силовые методы применяются к протестующим только в ответ на насильственные действия в отношении представителей власти, как это было на той же Болотной.

А давайте вспомним 70-е годы в Америке, когда шла вьетнамская война, и были антиправительственные митинги. Так власти применяли не только дубинки и слезоточивый газ; был даже случай, когда власти бомбили протестующих с военного самолета.

Так что в целом российская Конституция соблюдается, и сравнивать наши исламистские организации с "Братьями-мусульманами" нельзя.

Роман Силантьев, член Совета по проведению религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ:

– Террористическую организацию назвали террористической. Египет обжегся на том, что дал власть "Братьям-мусульманам", потеряв при этом убитыми множество мирных жителей и получив разгромленную экономику.

"СП": – То есть взрыв, который вменяется им в вину, действительно совершили они?

– Знаете, после того, как они сожгли более ста храмов… После того, как "Братья" пришли к власти, христианам вообще житья не стало – при Мубараке, как говорится, такого не было. Так что египетские власти все сделали правильно. Террористов надо называть террористами и запрещать.

"СП": – Есть ли у нас организации исламистского толка, которые запрещены на тех же основаниях?

– У нас надо запрещать идеологию. У нас нет организаций наподобие "Братьев-мусульман", а есть десятки сект, объединенных одной идеологией, как те же ваххабиты-салафиты. Их надо запрещать, вот сегодня в Дагестане об этом говорили. Все элементарно: людям, которые считают возможным убивать своих оппонентов, надо отвечать симметрично.

Те, кто утверждают, что террористов в ходе спецопераций надо обязательно брать живьем, а не уничтожать – идиоты. Любой человек, поднявший оружие на сотрудника правоохранительных органов, должен знать, что его могут убить. Их уничтожают – и слава Богу.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...