Третье пришествие Либермана
Фото: Getty Images
Третье пришествие Либермана

Судебная победа Либермана была впечатляющей, недаром эту тему на все лады до сих пор обыгрывают израильские СМИ. Это его личный успех и заявка на премьерский пост в качестве центрального израильского политика. Он смог убедить всю юридическую систему, включая суд, прокуратуру и юридического советника правительства, в своей невиновности. Позади 17 лет ада, допросов, расследований, тяжелых обвинений. Кстати, одним из пунктов этих обвинений было фиктивное руководство бизнесом, которое осуществлялось его дочерью после того, как Либерман ушел в политику. Но на суд он пришел с двумя сыновьями, явно демонстрируя преемственность поколений и далеко идущие карьерные планы и по поводу себя, и по поводу детей. Так Биби демонстрировал своих сыновей во время предвыборной кампании.

Для Ивета явно наступил период благоденствия, чуть ли не рай, который Либерман именно так и упоминает. А что, 17 лет если не в аду, то в чистилище, под пристальным наблюдением прокурорских чертей. Теперь он возвращается в МИД, и ревнивые принцы крови, вроде Бужи Герцога, уже предрекают вред от тандема Либерман-Элькин. Последний, напомню, замминстра иностранных дел.

В ближайшей перспективе увеличение собственного влияния и партии НДИ в правительстве Нетаниягу, а в отдаленной перспективе – борьба за премьерское кресло. Горизонт чист, но хороший стратег и умелый тактик распределяет цели на ближние и дальние. Союз с Биби и Ликудом накануне прошлых выборов, вероятно, был ступенью, которая позволит в течение пяти лет стать главой Ликуда, а оттуда прыгнуть в кресло премьера.

Однако два заклятых друга, Ивет и Биби, совершили ошибку, поверив авторитетному стратегическому советнику Артуру Финкельштейну, пообещавшему им 45 совместных мандатов. Похоже, Финкельштейн примитивно сложил голоса обеих партий.

На практике оказалось лишь 31 парламентское место. Ивет спас Ликуд ценой собственного представительства в Кнессете. Понятно, Нетаниягу хочет продолжения союза, чтобы Либерман оставался у него под рукой и обеспечивал контроль над коалицией, но Либерман намерен пересмотреть условия союза. Биби, несмотря на свою популярность, все слабеет у себя в Ликуде. Молодые волки считают, что им пора брать власть в свои руки, а сильный Либерман в качестве преемника не входит в их планы. Отсюда и критика союза Ликуда и НДИ, и борьба за немедленное разделение. Либерман понимает, откуда дует ветер, и наверняка подготовил для Хотобели, Регев и Данона неожиданный шахматный ход. 24 ноября будет заседание совета партии НДИ, и он, вероятно, заявит, что союз прекращает свое существование. Для Нетаниягу это будет большой удар, а Либерман с 11 мандатами будет чувствовать себя вполне комфортно. Он не будет связан обязательствами с премьером и сможет наконец оправдаться перед избирателем, пробивая задекларированные цели. НДИ не может позволить себе, чтобы другие светские партии типа «Еш атид» или «Тнуа» инициировали законы по разделению светских и религиозных сфер, а это входит в избирательную программу НДИ. Почему светские браки, реформа гиюра может быть записана на счет Яира Лапида?

Другой фронт – это борьба против арабских партий, которые отстаивают политические преимущества для арабского меньшинства, чей вклад в экономику – нулевой, налоги – минимальные, зато выплаты Института национального страхования – катастрофические.
По этой причине он не приемлет закон о всеобщей воинской повинности, который не распространяется на арабов. Либерман также оказывает давление с целью отмены льгот для арабского населения, существующих де-факто.

НДИ попытается отменить давнее положение об арабском языке, который сегодня является вторым государственным. Сейчас у нас все государственные документы составляются на двух языках, тогда как полтора миллиона русских оказываются дискриминированными. Скажем, арабоязычная пресса имеет привилегии, в которых отказано русскоязычным СМИ.

В качестве главы МИДа Либерман уже не будет, как в прежней каденции, делегировать свои полномочия, особенно на американском направлении. Он еще не забыл то унижение, которое ему как министру нанесли Барак и Биби.

В следующих переговорах с участием Керри встреча с Либерманом будет обязательной. Кстати, Ивет лично симпатизирует Ципи Ливни, но собирается вмешиваться в ее контакты с палестинцами. Он намерен активизировать свою деятельность в Европе и приложить особые усилия в налаживании отношений с Кремлем. Тем самым он собирается дать понять, что Израиль ведет самостоятельную политику, не являясь сателлитом США. Это шанс щелкнуть по носу хромую утку Обаму руками российского коллеги Лаврова.

В определенном смысле Либерман на распутье: нужно принять важное стратегическое решение - начинать ли сейчас гонку за кресло премьера, мобилизуя правые силы, или же, как многие ожидают от него, сближаться с центристами. Он видит, как Яир Лапид теряет популярность, и можно, при правильных шагах, откусить часть его электората.
Аводу во главе с Шелли Яхимович он игнорирует, считая, что эта партия сама сгниет в оппозиции. Зато он сделает все возможное, чтобы ШАС вернулась в правительство и так возобновился союз с Арье Дери. Координация НДИ и ШАС обеспечит укрепление их позиций по отношению к Ликуду.

Что же касается собственной партии, то НДИ в последнее время испытала несколько чувствительных ударов. Среди них провал на выборах в Иерусалиме, чего Ивет не простит ни Биби, ни Ниру Баркату. Он не помнит обиды, он их записывает, а месть это такое блюдо, которое подается холодным.

Либерману предстоит отстроить заново НДИ и решить, на кого ориентироваться: популярные русскоязычные фигуры или правых политиков-израильтян. На мой взгляд, Либерман ошибся, когда три министерских поста отдал Ландау, Ароновичу и Шамиру. Всех троих откровенно критикуют, и только один министр, руссскоязычная Софа Ландвер, блещет на этом сером фоне.

Либерман явно ошибся, обойдя Фаину Киршенбаум и дав ей пост всего лишь заместителя министра. Она одна стоит троицы Ландау-Аронович-Шамир.

Теперь есть шанс провести реформу министерских портфелей. Скажем, поднять на уровень Стаса Мисежникова министерство туризма. Ландау привнес в эту отрасль полный застой. Возможно, и Мисежников,  взявший отпуск от политики, вернется, но Фаина Киршенбаум вполне бы справилась и с этим министерством, и с еще более тяжелым.

Как обычно, Либерман держит карты закрытыми, но в решающий момент он выложит их на стол, к зависти остальных.

counter
Comments system Cackle