Идише коп II
Фото: Shutterstock.com
Идише коп II

Альтернативная теория

Если евреи и антисемиты в чем-то и согласны, так это в признании умственного превосходства евреев. И действительно, элементарная статистика показывает совершенно непропорциональное преобладание евреев во многих областях человеческой деятельности, требующих высокого уровня интеллектуальных способностей, в первую очередь в коммерции, финансах, науке и медицине. Евреи составляют всего 0,2% населения земного шара, но эта ничтожная кучка дала миру 27% лауреатов Нобелевских премий по физике, 31% – по медицине и физиологии, 54% чемпионов мира по шахматам.

В Америке лишь 2% населения – евреи, но на их долю приходятся 21% студентов элитных университетов «Лиги плюща», 26% лауреатов премий Кеннеди-центра, присуждаемых выдающимся деятелям искусства и культуры, 37% «оскароносных» кинорежиссеров, 38% ведущих филантропов и 51% лауреатов Пулитцеровских премий в области журналистики и музыки.

Эти достижения опираются на исключительно прочную образовательную базу. Среди американских евреев вдвое больше лиц с высшим образованием и в четыре раза больше магистров и докторов наук, чем среди населения страны в целом. Как и следует ожидать, образование приносит экономические плоды: вероятность получения работы, требующей высокой квалификации и соответственно оплачиваемой, для евреев на треть выше, чем для остального населения Америки, а еврейский семейный доход на 25% выше соответствующего показателя для средней американской семьи.

Но вот вопрос – почему так сложилось? Откуда у евреев такая мощная тяга к знаниям? Почему они добились таких успехов в профессиях, залогом которых являются грамотность и высокий уровень образования? На этот счет предлагаются разные теории. Наиболее популярная из них постулирует принцип естественного отбора под давлением обстоятельств: евреям было запрещено владеть землей, для них был закрыт доступ в ремесленные гильдии, и фактически единственной остававшейся возможностью заработка для евреев были торговля и финансы, т.е. области, где требовалось грамотность, смекалка и умственная изворотливость, т.е. по современным понятиям – высокий IQ.

Любопытная гипотеза, которую я в сжатом виде описал в предыдущей статье на эту тему («Идише коп»), усматривает причины высокого уровня умственного развития евреев в физиологии: вековой отбор привел к изменениям на генетическом уровне. Но авторы недавно вышедшей из печати книги подошли к вопросу с совершенно других позиций. На основании пристального изучения исторических материалов в сочетании с дотошным экономическим и демографическим анализом преподаватели Бостонского университета профессор Маристелла Боттичини и профессор Цви Экстайн пришли к совершенно иным выводам, суть которых раскрывается в самом названии их монографии: «Кучка избранных: как образование определило ход еврейской истории с семидесятого по тысяча четыреста девяносто второй год» (Maristella Botticini, Zvi Eckstein The Chosen Few: How Education Shaped Jewish History, 70-1492, Prinston University Press, 2012).

 *  *  *

Со времен вавилонского пленения в 6 веке до н. э. до разрушения Второго храма римскими войсками в 70 г. н.э. иудаизм стоял на двух столпах – религиозных обрядах, совершаемых священниками в Храме, и изучении Священного Писания – Торы, молитве и синагоге. И то и другое было уделом крохотной образованной элиты, принадлежавшей к двум враждовавшим сектам: храмовым священнослужителям-саддукеям и раввинам-фарисеям.

Однако Иудейская война, т.е. восстание евреев Иудеи против римского владычества, в корне нарушила сложившееся равновесие. Война была чрезвычайно кровопролитной: римский историк Тацит пишет, что в ней погибло не менее 600 тысяч евреев. Но жертвы распределились между двумя сектами неравномерно. Саддукеи, из рядов которых вышли все лидеры восстания, были практически поголовно истреблены, в то время как фарисеи не принимали участия в войне и в массе своей уцелели.

Разрушение храма римлянами и принудительное рассеяние евреев по всем пределам Римской империи по необходимости сдвинули центр тяжести иудаизма, поле религиозно-идеологической битвы осталось за вероучителями-фарисеями: раввинами и талмудистами. На протяжении нескольких последующих столетий они в корне преобразовали иудаизм, кодифицировали Талмуд и провозгласили принцип всеобщего обязательного религиозного образования. За неимением священников, представлявших верующих перед Богом, отныне каждый еврей должен был самостоятельно читать и изучать тору и – что особенно важно – учить своих сыновей этому искусству. Раввины видели в поголовном образовании главный залог сохранения еврейской религии и нации в условиях диаспоры. В мире, где подавляющее большинство населения не умело читать и писать, это было поистине революционное требование.

Революционное, но весьма обременительное. В первые столетия после разрушения Второго Храма евреи в подавляющем большинстве были нищими крестьянами, для которых были непосильны немалые расходы, сопряженные с необходимостью давать образование своим сыновьям. Возникла главная дилемма существования евреев: либо сохранять приверженность своей религии и нести соответствующие финансовые жертвы, либо отвергнуть иудаизм и освободиться от обременительных обязанностей, которые накладывала еврейская религия, включая и соответствующее финансовое бремя. Несложно заключить, что выбор диктовался предпочтениями и возможностями каждого отдельного еврея. Те, кто был недостаточно стоек в вере или кому не давалась премудрость вследствие недостаточной живости ума, естественно тяготели к более легкому пути – отказу от религии своих отцов.

Иными словами, здравый смысл подсказывает, что часть еврейского народа должна была ассимилироваться и что вследствие этого численность евреев должна была постепенно уменьшаться. И действительно, в период, когда создавался Талмуд, с III по VI век н.э., четко обозначились две тенденции. С одной стороны наблюдалось повышение уровня грамотности в еврейской общине, в основных чертах сельскохозяйственной. С другой стороны, происходила медленная, но неуклонная ассимиляция – в основном посредством перехода в христианство с соответствующим сокращением численности иудеев. Если накануне разрушения Второго Храма в Римской империи насчитывалось приблизительно 5,5 миллионов евреев, то к 650 году их оставалось лишь 1,2 миллиона.

Сокращение численности еврейского населения, конечно, отчасти объяснялось военными потерями, эпидемиями и обычными бедствиями, выпадающими на долю покоренных и депортированных народов. Но по расчетам демографов на долю этих факторов должно было придтись не более половины убыли еврейского населения, т.е. около 3 миллионов. Это значит, что примерно столько же евреев уцелело. Так куда же делись две трети из этих трех остававшихся миллионов? Боттичини и Экстайн отвечают: эти два миллиона евреев ассимилировались и перестали быть евреями.

*  *  *

В середине VII столетия на историческую сцену вышел ислам. В считанные десятилетия возникла гигантская мусульманская империя, простиравшаяся от Геркулесовых столбов до Индии и Китая. Ее отличительными признаками были не только общая религия и общий (арабский) язык, но также единые институты и законы. В этой питательной среде, как грибы после дождя, повсюду стали бурно расти города, возникла коммерческая экономика. Процессы глобализации и урбанизации породили острую нужду в образованных специалистах, владеющих интеллектуальными профессиями.

В таких условиях поголовно грамотные евреи оказались особенно востребованными, и в результате в период с 750 г. по 900 г. почти все евреи в Месопотамии и Персии – три четверти всемирного еврейского населения – оставили занятие сельским хозяйством, переселились в крупные города Умайядского и Аббасидского халифатов и стали специализироваться на занятиях, требовавших грамотности и высокого уровня интеллектуальных навыков. И спустя четыре столетия на всем пространстве мира ислама – от Самарканда до Багдада, от Каира до Кордовы – существовали процветавшие еврейские общины, занимавшиеся торговлей, ростовщичеством, медициной и ремеслами. Причем, указывают авторы книги, эта смена рода занятий – переход от крестьянского труда к гораздо более выгодным городским профессиям – произошла еще до того, как евреям было запрещено владеть землей.

Иными словами, Боттичини и Экстайн дали новый оригинальный ответ на вопрос огромной исторической важности: каким образом евреи стали народом коммерсантов, банкиров, ученых и врачей. По их мнению, это произошло не по необходимости и не из-за запретов, а ввиду очевидного преимущества евреев в уровне образования. Преимущества, явившегося следствием травматического события – разрушения Второго Храма, которое вынудило всех евреев, сохранивших приверженность религии своих предков, учиться и приобретать грамотность. Это подготовило евреев к ключевой роли в нарождающейся экономике мусульманской империи, поскольку их особые таланты и знания были отлично приспособлены к нуждам урбанистического и глобализованного мира.

Своим успехам в коммерции, в первую очередь международной, в немалой степени способствовали традиции и институты еврейства. Наличие раввинских судов для разрешения гражданских конфликтов давало необходимую уверенность для развития и роста коммерческих предприятий. Крепкие связи между разными общинами, порожденные единой религией и общим языком, обеспечивали исполнение договорных обязательств. Любопытный факт: еврейские купцы могли даже путешествовать, не имея при себе крупных сумм денег, чтобы не дразнить аппетиты разбойников, ибо в любом новом месте им достаточно было лишь найти еврейскую общину, обычно компактного расселения, где их принимали и снабжали всем необходимым, в том числе и неограниченным кредитом.

Все это давало евреям громадные преимущества перед их христианскими и мусульманскими конкурентами. Это также объясняет поразительные успехи евреев в профессиях, связанных с функционированием кредитно-денежных рынков. В XII-XIII веках ростовщичество было уже привычным еврейским занятием в Англии, Франции и Германии и их главной профессией в Испании, Португалии, Италии и в других странах Западной Европы.

Эта точка зрения противоречит общепринятой теории о том, что европейские евреи в средние века специализировались на ростовщичестве по необходимости, ввиду отсутствия альтернативы, и что они просто заполнили пустовавшую нишу, поскольку мусульманам и христианам религия запрещала ссужать деньги под проценты. Боттичини и Экстайн утверждают, что евреи без принуждения занимались банковской деятельностью, потому что обладали соответствующими знаниями и навыками. В то время, когда даже короли могли лишь неумелой рукой вывести под своим указом крест, евреи умели читать и писать, знали математику и располагали институтами, которые обеспечивали неукоснительное исполнение контрактов. Помимо этого, у них в руках был капитал, накопленный тяжкими трудами в коммерции и ремеслах, и беспрецедентная сеть связей между разными общинами, рассеянными по всему свету.

*  *  *

Третьим историческим событием, которое кардинальным образом отразилось на евреях, стало нашествие монголов на Ближний Восток, по непонятной причине практически не отраженное в учебниках еврейской истории. Монголы вторглись в Персию и Месопотамию в 1219 году, а процесс завоевания всего региона завершился разгромом Багдада конницей Хулагу-хана – внука Чингисхана. Урбанистская и коммерческая экономика Аббасидской империи рухнула, Месопотамия и Персия были экономически отброшены в глубь веков, вернувшись к примитивному сельскому хозяйству. В результате существенная часть еврейского населения Месопотамии и Персии и даже Египта и Сирии была вынуждена оставить иудаизм и обратиться в мусульманство: религиозная обрядность и требование обучения сыновей вновь стали непосильным бременем для многих осевших на землю евреев.

В результате всемирная еврейская община начала стремительно сокращаться и к концу XV века упала до беспрецедентно низкого уровня, грозившего евреям полным исчезновением. Сработал тот же самый механизм, который привел к укоренению евреев в интеллектуальных профессиях, но только в обратном направлении под действием внешнего фактора – монгольского завоевания.

*  *  *

Такова оригинальная теория, предложенная двумя бостонскими исследователями для объяснения «предрасположенности» евреев к занятиям интеллектуальными профессиями и их в среднем повышенным уровнем интеллектуального развития.

counter
Комментарии