Каковы будут результаты ядерной войны между Ираном и Израилем
Фото: AP
Каковы будут результаты ядерной войны между Ираном и Израилем

После Второй мировой войны появились реальные предпосылки создания государства Израиль, однако главы арабских государств заявили, что используют силу, чтобы не допустить подобного развития событий. Именно тогда лидер еврейского ишува Палестины, Давид Бен-Гурион, начал в узком кругу единомышленников говорить о развитии ядерного потенциала. Это происходило всего два года спустя после успешного завершения "Манхэттенского проекта" и ядерной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки.

Атомная идея Бен-Гуриона основывалась на историческом осознании того факта, что технологическое превосходство в военной сфере и рациональное использование этого превосходства позволяют небольшим народам и их армиям нейтрализовывать внешние угрозы и заставлять значительно более сильных врагов считаться с ними.

Так 4000 лет назад гиксосы, азиатские кочевники, используя колесницы, победили Древнюю египетскую империю. Так в 16 веке Фернандо Кортес, располагая небольшим числом солдат, имевших огнестрельное оружие, одержал победу над многочисленными индейскими племенами Мексики, вооруженными луками и стрелами. Так во время Войны Судного дня египтяне сумели ликвидировать израильское военное превосходство, имея на вооружении огромное количество новейших противотанковых и противовоздушных ракет советского производства.

Согласно зарубежным источникам, в течение многих лет Израиль вел разработку различных видов атомного оружия и средств его доставки, которые покрывают, как минимум, весь ближневосточный регион. Согласно известному закону Мёрфи, гласящему, что если есть вероятность того, что какая-нибудь неприятность может случиться, то она обязательно произойдёт, у Ирана, а также еще у ряда стран и террористических группировок, в обозримом будущем появится ядерное оружие. Означает ли это, что западные страны в целом (и Израиль, в частности) находятся в смертельной опасности? На мой взгляд, нет.

На первом этапе ирано-иракской войны в 80-е годы вероятным считался вариант, при котором Иран мог быть повержен с помощью конвенционального оружия. Хомейнистский режим извлек из этого следующий урок: арабы-сунниты, поддерживаемые США, угрожают существованию Исламской республики. Именно эта психологическая травма времен ирано-иракского конфликта и является движущей силой ядерного проекта Тегерана. Иран не считает Израиль своим подлинным врагом. Израиль для режима аятолл является средством для установления иранского лидерства над всем мусульманским миром или его значительной частью. Тем самым Тегеран рассчитывает уменьшить угрозу, исходящую от арабских держав.

Допустим, что иранцы решат в конечном итоге сбросить на Израиль атомную бомбу. Поставит ли это под угрозу существование еврейского государства? На мой взгляд, нет. В худшем случае Иран создаст атомную бомбу того типа, которую американцы сборосили в 1945 году на Японию. Если такая бомба будет сброшена на Гуш-Дан (тель-авивский мегаполис), это приведет к гибели примерно 200 тысяч человек, а также к большому материальному ущербу. Абсолютное большинство израильтян останутся живы, большая часть территории страны не пострадает.

В ответ Израиль немедленно продемонстрирует свои ядерные возможности, которые, согласно зарубежным иточником, во много раз превышают потенциальные возможности Ирана. Можно также предположить, что в данном случае США окажет помощь Израилю и вмешается в конфликт. Если Сирия и Хизбалла вступят в войну и выпустят по израильской территории тысячи конвенциональных ракет, Израиль уничтожит Сирию и Южный Ливан.

Подобного рода стратегическая ситуация не совсем похожа на так называемый "баланс страха", который существовал между США и Советским Союзом в период "холодной войны". США и СССР могли полностью уничтожить жизнь на планете Земля. Иран и Израиль, в отличие от сверхдержав второй половины 20-го века, не обладают подобной возможностью. И не будут никогда обладать. Во всяком случае, в обозримом будущем.

Ядерный баланс страха, который может воцариться в отношениях между иранцами и израильтянами, угрожает существованию Ирана, как государства, однако не не несет угрозы государству Израиль, а "только" значительному числу израильтян. Результаты войны между Ираном и Израилем могут даже, парадоксальным образом, нейтрализовать многие нынешние угрозы существованию еврейского государства. Однако за это придется заплатить ужасную цену. Ни один глава демократического государства не пойдет осознанно на подобный риск. Однако развитие событий зависит не только от лидеров Израиля.

Ури Мильштейн, "Гаарец"

counter
Comments system Cackle