Блеск и нищета "Аль-Джазиры"
Фото: Getty Images
Блеск и нищета "Аль-Джазиры"

В ночь с 30 июня на 1 июля в Каире были арестованы пять сотрудников катарского телеканала "Аль-Джазира", а офис компании был обыскан и опечатан. Египетские военные под руководством министра обороны Абд аль-Фаттаха ас-Сиси точно знают, кто их враг, и действуют решительно. Точно также два с половиной года назад, в самом начале "Арабской весны", практически те же самые люди распорядились о закрытии той же самой "Аль-Джазиры", опасаясь "тлетворного влияния иностранных элементов". Они же не раз задерживали и избивали корреспондентов и проюсеров так называемого "Арабского CNN" в прошлом, еще до того, как всесильный президент Хосни Мубарак сменил прописку с президентского дворца "Иттихадия" на тюрьму "Тора".
 
Разница заключается лишь в том, что тогда лоялисты Мубарака пытались бороться с катарским медиа-гигантом, который находился на пике своей популярности.
 
Вестник свободы слова и политического ислама

"Аль-Джазира" появилась на арабском небосклоне в 1996 году и немедленно прославилась своей жесткой критикой в адрес арабских правителей, всех до единого, за исключения катарского эмира, шейха Хамада бин-Джасема ат-Тани. "Аль-Джазира" колола и разила своими ядовитыми стрелами, многие из которых были адресованы Израилю, а также его арабским партнерам в регионе. При всем том – ни слова о том, что в 1998 году в Дохе было открыто израильское торгпредство, а катарская дипмиссия поселилась в Тель-Авиве. Но восхищенные новообретенной спутниковой свободой слова зрители "Аль-Джазиры" не обращали на это внимания. В годы интифады аресты и задержания сотрудников телеканала воспринимались в арабском мире как самое очевидное подтверждение тому, что единственному рупору свободы слова наступают на горло пособники сионистов и империалистов.
 
Проблемы начались в 2007 году, когда "рупор свободы слова" крайне однобоко освещал исламистский переворот в Газе. Если до этого момента кто-то в Каире, Аммане или Рамалле сомневался в том, кому принадлежат симпатии катарского телеканала, то после кровавых событий в Газе эти сомнения полностью исчезли.
 
"Аль-Джазира полностью встала на сторону исламистов, которые убивали и пытали активистов ФАТХа и членов их семей. Позже, в ходе войны в Газе 2008-2009 года, катарский телеканал полностью игнорировал сообщения о том, что лидеры ХАМАСа прячутся в больницах, что гуманитарная помощь достается только членам семей боевиков ХАМАСа, и что раненых активистов "Батальонов Эзз ад-Дин аль-Кассам" доставляют в специальные госпитали, тогда как мирных граждан -в обыкновенные больницы, где не хватает медикаментов".
 
А вскоре последовала "Арабская весна", которую "Аль-Джазира" транслировала в режиме 24/7, порой являясь чуть ли не единственным источником информации о том, что на самом деле происходит в Тунисе, Триполи, Бенгази, Каире, Сане и других городах.
 
За два с половиной года, которые отделяют 1-й этап египетской революции от 2-го, любви к катарскому творению существенно поубавилось. Теперь на площади Тахрир корреспонденты "Аль-Джазиры" появляются исключительно в сопровождении охраны, а само упоминание телеканала вызывает волну народного гнева и ярости. Причина – однобокое освещение "весны" в Сирии, Ливии и других странах, охваченных революцией. Бесконечные эфиры с демонстраций и митингов "Братьев-мусульман" и словесные атаки на их политических оппонентов, различие в освещении уличных протестов (вплоть до более выгодного ракурса сьемки событий на Тахрире, где собрались противники президента-исламиста, и в районе Наср-Сити, куда стекались его сторонники), выпячивание роли Катара в "арабской весне" и неприкрытое акцентирование интересов этой небольшой, но весьма влиятельной страны – все эти факторы способтвовали падению рейтингов "Аль-Джазиры" по всему региону.
 
Теперь египтяне пытаются составить информационную картину дня, опираясь на местные каналы, а не катарскую "Аль-Джазиру" или саудовскую "Аль-Арабию". Первой по-прежнему принадлежит львиная доля рейтинга в арабском мире, однако тенденция наметилась негативная, и с каждым годом зрителей становится все меньше. Для сравнения: в 2000 году эксперты в сфере изучения арабских СМИ считали, что аудитория "Аль-Джазиры" составляет 80 миллионов зрителей, в 2013 этот показатель уменьшился вдвое, до 40 миллионов. Да и имидж уже не тот, что был – об объективности и беспристрастности остается только мечтать.
 
Арабская мечта

В некотором смысле, быстрый взлет и падение "Аль-Джазиры" напоминает бешеную (но недолгосрочную) популярность бессмертного хита под названием "Аль-Хульм аль-Араби", или "Арабская мечта". В 1998 году эту песню, оформленную в стиле "We are the world, we are the people" напевал весь арабский мир. В чем же заключалась дежурная "арабская мечта" выпуска 1998 года? В возвращении арабам исконных арабских земель, то бишь Палестины, восстановлении исторической справедливости и т д и т п. Как будто не существовало бедности, безработицы, несправедливости и автократических режимов вне арабо-израильского конфликта. Эта песня стала гимном интифады Аль-Акса, однако мыльный пузырь вскоре лопнул. Интифада сошла на нет после гибели ее главных вдохновителей – шейха Ахмада Ясина, лидера ХАМАСа, и Ясера Арафата, председателя ПА, а у арабов появились новые проблемы: война в Ираке и дальнейший раскол этой страны, экономический кризис и протестные настроения в Египте, "Аль-Каида" в лагерях беженцев в Ливане, а также в Сирии.
 
Время шло, однако "Арабская мечта" оставалась всего лишь призрачной мечтой, вплоть до начала "Арабской весны", которая забила последний гвоздь в гроб пресловутого арабского единства. Теперь, когда единственной стабильной страной, избежавшей политических протестов и потрясений является Катар, египтяне убивают египтян, сирийцы – сирийцев, иракцы – иракцев и так далее, пора заняться сочинением нового бессмертного и гораздо более актуального хита. Будущий хит должен быть посвящен единству, хотя бы на локальном уровне. Причем, это единство должно быть направлено не "против" кого-то, а "за". "За" процветание экономики, "за" консолидацию гражданского общества, "за" умеренность и толерантность. Крах "Аль-Джазиры" говорит прежде всего о кризисе, который переживает политический ислам (панарабизм изжил себя еще в 60-х годах прошлого века).
 
Возможно, что именно сейчас, на обломках непригодных и нежизнеспособных идеологий может произрасти нечто принципиально новое и позитивное. Но показывать это светлое будущее будут уже по совсем другим телеканалам.

counter
Comments system Cackle