Когда по-хорошему не получается…
Фото: Getty Images
Когда по-хорошему не получается…

Правительство согласилось вынести на обсуждение давно уже назревший закон о реформе власти только после силового давления Либермана

Новый еврейский год, который начнется после летних каникул, обещает быть весьма жарким. Страну ждет очередной всплеск дебатов по всем наболевшим проблемам: переговоры с палестинцами, международное давление, призыв ультраортодоксов и социальный протест. Все это станет нелегким испытанием для и без того буксующей политической системы страны. Как всегда в случае обострения хронических проблем, правительство будет лихорадить, а работа законодателей в Кнессете окажется, если не сорвана, но, по крайней мере, серьезно осложнена. Вместо выработки законов депутатам придется участвовать в бесплодных и искусственно навязываемых им дискуссиях.

«Вотум недоверия – главный инструмент оппозиции в борьбе против правительства, но чрезмерное использование подрывает значение вотума недоверия, низводя до совершенно бесполезного. Например, в Кнессете 18-го созыва было подано 270 вотумов недоверия, притом, что в ведущих странах парламентской демократии в Европе речь идет о единицах. Ни один из них не прошел, ни один не вызвал какого-либо общественного резонанса, они заведомо не имели даже шанса на успех», - справедливо утверждает Авигдор Либерман, инициатор реформы власти, которая должна сбалансировать работу Кнессета и избавить его от дестабилизирующих пустых дискуссий. За 65 лет существования государства сменилось 33 правительства, и в среднем каждое из них функционировало не более 2 лет, указывает он. Подобная система порочна сама по себе, а в ситуации, когда перед страной стоят нелегкие вызовы, связанные с самим ее выживанием, она становится просто опасной.

Коалиционное соглашение между блоком «Ликуд-Бейтену» и партией «Еш атид» предусматривает принятие Закона о «конструктивном вотуме недоверия». Т.е., вотуме, который может быть вынесен только при наличии 65-ти депутатов.
НДИ, разработавшая законопроект о реформе избирательной системы, настаивала на его принятии еще до начала летних каникул Кнессета. В соответствии с ним, каждая фракция получит возможность подать один вотум недоверия в месяц, а на заседании должен присутствовать глава правительства.

Кроме того, законопроект Давида Ротема (НДИ) по реформе власти включал четыре ключевых пункта:
- повышение электорального барьера до 4%;
- снижение числа министров и заместителей министров до 18-и и 4-х соответственно;
- положение, что в случае, если бюджет не будет одобрен, за этим не последует расформирование правительства;
- для подачи вотума недоверия оппозиции требуется заручиться поддержкой 61-го парламентария.

Следует сказать, что инициатива Ротема – своего рода «программа минимум». Еще в 1998 году Либерман предлагал ввести президентское правление; провести четкое размежевание исполнительной и законодательной власти; принять «норвежский закон», при котором министры лишаются своего депутатского места.

В то же время очевидно, что революционные методы здесь совершенно не подходят. Необходимо действовать постепенно и очень осторожно, чтобы не раскачать существующую систему, не заложив при этом основу новой и более эффективной. Перечисленные ниже пункты стали первым шагом на пути назревших преобразований, воплощением эволюционного и осторожного подхода.

Повышение электорального барьера до 4% будет означать, что в Кнессет не смогут пройти случайные партии, и фракции в составе двух-трех человек не будут определять судьбу коалиции и заниматься вымогательством. Правительство будет менее фрагментарным, более стабильным и отражающим мнение избирателей.

Число министров приведено в соответствие с Основным законом Израиля и покончит с ситуацией, когда в отсутствии бюджетных средств государство расходует сотни миллионов на министерские канцелярии с офисами, зам.министрами и штатами чиновников, советников, помощников и секретарш, наделяемых к тому же всевозможными благами. Кстати, в большинстве европейских стран правительства состоят из 15-18 министров и вполне успешно справляются с обязанностями. Количество заместителей министра ограничится четырьмя, причем у каждого будет свое поле работы, что предотвратит излишнюю бюрократию, распыление средств и интриги.

Для внесения вотума недоверия потребуются подписи 61 депутата, а оппозиция должна не просто заниматься демагогией, а выдвинуть альтернативного представителя на пост главы правительства и предложить свой путь решения проблемы. В случае успешного вотума недоверия формирование правительства будет поручено новому кандидату, но если он потерпит неудачу, то вместо проведения новых парламентских выборов старое правительство продолжит работу.

Законопроект Ротема был принят в предварительном чтении 8 мая, но далее дело застопорилось. Притом, что практически все депутаты от разных фракций соглашались с предложениями Ротема, реформа власти откладывалась под самим разными, надуманными предлогами. Все усилия НДИ добиться принятия законопроекта до летнего отпуска Кнессета, чтобы укрепить правительство в преддверии надвигающихся бурь, наталкивались на невнятные возражения, что это «нарушит договоренности с оппозицией». Конфликт стал неизбежным. 18 июля газета «Маарив» сообщила, что Либерман предъявил ультиматум Нетаниягу: если в течение летней сессии Кнессет не утвердит в первом чтении закон о реформе власти, НДИ проголосует против проекта бюджета на 2013 год. Копии были отправлены лидерам коалиционных партий: Яиру Лапиду («Еш атид»), Нафтали Беннету («Байт Йехуди») и Ципи Ливни («Ха-Тнуа»).

Т.е., как это происходит в исключительных случаях, когда речь идет о принципиальных для страны вопросах, Либерман «стукнул кулаком по столу». Результаты не заставили себя ждать: спустя пару дней в СМИ появилась информация, что в ближайшее время на голосование в Кнессете будет вынесен закон о реформе системы власти. Одновременно будет рассмотрен законопроект о равном распределении бремени. В случае если оба законопроекта будут одобрены, это станет прорывом на двух принципиальных направлениях, обозначенных действующим правительством в начале каденции, стабилизирует законодательную и социальную систему. Остается, правда, вопрос, почему для любых позитивных начинаний необходимо «силовое давление», почему адекватные решения давно наболевших проблем не могут быть приняты естественным образом, в рамках консенсуса и конструктивных дискуссий. Но это вопрос уже скорее к культуре израильского общества в целом…

counter
Comments system Cackle