За что боролись?
Фото: Getty Images
За что боролись?

или С приветом к вам…

Итак, выборные страсти улеглись, спал розовый туман, который окутывал радужное воображение определенной части избирателей, и можно, наконец, не вдаваясь в подробности, трезво поразмыслить на тему: как развиваются события на пост-выборном пространстве.

Ни для кого не секрет, что взоры многих устремлены в сторону Яира Лапида, оказавшегося, по меткому замечанию Алекса Миллера, киндер-сюрпризом многопартийного марафона.

Оправдывает ли сей «добрый молодец» те надежды, которые на него возлагали?

Или – тем не менее – его светлый образ был излишне приукрашен ретивыми политтехнологами и адептами социальных сетей?

Не могу отказать себе в удовольствии и процитировать фрагмент статьи Феликса Идзинского, опубликованной недавно на «Мнениях»:

«…Например, что такого особенного было у партии «Еш Атид» и у ее лидера Лапида? По большому счету не много. Хитрая улыбочка, красивые жесты, фотогеничность и в основном общие, ни к чему не обязывающие формулировки. Одно конкретное предложение, касающееся равного распределения обязанностей. А в остальном - и правым и левым, и вашим и нашим, и черным и белым. Про таких говорят: «темный ящик, темная лошадка».

Но народ клюнул и Лапид стал наибольшим фаворитом.

Что же можно сказать о его избирателях?

Конечно, можно сказать, что особенно не из чего было выбирать, народ разочарован, люди голосовали против всех старых, за надежду, за изменения. И  все же бросаться на первого встречного, совершенно непроверенного, без политического опыта, доверяться только обещаниям? Не случайно, опрос избирателей Лапида показал, что 60% решили голосовать за него в последние два дня. Предполагается, что он полностью не раскрывается, чтобы набрать больше голосов, войти в правительство Нетаниягу (только он может победить), а потом выдвинуть все свои требования, повлиять, добиться улучшений. Если так, то, называя вещи своим именем, это тот же обман избирателя.

Хуже всего, что Лапид шел на выборы ради так называемой «новой, другой политики». Пока, то, что мы видели, имеет больше сходства со старыми ухищренными методами и подходами, в отличие от более открытой политики и ясных позиций его отца – Томи Лапида.»

Если учесть тот факт, что упомянутый Идзинский никогда не выказывал особых симпатий (и это - мягко говоря) к партии НДИ, к примеру, то эта цитата удивительна вдвойне: во-первых, потому, что она повторяет «зады» высказываний двух-трехмесячной давности в адрес Лапида, с которыми выступали представители «Нашего дома» (они же и предупреждали: не покупайтесь на красивые посулы и на «красивых» лидеров, которые обещают рай в отдельно взятой стране за отдельно взятые сроки); а во-вторых, эта цитата по-своему справедлива. Достигнув своей цели, Лапид, похоже, путается в трех соснах: его заявления противоречат одно другому.

То он громогласно заявляет, что в любом случае войдет в правительство, то не менее громогласно сообщает о намерении уйти в оппозицию.

То он спешит уведомить своих избирателей, что главная его забота – образование, и единственная должность, на которую он будет претендовать – это пост министра образования, а то вдруг требует портфель министра иностранных дел.

То Лапид уверяет всех нас в своей полной состоятельности (и самостоятельности), а то вдруг пугливо прячется за спину Беннета, и вот уже нам сообщают, что эти две партии заключили между собой союз, и они теперь близнецы-братья, и вхождение одного в коалицию обуславливается вхождением другого.

Как не согласиться с мнением одного из ликудовских министров, который, комментируя столь «лапидарные» маневры, заметил:

«Что он думает, что он Ален Делон?!

Этот человек ежедневно доказывает, что он новичок в политике, которому еще есть чему поучиться. Он просто симпатичный парень, которому пошла козырная карта. Выглядит все так, что больше, чем войти в коалицию, Лапид боится ее из-за отсутствия опыта»…

Я бы добавил сюда и заявление Лапида, сделанное им сразу после выборов, когда он сообщил, что на формирование правительства понадобится как минимум месяц, если не больше. То есть, продолжая логику этого заявления – пусть страна катится в тартарары, главное – сформировать правительственный кабинет и разжиться министерскими портфелями?

Некоторые эксперты считают, что объединение «Еш Атид» и «Еврейский дом» нацелено на получение некоего преимущества в коалиционных переговорах. (Однако нетрудно предположить, что Нетаниягу с его опытом искусного ведения переговоров справится без труда с этой проблемой.) На мой взгляд, правы те, кто считает, что объединение Лапида и Беннета – это страх ответственности. Спрашивается: почему лидер «Еш Атид», как черт от ладана, бежит от возможного поста министра финансов? Почему он руками и ногами отпихивается от этого портфеля? Казалось бы: твори, выдумывай, пробуй, докажи, что за твоими лозунгами и желанием управлять страной стоит конкретный план действий. «Назвался груздем – полезай в кузов», возложи на себя бремя в тяжелую для страны минуту. Нет, не хочет. 
Как верно заметил один из активных пользователей Фейсбука: «Просто цели у Лапида другие - и конфетку съесть со светскими, и .... с внутрипартийцами не поссориться…»

По слову Иосифа Бродского: «Взгляд, конечно, очень  варварский, но верный…»

Как говорится, за что боролись – на то и напоролись.

С приветом к вам…

counter
Comments system Cackle