В фокусе внимания - сирийско-иранский узел
Фото: Getty Images
В фокусе внимания - сирийско-иранский узел

Россия и Иран положительно отреагировали на неожиданное предложение одного из лидеров сирийской оппозиции о переговорах с Асадом. Большое интервью на Мюнхенской конференции дал министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи. Итоги своей деятельности как госсекретаря подвела Хиллари Клинтон: позиция России по Сирии ее "раздражает", пишут СМИ.

"Слабый проблеск надежды на прекращение дипломатической конфронтации по Сирии появился, когда Россия и Иран положительно отреагировали на неожиданное предложение о переговорах на определенных условиях с правительством президента Асада, поступившее от ведущего деятеля оппозиции Муаза аль-Хатиба", - сообщает The Los Angeles Times.

"Аль-Хатиб, возглавляющий поддерживаемую Западом оппозиционную коалицию, нарушил табу сторонников оппозиции и заявил, что готов к переговорам с представителями Асада при выполнении двух условий: освобождение 160 тыс. заключенных и возвращение паспортов изгнанникам", - пишет газета, отмечая, что в Сирии "на театре военных действий сложилась тупиковая ситуация", а "выдвижение боевиков-исламистов в разрозненных отрядах обеспокоило Белый дом и способствовало отказу от снабжения оппозиционных сил современным оружием".

Некоторые соратники обвинили аль-Хатиба в предательстве священного дела, пишет издание. Дамаск еще не прокомментировал публично предложение о переговорах. Асад недавно возобновил призывы к диалогу с оппозицией, но он регулярно исключает из них "террористов", как он называет и повстанцев, и их политических сторонников, замечает издание.

В то же время министр обороны Израиля, кажется, признал, что его страна несет ответственность за авиаудар по сирийской территории, вызвавший зловещий призрак большой региональной войны, говорится в статье.

Между тем государственное телевидение Сирии впервые показало видеозапись с объекта, который оно называет исследовательским центром, разбомбленным израильскими ВВС. "Западные источники называют мишенью авиаудара перевозивший оружие конвой", - напоминает издание, рассказывая, что на записи видно здание с разбитыми окнами и другими повреждениями, а также взорванные машины.

Хиллари Клинтон дала последние интервью на посту госсекретаря США, пишет американская пресса.

"Залп напоследок - Клинтон осудила тех, кто поддерживает Сирию," - так корреспондент The Wall Street Journal Джей Соломон комментирует последний брифинг для журналистов, который г-жа Клинтон провела в минувший четверг. "Госсекретарь выпустила прощальный залп по Тегерану и Москве", - пишет автор. Клинтон заявила, что ради прекращения гражданской войны в Сирии "сделала все, что только могла сделать, находясь там, где я нахожусь".

По словам Клинтон, Иран и Россия продолжают снабжать Асада оружием и деньгами. "Она также сказала, что разведка донесла администрации США, что элитный иранский Корпус стражей исламской революции увеличил число военнослужащих и военных советников, командированных в Сирию на укрепление сил безопасности Асада", - говорится в статье.

"Мы знаем, что иранская сторона стоит за Асада горой", - заявила Клинтон. "Российская сторона не пассивна (...) в плане поддержки Асада", - сказала она также "раздраженным голосом".

Политику Ирана (его ядерную программу и помощь ближневосточным вооруженным группировкам) Клинтон назвала одной из труднейших проблем, с которыми столкнулась за 4 года работы госсекретарем.

The New York Times под заголовком "Интервью Хиллари Клинтон" публикует выдержки из беседы, которая состоялась тоже в минувший четверг.

"Сделали ли США все, что в их силах, ради того, чтобы обуздать бойню в Сирии?" - спросили журналисты Майкл Гордон и Марк Лендлер.

Г-жа Клинтон заверила, что США "действуют весьма активно: мы усердно работаем, во-первых, ради того, чтобы создать некое легитимное присутствие оппозиции, которым мы бы воспользовались как проводником для ведения переговоров, и попытались использовать его, чтобы вытеснить Асада за пределы легитимности".

Экс-госсекретарь признала, что вышеописанная задача оказалась намного сложнее, чем ожидалось, намного труднее, чем в Ливии. В Ливии был Переходный национальный совет, пояснила Клинтон. "Я встречалась с людьми, смотрела им в глаза, и потом могла сказать президенту: "На этих людей вы можете рассчитывать".

С сирийской оппозицией ситуация была другая: "Увы, в первый год люди, которые пытались представлять оппозицию за пределами Сирии, просто не могли заручиться поддержкой или внушить доверие". И все же г-жа Клинтон считает, что "во многом благодаря нашим активным усилиям" теперь есть новая коалиция сирийской оппозиции. Она приветствует тот факт, что лидер оппозиции Муаз аль-Хатиб впервые выразил готовность на определенных условиях вступить в диалог с режимом Асада.

Экс-госсекретарь перечислила, что еще делают США в ситуации с сирийским кризисом. "Во-вторых, мы очень активно обучаем и снабжаем (несмертоносными инструментами борьбы) многих сирийских оппозиционеров, которые приезжают из Сирии и возвращаются туда", - сказала она. Также США активно продвигают "очень жесткие санкции в отношении Асада" и делают щедрые вливания на гуманитарном фронте.

И все же "Асад продолжает убивать", а "оппозицию все в большей мере представляют экстремисты из "Аль-Каиды", в том числе представители "Аль-Каиды в Ираке" и "Аль-Каиды в странах Магриба", посетовала Клинтон.

Журналисты вспомнили события в Косово: тогда "стало очевидно, что Россия не поддержит новой резолюции Совбеза ООН, которая санкционировала бы вооруженное вмешательство в защиту косоваров", и США предпочли обосновать вмешательство постулатами международного права. Почему же теперь администрация Обамы добивается принятия резолюции Совбеза ООН, хотя очевидно, что Россия вряд ли ее одобрит?

Во-первых, в Косово, по сравнению с Сирией, все было намного проще. "Теперь многие страны, даже члены НАТО, опасаются двигаться вперед, не имея каких-то признанных международным сообществом оснований для действий", - сказала экс-госсекретарь.

Министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи на Мюнхенской конференции дал большое интервью Süddeutsche Zeitung. Основное место было уделено ядерной проблеме: Салехи признал, что есть опасения относительно возможного перевода ядерной программы его страны на военные рельсы, но сказал: "Существует много механизмов и международно-признанных инструментов, дающих объективную гарантию, что этого не случится. С их помощью эти опасения можно снять".

По поводу Сирии министр иностранных дел Ирана отметил, что его страна страдает от нестабильности в регионе и поэтому выступает за мирное разрешение ситуации в Сирии. "Мы рассматриваем президента Асада как легитимного президента страны. Он дал понять, что готов к переговорам с оппозицией и образованию переходного правительства. Внутриполитическая ситуация должна развиваться без внешних вмешательств: парламентские выборы, разработка конституции, выборы президента, все под наблюдением ООН, чтобы гарантировать, что народ управляет процессом", - заявил Салехи. По его словам, "все, что могут сделать страны региона и международное сообщество, - это добиться переговоров между правительством и оппозицией".

Салехи приветствовал принципиальную готовность сирийского оппозиционного лидера шейха Ахмеда Муаза аль-Хатиба к переговорам с правительством, а также указал, что введение иностранных войск не решит проблемы, и напомнил, что действующий против Асада "Фронт аль-Нусра" расценивается как террористическая организация даже на Западе.

Кроме того, Салехи заявил, что Иран не угрожает Израилю акциями возмездия за налет на Сирию, но указал, что обострение ситуации создаст угрозу для всех стран региона, сообщает издание.

Французская Le Monde посвящает материал выступлению на Конференции по безопасности в Мюнхене вице-президент США Джо Байдена. Байден признал, что борьба с "Аль-Каидой в странах исламского Магриба" затрагивает также американские интересы и приветствовал усилия Франции в Мали, однако отметил, что против терроризма необходима глобальная стратегия. Что касается Сирии, то американский вице-президент выразил готовность к диалогу с представителями сирийской оппозиции и министром иностранных дел России, однако Сергей Лавров не проявил признаков стремления к диалогу, и назначенные на субботу трехсторонние встречи прошли в двустороннем формате, "что оставляет мало надежд на дипломатический прорыв", говорится в статье.

Если Джо Байден говорил на конференции о трудностях в отношениях с Россией, особенно в вопросах прав человека, то министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле придерживался несколько иной тональности, отмечает издание. Вестервелле неоднократно настаивал на важности сближения с Москвой. "Мы хотим укреплять нашу безопасность совместно с Москвой", - приводит его слова Le Monde.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...