Израиль на перепутье
Фото: Getty Images
Израиль на перепутье

Формальные результаты выборов в израильский парламент подведены. Попытаемся понять, что значит происходящее.
 
Выборы прошли в непростой для Израиля момент. Непростой в двух отношениях – безопасности и идентичности.
 
Внешний контекст
 
Безопасность – это угроза появления ядерного Ирана, палестинская проблема (на грани внешнего и внутреннего) и ситуация с соседними странами, существенно дестабилизированными в ходе «арабской весны».
 
Кроме того – это не самые простые сегодня отношения с главным союзником – США, нынешний лидер которых время от времени демонстрирует раздражение и собирается назначить министром обороны Чака Хейгела – человека, которого лишь сильное давление вынудит поддержать Израиль. Не всегда просто складываются отношения и с европейскими странами. Искусственное наложение на современный Ближний Восток колониальных шаблонов концептуализирует происходящее там в не слишком благоприятном для Израиля духе. Да и в отношениях с мусульманскими меньшинствами и странами их происхождения ближневосточная тематика служит относительно безболезненной сферой уступок – в отличие от более значимых внутренних проблем. За всем этим все чаще мерещится призрак Мюнхена.
 
Политика России остается не вполне дружественной в части голосований в международных структурах и заявлений по итогам цепочки теракт-ответ, однако является далеко не худшей в реальном коридоре возможностей – с учетом «проарабских» традиций и нежелания создавать лишний раздражитель для арабского мира в ситуации и так имеющихся разногласий в оценке событий «арабской весны».
 
Внутренний контекст
 
Попытка описания политического спектра Израиля с помощью одной оси «правое-левое» еще менее осмысленна, чем для многих других стран. Здесь нужны как минимум три критерия: взгляды по социально-экономической проблематике, взгляды на проблемы безопасности и ось «клерикализм-секуляризм». Впрочем, даже при выборе этого пространства отчасти за его пределами остаются «арабские» партии (арабы голосуют и за общеизраильские партии – и представлены в некоторых из них, но мы имеем в виду специальный, выделенный сектор, к которому фактически примыкает то, что осталось от Компартии Израиля).
 
Именно вокруг этих проблем ломаются основные копья. Они во многом задают варианты идентичности. Причем, позиция по одному из вопросов не обязательно предрешает позицию по какому-либо из оставшихся. Можно быть светским сторонником свободного рынка или светским же сторонником увеличения социальных гарантий со стороны государства и т.д.
 
В последние годы можно было заметить обострение социальных проблем (в том числе – для «среднего класса»). Вокруг этого была построена одна часть предвыборной риторики.
 
Важнейший пункт, объединяющий внутреннюю и внешнюю повестку – безопасность. Незадолго до выборов прошла операция «Облачный столп» в Газе (ноябрь 2012 г.). Как и операция «Литой свинец» (декабрь 2008 - январь 2009 г.), и Вторая Ливанская война (июль – август 2006 г.), она была вынуждена остановиться в точке неустойчивого равновесия различных внешних и внутренних факторов. Как и две последние, операция достигла успеха в части возобновления фактического моратория на ракетные атаки, но не завершившись какой-нибудь знаковой победой, она дает возможность для переинтерпретации ее итогов в пользу террористических групп. Что само по себе служит дестабилизирующим фактором.
 
Еще одна тема – будущее «статус кво»: неопределенного статуса религии в государстве, начало которому было положено еще в момент провозглашения Израиля. Тогда явно было не до дополнительных внутренних дрязг в условиях начатой Лигой арабских стран войны. Но то же ощущение несвоевременности сохранялось и в дальнейшем, пока религиозники не стали слишком заметны и влиятельны. На рубеже 2000-х годов возник уже отчетливый запрос на «светскую революцию»: гражданские браки, всеобщая обязанность служить в армии или альтернативных структурах – без исключения для студентов религиозных учебных заведений, прекращение государственного субсидирования этих структур и т.д.
 
Среди пионеров этой постановки вопроса были «Авода», русские партии и, наконец, поставившая проблему секуляризации в центр внимания партия «Шинуй», получившая в 2003 году неожиданно хорошие результаты. Возглавлял ее журналист Томми (Йоси) Лапид – отец так хорошо выступившего спустя 10 лет Яира Лапида («Йеш Атид»). Партия Лапида-старшего фактически развалилась в первый же срок пребывания в парламенте, но вопрос с повестки дня это совершенно не сняло.
 
Дополнительным основанием для алармизма служит демографическая специфика ультрарелигиозных семей и более нередкие отъезды из страны светской молодежи (в том числе – и от такого соседства). Частичными компенсирующими факторами служат отток из этой среды в «открытый мир» израильского общества, равно как и многочисленные противоречия внутри «клерикалов».
 
Система и краткие результаты
 
Выборы в Кнессет проходят по пропорциональной системе. Список может формировать как партия, так и блок. Барьер – 2%. Избирается 120 депутатов.
 
Достаточно распространена точка зрения, согласно которой, такой низкий порог способствует сильной фрагментации политического поля. Представительство в парламенте могут получить достаточно небольшие группы людей (на этих выборах едва преодолевшую порог «Кадиму» поддержали 79487 человек, что обеспечило ей два мандата).
 
В этом нередко видят инструмент для шантажа мейджоров малыми партиями, входящими в коалицию. В случае Израиля – преимущественно религиозными. Тезис о необходимости избирательной реформы звучал в рамках предвыборной борьбы. Незадолго до выборов было опубликовано исследование Эйнат Вильф (бывшая депутат Кнессета, PhD в области политических наук Кембриджского университета), согласно которому проблема вовсе не в системе, а неподготовленная, недопродуманная реформа может скорее увеличить проблемы, как это уже было с попыткой реформы в 2006 г.
 
Явка оказалась выше чуть выше средней - 67,79%, хотя среди русскоязычных израильтян – чуть ниже обычной.
 
В Кнессет прошли следующие списки (даем очень краткие условные характеристики):
 
"Ликуд Бейтейну" (блок правых Ликуда и «Нашего дома – Израиля», лидеры: Биньямин Нетаньяху и Авигдор Либерман) – 31 мандат (23,32% голосов)
 
"Йеш Атид" (центристская партия, светский; лидер – Яир Лапид) – 19 мандатов (14,32% голосов)
 
"Авода" (левоцентристская партия, в прошлых версиях когда-то безраздельно правившая, лидер – Шели Яхимович) – 15 мандатов (11,39% голосов)
 
"Байт Иегуди" (правый блок, наследник религиозно-сионистского движения, лидер - Нафтали Беннет) – 12 мандатов (9,12% голосов)
 
ШАС (ультрарелигиозная партия – преимущественно восточных общин, лидеры в Кнессете – Эли Ишай и Арье Дери, духовный лидер – Овадья Йосеф) – 11 мандатов (8,75% голосов)
 
"Яhадут hа-Тора" (ультрарелигиозная партия – преимущественно польско-литовских общин, лидеры: Яаков Лицман и Моше Гафни) – 7 мандатов (5,17% голосов)
 
"hА-Тнуа" (лево-центристское движение экс-лидера «Кадимы» Ципи Ливни, которая приняла к себе бывших достаточно левых лидеров «Аводы» Амира Переца и Амрама Мицну) – 6 мандатов (4,99% голосов)
 
МЕРЕЦ (левая партия, лидер - Захава Гальон) – 6 мандатов (4,54% голосов)
 
"РААМ-ТААЛ-МАДА" (арабский объединенный список, среди наиболее известных фигур: Ибрагим Царцур, Ахмад Тиби) – 4 мандата (3,65% голосов)
 
ХАДАШ и Компартия Израиля (преимущественно арабские политические структуры более или менее левого толка)– 4 мандата (3,00% голосов)
 
БАЛАД (арабская националистическая партия) – 3 мандата (2,56% голосов)
 
"Кадима" (центристская партия, мейджор прошлых выборов, лидер – Шауль Мофаз)– 2 мандата (2,10% голосов)
 
Комментарии
 
По итогам голосования, в израильском Кнессете лидирует возглавляемый Биньямином Нетаньяху блок «Ликуд» - «Наш дом - Израиль». Но лидерство куда меньше ожидаемого. Джошуа Такер (Joshua Tucker), политолог из Нью-Йоркского университета, считает, что несмотря на формальные показатели, Нетаньяху фактически проиграл выборы, так как в этом блок получил всего на четыре мандата больше, чем один «Ликуд» в 2009 г.
 
Есть и иная точка зрения, согласно которой, хотя результаты блока на 11 мандатов меньше, чем у него же было в прошлом составе Кнессета, у Нетаньяху гораздо больше развязаны руки для формирования разнообразных коалиций. Он может блокироваться направо или в центр – особенно с учетом успеха «Йеш Атид».
 
Материал из NY Times представляет ситуацию следующим образом.  «Результаты выборов стали ударом по премьер-министру». Правый блок Нетаньяху, конечно, занял первое место, но на втором оказались центристы с левым уклоном в области социальной политики, а дальше еще одна левая - тоже, впрочем, скорее в гражданском, нежели внешнеполитическом плане, - партия. И это свидетельствует о том, что Нетаньяху, будучи компромиссным лидером, тем не менее, начинает терять влияние. С учетом того, что между блоком Нетаньяху и партией Лапида ожидаются коалиционные отношения, радикального сдвига израильской политики вправо не произойдет. Здесь вопрос в том, как именно и по каким поводам будут объединяться и взаимодействовать различные стороны, представленные в парламенте. С одной стороны, возможны масштабные объединения  имя какой-то конкретной цели, с другой стороны, такие объединения в силу многочисленных расхождений по другим вопросам могут быть очень неповоротливыми и приводить к параличу, когда требуются оперативные действия и конкретные решения.
 
Впрочем, один из результатов нового срока Нетаньяху прогнозируем легко – не слишком простые отношения с администрацией Барака Обамы.
 
Партия «Кадима», созданная грандами израильской политики во главе с Ариэлем Шароном, получившая большинство голосов в 2009 г. (на втором месте была партия «Ликуд»), похоже, доживает последние годы. Что может не помешать ее депутатам присоединиться к коалиции – в случае необходимости.
 
В блоге при NY Times Шмуэль Рознер (Shmuel Rosner) высказал мнение, что с провалом партии «Кадима» на выборах в Израиле закончилась конкурентная демократия. Израильтяне шли на выборы с твердой убежденностью, что как бы они ни проголосовали, править страной станет Нетаньяху. Несмотря на то, что левоцентристы пытались привлечь к себе благосклонность избирателей, пополнив свои ряды известными людьми - бывшими журналистами и телеведущими, - а правые пересматривали свою повестку и тоже переформировывали состав, победителем всё равно выходит нынешний премьер-министр - «не то чтобы явно популярный, но, согласно опросам, “гораздо более подходящий” на эту должность и надежный, чем его оппоненты».
 
В этот раз на втором месте оказалась центристская партия «Йеш атид», возглавляемая популярным журналистом Яиром Лапидом. ки Партия имеет антиклерикальный характер, придерживается риторики поддержки «среднего класса».
 
Вскоре после голосования Нетаньяху связался с Лапидом и предложил ему коалиционное сотрудничество в парламенте, и Лапид сказал, что он не против. Лапид отметил, что только совместными усилиями можно решить проблемы, с которыми сталкивается Израиль, и что такого рода двухпартийность, когда нет отчетливого преобладания правых или левых, дает большие возможности для нормальной центристской политики.
 
Успех «Йеш Атид» продолжает новейшую традицию ухода от традиции старой – действительно биполярной системы лейбористов и правых (см. опыт «Шинуя» и «Кадимы»)
 
Взлет партии Лапида и попадание в Кнессет движения «hА-тнуа» нередко интерпретируется как опровержение смещения израильского избирателя вправо, как некоторое возрождение Центра. С этим спорит явно сочувствующий куда более левым автор Foreign Affairs, утверждая, что Лапид не является внятным, последовательным центристом. Что к нему во многом перетек электорат, смущенный слишком сильным поправением «Ликуда», привлеченные более мягкой подачей знакомой им повестки. Заметим также, что ведущий блок потерял 11 мандатов, а Лапид получил 19. Ему явно досталось наследство и от «Кадимы».
 
В еще более мрачном духе выдержан материал NY Times. Израильское общество якобы пребывает в политической апатии: приводится мнение Йосси Клейна Галеви, журналиста и научного сотрудника иерусалимского Института Шалома Хартмана который считает, что израильская общественность дошла до точки отчаяния, и это делает политическую обстановку в стране взрывоопасной. Решение палестинской проблемы сейчас находится далеко не в центре внимания - людей гораздо больше волнует социальная проблематика. При этом израильская политика будет дальше смещаться вправо и радикализироваться (другой эксперт назвал новый парламент «экстремистским»), что вызовет неизбежные осложнения на международном уровне.  Цитируется также мнение известного писателя Этгара Керета, который назвал нынешние выборы выборами нового капитана для Титаника. «Вы им говорите: “Что делать? Вода прибывает”, а они отвечают: “Знаете, я совершенно не хочу об этом говорить”. Сейчас нам не нужен премьер-министр, который будет дальше вести наше судно к горизонту, нам нужен кто-то, кто знает, что делать, если судно наткнулось на айсберг».
 
Результаты левоцентристской «Аводы» во главе с популярной журналисткой Шели Яхимович оказались, как и прогнозировалось, лучше прошлых, но явно хуже тех, которых ожидали. Аналитики отмечают слабое внимание в предвыборной риторике партии проблемам безопасности в силу дефицита свежих идей, но усиление акцента на социальной проблематике.
 
После выборов прозвучало намерение Яхимович сформировать левоцентристский блок, из этого явно ничего не выходит. Впрочем, на участие в кабинете Нетаньяху депутаты «Аводы» тоже не пошли.
 
Джошуа Такер (Joshua Tucker) попробовал вписать израильские выборы в число массовых интернет-явлений последних лет. Левые партии, поясняет он, вели очень интенсивную предвыборную кампанию в соцсетях, ориентируясь прежде всего на молодежь. «Пока аудитория "Ликуда" засыпала перед телевизорами, оппозиция поднажала на Фейсбук… В последние пару дней перед выборами израильская часть Фейсбука была буквально переполнена сторонниками Лапида и партий "Мерец" и "Авода", которые призывали, организовывали и убеждали друг друга, что победа возможна».
 
На четвертом месте оказалась правая партия «Еврейский дом» во главе с предпринимателем и политиком Нафтали Беннетом, которая стала активно набирать популярность сравнительно незадолго до выборов. Впрочем, она является наследником достаточно известной традиции национально-религиозной партии (известной под именем МАФДАЛ и др.). Партия не является клерикалистской. Более того – Беннет заявлял о необходимости ухода от «статус кво».
 
Один из комментаторов Washington Post заметил: «Вопреки беспардонному заявлению президента Обамы, который сказал, что Израиль сам не знает, чего ему надо, израильтяне свой выбор сделали. Они выбрали правоцентристское правительство, которое будет проводить жесткую политику в отношении Ирана и в отношении палестинцев. Может быть, нам стоит воздержаться от домыслов по поводу мотиваций нашего демократического союзника и посмотреть, не можем ли мы как-то помочь ему в разрушении иранской ядерной державы. Это, по крайней мере, будет что-то новое».
 
Итоги
 
Как бы то ни было, на повестке нового правительства будут стоять и социально-экономические (включая бюджетный дефицит в 10 млрд. долларов), и вопрос секуляризации (особенно если удастся обойтись без ультраортодоксов в правительстве), и проблемы безопасности, включая иранскую угрозу, но есть и более глубокие вопросы, на которые придется отвечать.
 
Для некоторого периода истории Израиля используется термин «государство в пути». Так вот, упомянутые блоки внутренних проблем – и не только они – образуют ситуацию «идентичности в пути». Вряд ли можно говорить о наличии даже относительного консенсуса по поводу того, каким собственно жители страны хотят видеть свое государство. Компромиссы носят скорее тактический характер. Именно это, кажется, попробовала акцентировать в своем материале о выборах Ксения Светлова.
 
Еще один вызов, перед которым оказалась страна, - отсутствие внятной стратегии выхода из клубка проблем безопасности. Не на год или операцию вперед, а надолго.
 
Решение этой, как сказал бы Виталий Лейбин, «фантастически сложной» задачи, требует и интеллектуального прорыва, и очень сильных политиков, которые взяли бы на себя ответственность за принятие решений и умело провели бы страну через трудности, с неизбежностью ждущие ее на этом пути.
 
Отсутствие такой стратегии вызвано не тем, что важность этого недооценивается израильскими элитами. Если вам кажется, что вы знаете, как легко решить ближневосточную проблему, значит, вы просто не знаете как следует ни условий задачи, ни всего разнообразия средств, уже использовавшихся для ее решения в прошлом.
 
Вокруг много текущих задач и реальных побед, которые не могут не отвлекать от фундаментальных проблем, но время – один из самых переменчивых союзников.
 
Одна из самых трудных задач для аналитика – хоть инвестиционного, хоть политического – спрогнозировать смену тренда: не порекомендовать продавать, когда впереди подъем, или покупать, когда впереди падение.
 
Мы, пожалуй, решимся сказать, что если сохранятся имеющиеся тренды, момент для решений может стать еще тяжелее.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...