Тель-Авив готовит жесткий ответ арабскому экстремизму
Фото: Getty Images
Тель-Авив готовит жесткий ответ арабскому экстремизму

Победа на парламентских выборах религиозных партий означает, что новое правительство Израиля будет проводить жесткую политику против исламского экстремизма и вряд ли пойдет на мирное урегулирование конфликта в секторе Газа, считает политолог Авигдор Эскин

В Израиле полностью завершен подсчет голосов после парламентских выборов, сообщила государственная радиостанция Kol Israel. Окончательные результаты будут объявлены позже, но по сути ничего не изменилось: партия Биньямина Нетаньяху по-прежнему первая, на втором месте новичок на политической арене журналист Яир Лапид с партией "Еш Атид". Третье место заняла старейшая в стране партия "Авода". Вскоре Биньямин Нетаньяху должен начать переговоры о формировании нового правительства.

Какой может быть политика формируемого израильского правительства в палестинском вопросе, в отношении Ирана и арабских соседей, "Голосу России" рассказал израильский политолог Авигдор Эскин.

- Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями от прошедших выборов. Как вы оцениваете финальные результаты?

- Первое, что мне бросается в глаза, это беспрецедентная победа на этих выборах религиозных партий. Они представляют уже четверть израильского парламента, это совершенно беспрецедентно, ни в какой западной стране такого нет. А если мы берем всех религиозных депутатов нынешнего Кнессета, речь идет о том, что треть - люди, как у православных называется, воцерковленные.

Это как раз та сила, с которой не сможет не считаться премьер-министр, да, собственно, они являются его реальными партнерами. Вопреки тому, что сейчас говорят многие обозреватели, по окончательным результатам мы можем сказать, что коалиция "Ликуд" вместе с "Исраэль бейтену" плюс праворелигиозные партии - это 62 мандата.

Плюс партия "Кадима", представленная бывшим министром обороны Мофазом, которому, не исключено, дадут этот пост, это еще два мандата. Очень прочная коалиция у Нетаньяху, 64 мандата, тесные союзники.

Люди, которые голосовали за Яира Лапида, это не только левый либеральный электорат. Во-первых, люди часто голосуют просто из симпатии. Он красивый, импозантный мужчина. Женщины, которые смотрят сериалы, глядя на него, говорят, а почему бы мне за него не проголосовать? Тем более, что Нетаньяху как личность некоторым поднадоел.

Что касается религиозной составляющей израильского общества, в боевых частях израильской армии религиозные люди составляют 40-50 процентов, причем в самых отборных боевых частях. Они служат именно в элитных частях. В израильском обществе растет консервативное религиозное влияние.

Также растет разочарование мирным процессом. Партии, которые ратовали за возобновление уступок арабскому миру, в этот раз получили минимальное число мандатов. Если мы говорим о партии "Мерец", плюс, может быть, Ципи Ливни, приплюсуем партию "Авода" - это 20 процентов голосов.

Все остальные - центристы, которые стараются занимать нейтральную позицию и быть готовыми к тому, чтобы присоединиться к жесткой линии по отношению к "арабской весне".

Что эта "арабская весна" несет для всего Ближнего Востока? В Сирии за последние два года погибло свыше 60 тысяч человек, а это больше, чем погибло арабов за всю историю израильско-арабских войн, начиная с 1948 года.

Кровопролитие, которое продолжается в Египте, их внутренние разборки нас тоже касаются. К власти там пришел человек, который еще год назад называл израильтян "свиньями" и "обезьянами". А духовный лидер "Братьев-мусульман" в свое время объявил, что израильтян нужно убивать в любом месте, по любому поводу. Сейчас он объявил Россию врагом номер один.

Эта волна фанатизма касается нас с одним огромным "но": новые технологии, которые развиваются в США, о них говорил президент России Владимир Владимирович Путин, по добыче нефти и газа в течение десяти лет существенно отбросят арабские страны. Не случайно американцы постепенно уменьшают свое присутствие, их все меньше и меньше будет интересовать нефть и нефтяной регион.

В этой связи, конечно, увеличивается общая турбулентность на Ближнем Востоке. С другой стороны, Израиль остается там единственной страной, которая что-то производит, может себя обеспечивать, с развитым сельским хозяйством. Израиль - это единственная ближневосточная страна, которая может претендовать на сохранение каких-то позиций даже в пору экономического кризиса.

Кстати, экономическое положение в Израиле вовсе не такое плохое, наоборот, экономический рост в Израиле выше, чем в любой европейской стране. Но мировой кризис не может не коснуться нас, мы это хорошо понимаем, но пока неплохо справляемся. В общем, есть все основания для оптимизма.

- Получается, что новое правительство Израиля будет гнуть жесткую линию в отношении арабских конфликтов в регионе? Как вы думаете, что Израиль может сделать на этом фронте?

- Израиль просто должен проводить умную, гибкую политику. Будучи хорошим боксером, надо иногда уметь не только идти напролом, но и уметь уклоняться от ударов и тянуть время.

Это главное, чем должен заняться Израиль, сознавая, что через 5-7 лет уже никому в голову не придет оказывать на нас давление, требовать, чтобы мы основали еще какое-то палестинское государство.

Рядом находится Иордания, где 70 процентов населения - это палестинцы, Иордания, которая всегда называлась Палестиной, по крайней мере, в то время, когда она находилась под британским мандатом. Идея создания террористического анклава на Западном берегу отмирает, потому что в этом никто не будет реально заинтересован.

Сейчас есть давление со стороны западных стран, но оно, как мы прекрасно понимаем, уменьшится, если арабские страны будут выступать примерно в той же роли, в какой выступают Сомали, Нигерия и, может быть, Берег Слоновой Кости.

counter
Comments system Cackle