Израиль: запрос на перемены
Фото: Getty Images
Израиль: запрос на перемены

Результаты парламентских выборов в Израиле оказались несколько неожиданными. Победитель был предсказуем заранее – блок «Ликуд Бейтейну» во главе с Биньямином Нетаниягу. Однако победа оказалась не столь убедительной по сравнению с прогнозами

Успехи и потери

«Ликуд Бейтейну» был образован на старте избирательной кампании на основе двух основных партий действующей правительственной коалиции – «Ликуда» Нетаниягу и «Наш дом – Израиль» (НДИ) Авигдора Либермана. «Ликуд» - традиционный лидер правого политического лагеря в Израиле. Партия Либермана также является правой; она представляет интересы выходцев из бывшего СССР. Всего в кнессете прошлого состава обе партии располагали 42 мандатами из 120 (27 – «Ликуд», 15 – НДИ). Сейчас они рассчитывали примерно на такой же результат (с возможной потерей нескольких мандатов за счет разочарования части избирателей как политикой правительства, так и созданием коалиции).

Представители «Ликуд Бейтейну» еще до выборов стали делить портфели. Так, Нетаниягу, наряду с премьерством, должен был получить и пост министра иностранных дел, который до последнего времени занимал Либерман, недавно подавший в отставку из-за расследования, начатого в его отношении. Его обвиняют в нарушениях, допущенных во время работы на посту министра – мошенничестве и нарушении общественного доверия при продвижении по службе одного из своих подчиненных. Предусматривалось, что если виновность Либермана не удастся доказать, он вернется в кресло главы дипломатического ведомства.

Однако результат «Ликуд Бейтейну» оказался существенно меньшим, чем ожидалось в начале кампании – всего 31 мандат, немногим больше, чем имел в предыдущем составе парламента один «Ликуд». Потеряв 11 мандатов, партии Нетаниягу и Либермана не могут доминировать в новом кнессете. Нетаниягу, скорее всего, все же останется премьером, но формирование нового кабинета станет результатом непростых переговоров и трудных для «ликудовцев» компромиссов. В частности, уже появилась информация, что МИД может возглавить Яир Лапид, лидер партии «Еш Атид» («Есть будущее»), которая с 19 мандатами заняла второе место на выборах, что стало главным сюрпризом избирательной кампании.

Будущее Израиля?

Яир Лапид – новичок в израильской политике, ранее он получил широкую известность как журналист. Его отец, ныне покойный Йосеф (Томи) Лапид, также работал журналистом на телевидении, а на выборах 2003 года возглавил список партии «Шинуй», выступавшей за светское общество и ограничение влияния ультрарелигиозных политических сил. В 2003 году «Шинуй» добился значительного успеха, получив 15 мандатов и войдя в состав правительства. Однако необходимость идти на компромиссы и внутрипартийные конфликты привели к быстрому падению популярности «Шинуй».

Сейчас Яир Лапид продолжает дело отца – его партия критикует представителей ультрарелигиозной части общества, которые получают значительную государственную поддержку, но при этом не служат в армии. Лоббистские возможности наиболее ортодоксальной части еврейского общества велики в связи с тем, что представляющие их интересы партии (ШАС и «Яадут а-Тора») представлены в правительстве страны и блокируют неугодные им инициативы. Массовое голосование за партию Лапида демонстрирует, что израильский средний класс (а это ее основные избиратели) хотел бы видеть свою страну более современной и справедливой.

Впрочем, запрос среднего класса – и соответственно программа «Еш Атид» - существенно шире, чем неприятие влияния ультраортодоксов. Средний класс выступает за реформу образования, существенное удешевление жилья (особенно для молодых семей) и эффективную борьбу с коррупцией. Также он не хочет осложнения отношений с Западом, который критично относится к политике правительства Нетаниягу в отношении палестинцев.

И, вообще, израильский средний класс ищет политическую середину – между правыми из «Ликуда» и левыми из партии «Авода». Отсюда и успех, как оказалось, временный – «Кадимы», основанный Ариэлем Шароном в качестве центристской политической силы, альтернативной двум основным традиционным политическим силам. Сейчас ослабленная «Кадима», которую покинули многие лидеры, едва прошла в Кнессет, получив всего два мандата. А большинство ее бывших избирателей отдали голоса Лапиду, с которым связывают надежды на изменение повестки дня – на то, что власть будет больше думать о будущем страны, а не постоянно оглядываться на традиции, которые модернистский средний класс считает архаичными.

Перед выборами Нетаниягу пошел на отчаянный шаг, назначив главой Земельного управления одного из самых популярных деятелей своей партии Моше Кахлона, который на посту министра связи добился снижения тарифов на услуги телефонной связи. Земельное управление – одно из ключевых ведомств в проведении жилищной политики – так что Нетаниягу стремился отобрать у Лапида хотя бы один из козырей его программы. Однако убедить средний класс в необходимости голосовать за «Ликуд» он не смог – тем более, что сам Кахлон весьма критично относится к экономического курсу правительства и даже не баллотировался в нынешний состав кнессета.

Новая коалиция

Таким образом, наиболее вероятной представляется правительственная коалиция с участием двух победителей выборов, которые в сумме имеют в кнессете 50 мандатов. Кампанию им может составить еще одна партия, неплохо выступившая на выборах. Это «Байт Йегуди» («Еврейский дом»), представляющая национал-религиозные силы. В отличие от ульраортодоксов, «национал-религиозники» служат в армии (и не упускают случая подчеркнуть, что являются наиболее ревностными солдатами) и не против расширения призывного контингента за счет адептов ШАС и «Яадут а-Тора». При этом «Байт Йегуди» занимает более жесткую позицию в отношении палестинцев, чем «Ликуд» и, разумеется, либеральная партия Лапида – за «национал-религиозников» голосует немало израильских поселенцев.

В конце прошлого года «Еврейский дом» возглавил успешный бизнесмен Нафтали Беннет, давший партии новый импульс – в результате она увеличила свое представительство в кнессете с трех мест до 11, во многом за счет перехода к ней части избирателей «Ликуда» и НДИ, не захотевших голосовать за новый блок Нетаниягу. Показательно, что и успех «Байт Йегуди» связан с появлением во главе него новой фигуры – как и в случае с Лапидом, это подтверждает запрос израильского общества (причем его разных слоев – как либеральных, так и консервативных) на обновление.

В сумме три потенциальных участника коалиции имеют 61 мандат – как раз столько, сколько необходимо для формирования кабинета. Для придания большей устойчивости в него может войти и «Кадима» со своими двумя мандатами – ее претензии в нынешних условиях не могут идти дальше получения одного министерского портфеля. Потенциальным участником коалиции может быть и партия «А-Тнуа», созданная Ципи Ливни после ее выхода из Кадимы (она получила 6 мандатов). Однако совместимость в одном кабинете Ливни и Мофаза, соперничество между которыми способствовало фактическому краху «Кадимы», вызывает большие вопросы.

Отдельная проблема – с ультрарелигиозными партиями. Нетаниягу, видимо, хотел бы сохранить присутствие представителей этого политического сектора в правительстве – хотя бы в формате участия в нем «Яадут а-Тора», традиционно располагающей меньшими лоббистскими возможностями, чем ШАС. Такой партнер по коалиции может стать противовесом светской партии Лапида. Однако Лапид еще до выборов заявил, что не войдет в правительство, где будет присутствовать партия, выступающая против равного призыва в армию. А ШАС и «Яадут а-Тора» тогда же договорились о том, что присоединятся к правящей коалиции только вместе.

Впрочем, в израильской политике всегда есть место неожиданностям – не только в ходе избирательной кампании, но и после нее (вспомним хотя бы коалиционное соглашение между «Ликудом» и «Аводой» по итогам выборов 2009 года). Однако успех партии Лапида повышает шансы на то, что «ультрарелигиозников» в кабинете не будет. А противовесом Лапиду в рамках правительства станет Беннет.

Таким образом, новое израильское правительство должно будет пойти навстречу ряду требований среднего класса и, в частности, снизить влияние ультраортодоксов. То, что оно не будет столь правым, как прогнозировалось в начале кампании, позволяет западным партнерам Израиля относиться к нему с несколько большим оптимизмом. Однако очень сомнительно, что будущему правительству, каким бы ни был состав коалиции, удастся продвинуться по пути разрешения палестинского вопроса – его не удавалось решить ни правым, ни левым.

counter
Comments system Cackle