Пагубное пристрастие к чаю
Фото: Getty Images
Пагубное пристрастие к чаю

Барак Обама выиграл еще одни президентские выборы. Для республиканцев эта победа означает жизненную необходимость адаптироваться к изменившимся реалиям американского общества.
 
Нью-Йорк, перекресток 34-ой и 7 авеню, два дня до того, как ураган Сэнди сделает эту улицу границей между освещенной и лишенной света частями Манхэттена. На стене одного из небоскребов уже вовсю идут выборы президента. Здесь висит напечатанный типографской краской плакат с двумя стилизованными кандидатами и призывом «Кого ты не ненавидишь больше, проголосуй своей жвачкой!». Лицо Митта Ромни почти не видно за комками жевательной резинки, в этом голосовании Обама явно выигрывает.

Ураган Сэнди спутал карты обоим кандидатам, но в конечном счете оказался на руку действующему президенту. «Когда ты видишь человека, который говорит, что сейчас не время для пустых разговоров, а надо заниматься практическими делами, рука невольно тянется к бюллетеню», — говорит «Эксперту» один из ньюйоркцев, до прихода Сэнди подумывавший проголосовать за Митта Ромни. Кроме того, стихийные бедствия — питательная среда для левых идей и практик. «У вас есть выбор, голосовать за республиканцев, которые говорят, что государству нельзя вмешиваться в бизнес, или демократов, которые пытаются ограничить спекуляции после того, как ураган привел к нехватке продовольствия и бензина», — подобные сообщения после урагана рассылали активисты демократической партии.

Всего через шесть часов после закрытия избирательных участков на восточном побережье США кандидат от Республиканской партии, бывший губернатор Массачусетса Митт Ромни вышел на сцену в Бостоне и перед телекамерами заявил, что по-прежнему «верит в Америку». Но, похоже, без взаимности. Ромни получил лишь 48% голосов американцев, что обеспечило ему поддержку лишь 206 голосов в коллегии выборщиков. Президент-демократ Барак Обама был переизбран, причем с неплохим перевесом: (с учетом официально не объявленной Флориды) он получил 332 голоса.

Однако палата представителей конгресса осталась в руках республиканцев (а сенат — демократов), поэтому выборы сохранили имеющийся баланс власти. Это означает, что администрации Обамы будет непросто решать многие из ключевых проблем, стоящих сегодня перед Соединенными Штатами.

Новое лицо Америки

Главной причиной поражения республиканской партии на выборах стала ее ультраконсервативная платформа, отпугивающая большую часть так называемых «умеренных избирателей». Жесткая позиция по вопросу иммигрантов, веры, абортов, представителей нетрадиционной сексуальной ориентации, и, наконец, проповедуемая республиканцами политика по выдавливанию государства из социально-экономической жизни общества (которая, собственно, и привела к самому большому кризису со времен Всемирной Депрессии) безнадежно устарели. Как, собственно, и эксплуатируемый партией традиционный тип американского политика — белый мужчина, женатый, ходящий в церковь — а также ставка партии на традиционный республиканский электорат в виде белого населения. «Если я и выиграю второй срок, то во многом потому, что республиканская партия и ее кандидат испортили отношения с наиболее быстро растущей демографической группой страны — выходцами из латинской Америки», — признался президент во время предвыборной кампании.

В итоге Обама оказался прав. «Настоящая Америка победила “настоящую Америку”, — резюмировал итоги выборов нобелевский лауреат Пол Кругман. – Долгое время правые и ряд специалистов говорили нам, что “настоящая Америка" — это сельские белые граждане, и обе партии должны поклоняться им. Между тем, настоящий электорат становился более разношерстным с расовой и этнической точки зрения, а также более толерантным».

Последние американские выборы произошли год спустя важной демографической вехи в истории США. В 2011 году на детей из расовых и этнических меньшинств впервые приходилось более половины (50,4%) родившихся в США. По мнению социологов, снижение рождаемости среди белого населения было вызвано, среди прочего, экономическими факторами — высокой безработицей и снижением реальных доходов (рождаемость среди белых с 2008 года снизилась на 11,4%, а среди меньшинств — на 3,2%). За первое десятилетие XXI азиатская часть населения США выросла на 43,3%, латиноамериканская — на 43%, черная — на 12,3%. Число белых жителей США за тот же срок увеличилось лишь на 5,7%. В результате (даже с учетом традиционно невысокой явки меньшинств на выборах) доля белых избирателей за последние 20 лет сократилась с 87% до 72%.

«Ситуация в экономике могла быть на стороне Ромни, но меняющаяся демография в США давала дополнительные очки Обаме, поскольку разные расовые и этнические группы поддерживают в США ту или иную партию», — рассказал «Эксперту» Рори Кинан, научный сотрудник лондонского Chatham House (Королевский институт международных отношений).  Главной базой поддержки для Ромни стал белый рабочий класс, особенно, мужского пола и, особенно, в южных штатах. Испаноязычные американцы являются самым быстрорастущим демографическим сегментом в США — и они, преимущественно, поддерживают Обаму. Опросы Pew Research Centre накануне выборов показывали, что среди испаноязычного населения США 70% предпочитали кандидата от демократов и только 25% — кандидата от республиканцев.

Некоторые республиканские комментаторы утверждают, что демографические перемены означают, что партия навсегда потеряет надежду на возвращение в Белый дом. Из-за меняющегося расового состава населения США демократы выигрывали голосования (по общему числу отданных голосов) на четырех из пяти последних президентских выборов.

Однако демографические перемены сами по себе не означают неизбежного поражения республиканцев. «Многие испаноязычные разделяют республиканские взгляды на то, что традиционная семья — это ячейка общества. А также традиционные социальные ценности. Многие из них зарабатывают на жизнь малым бизнесом, поэтому им близки идеи республиканцев по поводу налогов и регулирования бизнеса. Однако проблемой для Ромни стало ужесточение иммиграционной политики. Для удовлетворения основного числа республиканцев, особенно, Партии чаепития, Ромни поддержал жесткие антимиграционные меры, включая депортацию нелегальных мигрантов», — рассказал «Эксперту» социолог Лондонской школы экономики Партик Макгаверн.

Выборы также показали, что новый электорат более склонен к либеральным ценностям — избранная сенатором Тамми Балдуин стала первым за всю историю США в Сенат членом верхней палаты Конгресса, открыто заявляющий о своей нетрадиционной сексуальной ориентации. Кроме того, не желающая повторения кризиса нация выступает за более активное участие государства в экономике — традиционные американские индивидуалистские ценности уступают место требованиям общества большей социальной защищенности.

Американский Талибан

Политика, приведшая республиканцев к поражению, парадоксальна. Правые идеологи вроде бы были в курсе происходящего в США изменения электорального ландшафта, но так и не смогли отказаться от «идеалов Рейгана» и абсолютизации консервативных ценностей. В последние годы партию еще сильнее качнуло вправо. «Социалистическая» политика Обамы, его культ личности привели к созданию аналогичного идеологического полюса на республиканской части политического спектра — Партии «Чаепития». «Чайных» в США называют «американским Талибаном» за их неприятие теории Дарвина, фанатичную приверженность религиозным догмам и непримиримую позицию в отношении гомосексуализма. Стремление Ромни получить на праймериз и собственно самих выборах голоса республиканских ультраправых доходила иногда до абсурда. В какой-то момент Ромни перегнул палку и напрямую раскритиковал демократический электорат. «Есть те 47%, которые с ним (с Обамой — "Эксперт"), те, кто зависят от государства, кто считают себя жертвами, считают, что государство обязано заботиться о них, что они имеют право на здравоохранение, на еду, на жилье, на все что угодно». Подобные «чайные» позиции привели к тому, что от него отвернулись даже те «независимые» избиратели, которые разочаровались в Обаме.

В лагере республиканцев не нашлось достаточно сильного, но умеренного кандидата. Большая часть кандидатов в Сенат была такой же радикальной, их риторика отпугивала избирателей.  В частности, позиция по вопросу тотального запрета аборта, даже после изнасилования. Так, республиканский кандидат на роль сенатора из Миссури Тод Эйкин (представитель Партии Чаепития) заявил, что в случае «настоящего изнасилования» женский организм сам блокирует возможность беременности. А его однопартиец из Индианы Ричард Мердок заявил, что беременность после изнасилования есть «Божья воля». Неудивительно, что оба республиканца проиграли в своих округах (между прочим, считавшихся консервативными) оппонентам от Демократической партии.

Как и ожидалось, после поражения на выборах в партии началась дискуссия относительно ее будущего вектора развития — однако далеко не весь ее истеблишмент готов принять очевидную идеологическую отсталость. Консервативная часть республиканцев не признает вину за поражение. А сторонники «Партии Чаепития» даже говорят, что партия проиграла потому, что не смогла выставить на выборы «настоящего республиканца, истинного приверженца консервативных ценностей» (Митт Ромни действительно был известен как человек, который регулярно менял свою точку зрения). Кроме того, минусом «билета» (пары президент-вице-президент, которую партия выставляет на выборы) называли тот факт, что в нем не было ни одного протестанта — Митт Ромни был представителем мормонов, которых некоторые христианские священники называют язычниками, а Пол Райан — католик.

Исход внутрипартийных «праймериз» по дальнейшему вектору развития партии станет понятен по тому, как республиканцы будут вести себя в Палате представителей. До нынешних выборов их позиция была крайне жесткой — республиканцы были против всего, что предлагал «социалист» Обама.

Последний шанс на адекватность

Обама же заявил, что его «социалистические» цели во время второго срока будут не сильно отличаться от тех, которых он пытался достичь во время первого. «Нам нужно сокращать бюджетный дефицит, решать налоговый вопрос (Обама намерен увеличить налоги для богатых — "Эксперт"), проводить иммиграционную реформу, снижать зависимость от иностранной нефти», — обозначал Обама основные задачи своего второго срока перед соратниками в Чикаго. И сейчас первым тестом на готовность республиканцев занять умеренную позицию станет способность договориться с демократами по вопросу сокращения бюджетного дефицита. Одним из камней преткновения стал пункт о повышении налогов на богатых. Республиканцы требуют оставить богатых в покое и сокращать дефицит исключительно за счет сокращения расходных статей, а Обама заявил, что ветирует любое соглашение, которое не будет включать в себя повышение налогов на высшие слои населения. Пока до компромисса далеко — комментируя итоги выборов в Палату представителей, ее спикер Джон Бонер заявил, что выбрав туда республиканцев, избиратели дали понять, что «не предоставляют мандата на повышение налогов». Местные «талибы» призывают продолжать блокировать все инициативы Обамы.

Достижение компромисса с республиканцами по социально-экономическим вопросам, прекращение бессмысленных баталий в Конгрессе даст Обаме возможность серьезно заняться вопросами внешнеполитическими. Да, внешний фактор играл мизерную роль на прошедших выборах — по данным экзит-поллов, приведенных CNN, лишь 4% респондентов назвали ее ключевым мотивом выбора кандидата — однако в реальности перед американской дипломатией сейчас стоит ряд серьезных внешнеполитических задач, требующих решения. Это, прежде всего, ирано-израильский вопрос, арабская весна, Китай и Россия.

Всем известно, что у администрации Обамы крайне сложные отношения с Беньямином Нетаньяху. Израильтяне боятся, что Обама за их счет совершит сделку не только с палестинцами (поддержав намерение Махмуда Аббаса создать палестинское государство), но и с иранцами. По некоторым данным, представитель Обамы уже несколько месяцев ведет переговоры с иранским визави о некоем пакетном соглашении, в рамках которого от Ирана не будут требовать полной ликвидации ядерной инфраструктуры. Не исключено, что в Тель-Авиве могут в итоге склониться к нанесению превентивного удара по иранским объектам — и главной задачей Обамы сейчас будет предотвращение этого сценария, сдерживание Нетаньяху в течение года и максимальная поддержка израильской левой оппозиции на выборах в Кнессет, которые состоятся в 2013 году.

В вопросе арабской весны США также должны наконец выработать стратегический подход к тем изменениям, которые сейчас происходят в арабском мире. В американском истеблишменте сегодня превалирует поверхностное восприятие «Арабской весны» как некой модернизированной версии «Большого Ближнего Востока» Джорджа Буша, в котором демократические режимы будут основываться не на либеральных, а на исламских ценностях. Между тем убийство американского посла в Бенгази заставило США по новому взглянуть на проблему и начать наконец осмысливать риски того, что исламские демократические режимы, вооруженные американским оружием, могут в итоге превратиться в радикальные исламистские режимы, реализовав тем самым идею ряда сил в Саудовской Аравии о создании глобального исламистского халифата.

Россия снова нужна

Одним из самых сложных моментов для Обамы станет выработка долгосрочной стратегии в отношении Китая. Пассивная позиция США в вопросе китайского экономического роста, серьезная зависимость от Китая в плане внешнего долга привели к тому, что Китай не только стал превосходить США в некоторых областях высоких технологий (на Поднебесную приходится 54% производимой в мире солнечной энергии), но и установил в Восточной Азии некий дуализм — в то время как США возглавляют региональную систему безопасности, Китай получил контроль над экономикой большинства восточноазиатских стран. Более того, агрессивная внешняя политика Пекина в отношении Японии, строительство океанского флота серьезно дестабилизирует ситуацию в регионе. США придется приложить все усилия не только для снижения экономической зависимости от Китая, но и для создания в Восточной Азии системы коллективной безопасности, которая с одной стороны сдержит китайские амбиции а с другой не допустит милитаризации остальных стран региона.

И здесь ключевое значение будут иметь отношения США с Россией. Сейчас они находятся в далеко не лучшем состоянии. И не потому, что перезагрузка провалилась — наоборот, она выполнила свою задачу и ликвидировала последствия антироссийской политики Джорджа Буша.

В рамках перезагрузки администрация Обамы сделала много тактических уступок Москве. Поддержала принятие России в ВТО, снизила степень поддержки оранжевых проектов, де-факто признала российские интересы на Кавказе и в Восточной Европе (посол США в России Майкл Макфол выразил надежду на то, что поправку Джексона-Вэника отменят до января 2013 года). Причина сложных отношений даже не в Сирии — вопреки заявлениям ряда комментаторов о том, что США разочарованы позицией Москвы, скорее, Белый дом даже благодарен Путину за то, что жесткая позиция последнего в Совете Безопасности не позволила Турции и «Заливным» еще глубже втянуть американцев в сирийскую кампанию. Российско-американские отношения оказались в кризисе потому, что нам не на чем их строить, у нас нет четко определенных совместных стратегических задач. Есть лишь тактические соглашения — наподобие соглашения по снабжению сил США в Афганистане, срок действия которого заканчивается в 2014 году с выводом американских солдат из этой страны. Некоторые эксперты надеются на то, что в основу наших стратегических отношений будут положены переговоры по дальнейшему сокращению стратегических вооружений. Не самый лучший вариант, поскольку политику не должны определять генералы и главы спецслужб. Более эффективной совместной стратегической целью может стать стабилизация Восточной Азии, выстраивание системы коллективной безопасности — не только военной, но и энергетической, экономической. Здесь Россия с ее богатыми дальневосточными провинциями может стать ключевым элементом.

counter
Comments system Cackle