Сирия-Саудовская Аравия: закулисье противоречий
Фото: Getty Images
Сирия-Саудовская Аравия: закулисье противоречий

В воскресенье саудовские полицейские помешали сотням сирийских оппозиционеров провести акцию протеста против Башара Асада во время паломничества в Мекку. По их словам хадж – это время молитвы, а не повод для проведения политических акций. В то же время Эр-Рияд является одним из главных защитников сирийской революции: Саудовская Аравия оказывает повстанцам финансовую поддержку и призывает предоставить им оружие.

Так, в чем же тогда причина такого запрета? Позицию саудовских властей объясняют сразу несколько факторов.

Прежде всего, «монархия категорически не приемлет любые беспорядки», напоминает западный дипломат, отмечая еще одну важную тенденцию в политике Эр-Рияда: осторожность. После начала волнений в Сирии саудовские лидеры полагали, что в Ираке уже было достаточно хаоса, чтобы не устраивать его еще и Сирии. Во имя этой самой осторожности 89-летний король Абдалла далеко не сразу «бросил» Башара Асада.

Отношения двух стран серьезно ухудшились в 2005 году, когда в международном сообществе возникли подозрения насчет причастности Сирии к убийству ливанского премьер-министра Рафика Харири, у которого были связи в Саудовской Аравии (именно там он сколотил свое состояние).

Как бы то ни было, на саммите в Кувейте в 2009 году Абдалла как старый мудрец все же сдержался от резких высказываний о том, кого несколькими годами ранее он называл «недочеловеком». Король протянул Башару руку. «Если бы вы знали, чего мне это стоило», – прокомментировал позднее свой поступок саудовский монарх, который отправил в Дамаск своего сына Абдель Азиза, чтобы попытаться вывести Асада из сферы влияния Ирана (в этом и заключалась настоящая цель сближения Саудовской Аравии с Сирией).

Весной 2011 года, то есть в самом начале мятежа, Абдалле все еще хотелось верить в Башара Асада. Как сообщает осведомленный источник, «король неоднократно призывал его поступить, как Мухаммед VI в Марокко: слегка сбросить балласт, чтобы создать нечто вроде процесса перемен. Тем не менее, через полгода после начала вооруженных репрессий у саудовского лидера сложилось впечатление, что Башар не только не прислушивается к нему, но и следует советам иранцев, что было попросту неприемлемым для аравийцев», которые буквально одержимы двойственной иранской угрозой (ядерная программа и шиитские агенты в обществе арабских государств).

«Сир, Башар наплевал на вас уже дважды!» – шептали на ухо монарху дворцовые советники.

Осенью 2011 года в политике наметились перемены. Тем более что саудовским властям пришлось считаться с редкой в королевстве концепцией: общественным мнением, которое было доведено до точки кипения кадрами жертв (суннитов, как и аравийцы) репрессии на спутниковых телеканалах, таких как «Аль-Джазира» и «Аль-Арабия».

«В Меджлисах говорили только об этом, – напоминает наш эксперт. – А режим всегда очень внимательно прислушивается к тому, что высказывается на подобных собраниях, где обычно могут обсуждать любые темы».

Когда в Эр-Рияде окончательно убедились, что «на Башара рассчитывать не приходится», король Абдалла отреагировал в соответствии со старым принципом «с арабскими делами разбираются сами арабы». Таким образом, Саудовская Аравия призвала Лигу арабских государств провести вмешательство в Сирии, однако ее предложение натолкнулось на вето Алжира и Ирака. В результате она была вынуждена согласиться на участие Совета безопасности ООН, что идет вразрез с этим самым невмешательством в арабские дела.

Далее Саудовская Аравия призвала вооружить повстанцев в надежде изменить соотношение сил в стране. Тем не менее, у нее и мысли не было о том, чтобы позволить провести сирийские прореволюционные демонстрации в королевстве, где не существует парламента или политических партий, а шиитское меньшинство регулярно выражает свое недовольство. Тем более, что король и его двор придерживаются по большей части скептических взглядов на перспективы «арабской весны».

Жорж Мальбрюно, "Le Figaro", Франция

counter
Comments system Cackle