Знакомое кино
Фото: Getty Images
Знакомое кино

Не люблю я штатных борцов с антисемитизмом, как, впрочем, и других профессиональных евреев, гневно клеймящих юдофобов с девяти до шести с перерывом на обед и исключительно на мои налоги.

Но интересное, извините за тавтологию, кино получается: в Москве по инициативе двух министерств культуры - РФ и Министерства культуры и исламской ориентации Исламской республики Иран прошла Неделя иранского кино.

Самым заметным (на него и делалась пропагандистская ставка) был фильм режиссера Парвиза Шейха Тади "Дни жизни" об ирано-иракской войне. Того самого Тади, который снял "Охотника шабата". В Европе его не увидишь, но в мусульманских странах, надеются продюсеры, он скоро пройдет на ура и никого не оставит равнодушным к страданиям палестинского народа.

Я куски из "Охотника" посмотрел - "Невинность мусульман" отдыхает. История израильского мальчика, которого отвратительно рыжий дедушка-раввин запрограммировал на убийство несчастных палестинцев. Кстати, фильм настолько антисемитский, что многих депутатов в иранском парламенте вытошнило. Однако иранские послы по всему миру могут спать спокойно - на зеркальный ответ мы, по счастью, не способны.

Из всех средств массовой российской информации Неделей иранского кино возмутились канал "Дождь", "Коммерсант", "Блогкино" и одиноко пикетирующие действо российские кинокритики. Они выступали против цензуры и за отмену запрета на профессию и выезд из страны для отсидевших знаменитых режиссеров Джафара Панахи и Моххамада Расулова.

По ехидному замечанию Андрея Плахова, "Иранский кинематограф после распада СССР занял в мировом контексте вакантное место советского. Несколько десятилетий он талантливо, с присущей древней иранской культуре философской глубиной, рисовал благостный и бесконфликтный образ Ирана как страны добрых и честных тружеников, ведущих непростое, но достойное существование. Многим виделся в этом противовес моральной деградации современного западного искусства". Короче, в Иране, как когда-то в Совке, махровым цветом распустился киноофициоз, рассчитанный в основном на внутренне употребление, впрочем, малого сатану не забывающий. Теперь эту красоту решили показать россиянам. "Не удивительно, - пишет Плахов, - ведь в нашей стране подымает голову православный фундаментализм, а вместе с ним возрождается цензура. Если иранцы в свое время наследовали лучшие традиции советского кино, то сегодня мы готовы позаимствовать у Ирана худшее".

Словом, остается передать просвещенному министру культуры РФ Владимиру Мединскому пламенный привет и вернуться к нашим антисемитским баранам. А повод есть - на недавно прошедшем в Москве кинофестивале был показан печально знаменитый геббельсовский "Еврей Зюсс" 1940 года выпуска. Кстати, если председатель ММК Никита Михалков, опасаясь обвинений в антисемитизме, был категорически против, то киновед и отнюдь не юдофоб Кирилл Разлогов объяснил ему, что природу фашизма невозможно понять без этой киноленты, как, впрочем, и чтения "Майн кампф". По мне весьма сомнительный тезис, учитывая то обстоятельство, что "Еврея Зюсса" должны были в обязательном порядке посмотреть все полицейские рейха, сотрудники СС и персонал концентрационных лагерей. До Московского кинофестиваля фильм был запрещен и широкому зрителю недоступен. Зато теперь, отличного качества, его выложили в интернет.

По мнению восхищенного рейхсминистра пропаганды Геббельса, он "увидел такой антисемитский фильм, какой мы только можем себе пожелать", а "фюрер плакал". Кино посмотрели более 20 миллионов немцев, оно с успехом прошло на кинофестивале в Венеции. Через 70 с лишним лет в Москве его не рискнули показать сразу, а предварили лекцией киноведа, документальной лентой "Харлан: в тени "Еврея Зюсса" о режиссере "шедевра" Файте Харлане. Знаковая личность в нацистском кинематографе, из девяти фашистских цветных фильмов Харлан снял четыре. Над "Зюссом" плакал не только фюрер, бедные немцы рыдали в голос, глядя, как хитрый, похожий на Мефистофеля еврей Зюсс Оппенгеймер втирается в доверие к герцогу Вюртенбергскому, становится его финансистом, повышает цены на овощи и мясо. Зюсс просит руки дочери земского представителя Штурма, но получает отказ. "Моя дочь не будет плодить еврейских детей", - гневно и справедливо ответствует ему Штурм. Тогда коварный Оппенгеймер насилует Доротею и пытает ее законного жениха Фабера. Словом, обесчещенная "графиня изменившимся лицом бежит пруду", то есть, топиться. Герцог, нарушая Конституцию, узурпирует власть, лишая земство и народ демократических завоеваний, на чистые улицы Штутгарта валом валят грязные евреи, снят запрет на их проживание в Вюртемберге, начинается народное восстание и герцог помирает от кровоизлияния в мозг.

Оппенгеймера арестовывают и судят, но не за финансовую эксплуатацию крестьян и политические интриги, а за изнасилование несчастной Доротеи. Папаша Штурм нашел старый верный свод законов, который гласит: "Если еврей совокупляется с христианкой, он должен быть лишен жизни путем повешения в заслуженное наказание и в назидание другим". Что добрые обыватели и сделали, казнив Зюсса в клетке и запретив евреям проживать в Вюртемберге. В финале безутешный отец торжественно заклинает: "И пусть наши потомки строго следуют этому закону, дабы избежать горя, которое угрожает всей их жизни и крови их детей и детей их детей!"

Примечательно, что евреи в фильме Харлана лишены пренебрежительной окраски, они страшны и отвратительны. Не привычное презрение к евреям, а ненависть к ним и, как следствие, демонизация богом проклятого племени.

В основу ленты легла написанная в 1987 году Вильгельмом Гауфом одноименная повесть, а легенда о том, что первоисточником была книга Лиона Фейхтвангера, явная ложь, потому что в фильме все передернуто: не еврейская, а арийская дочь была подвергнута гнусному насилию.

Интересно, что в 2010 году вышел немецкий фильм Оскара РЕлера "Еврей Зюсс – Бессовестный фильм", редкий случай совпадения названия и сути. Ребята влипли, на редкость бессовестный. В ленту вбухали 30 миллионов долларов, но он с треском провалился и был освистан на Берлинале.

Бессовестный фильм оказался "первым среди худших". Здесь и попытка оправдать "простого парня" - исполнителя главной роли у Харлана – Фердинанда Мариана, он-де мучается, мечется между совестью и жаждой славы. Чистое дело Фауст. РЕлер даже придумывает ему друга-еврея, которого тот прячет, выдавая за садовника. У еврея фамилия Дойчер (немец), бедолага сутками слушает Бетховена, ведь все евреи в восторге от немецкой музыки. Статистов для съемок отбирают в Варшавском гетто, изрядно, кстати, упитанных, там Мариан и встречает друга Дойчера. Жена эсесовского начальника, стареющая красотка, так возбудилась убедительностью образа еврея, которого хотела всю жизнь, что просит трахнуть ее прямо на подоконнике. Эротическая сцена происходит во время воздушной тревоги, на фоне горящего Берлина. Мариан проникает все глубже, а она кричит и стонет: "А-а! Да, говори, еврейская блядь!"

И Геббельса-душку в "Бессовестном Зюссе" играет красавчик Морис Бляйбтрой, он прекрасно говорит по-итальянски и похож то ли на итальянца, то ли на еврея. РЕлер делает из жены Мариана еврейку, прячущую письма на идиш к матери. Анна посещает с мужем коктейль-вечеринки, и только у нее, у еврейки, человеческое лицо. Бедняжка гибнет в лагере.

Тут интересная параллель: у создателя геббельсовского "Зюсса" Файта Харлана первая жена - еврейка, к еврею же от него ушла и погибла в концлагере. Такой вот, по-своему обиженный на евреев Шикльгрубер. Детей у него было много - трое от второго брака и двое от третьего. И все по-своему испытывали комплекс вины. Нет, они не стерилизовали себя, как потомки Геринга, а выходили замуж за евреев, принимали иудаизм или, как сын Томас, становились коммунистами, ставили в Израиле спектакли и посвящали свою жизнь трагедии Варшавского гетто. Племянница Харлана вышла замуж за еврея Стэнли Кубрика, и тот, знакомясь с родней, почувствовал себя эдаким Вуди Алленом перед лицом симпатичных и приятных экс-нацистов. А вот третья жена любимого режиссера Геббельса, дочь председателя Нобелевского комитета и исполнительница роли Доротеи Кристина ЗЕдербаум, кроме огорчения по поводу своей и мужниной карьеры, никаких комплексов не испытывала.

Файта Харлана дважды судили, но оправдали. В письме возмущенному Фейхтвангеру он искренне негодовал по поводу того, что его фильм считают антисемитским. Такое вот кино и его ремейки на фестивалях…

P.S. Будем считать, что пока наши ребята из министерства пропаганды отбивали "картисы", я у них поработал волонтером.

counter
Comments system Cackle