Бомбить иль не бомбить?
Фото: Getty Images
Бомбить иль не бомбить?

(Взгляд на проблему вчера, сегодня и завтра)

Никакого мира, пока не будет победы. Никаких пактов о перемирии с нераскаявшимися. Есть только один ответ поражению, и этот ответ, победа[1].

У. Черчиль, премьер Великобритании

Не жди, когда тебя ударят. Бей первым, Фредди.

Из кино

28 августа в Мюнхене была взорвана 250–килограммовая бомба, сохранившаяся на территории отстроенного после второй мировой войны жилого квартала. 67 лет она пролежала в земле на глубине всего одного метра. Взрыв прошел не очень удачно, приведя к повреждениям, и очень заметным, ряда близлежащих домов. Однако он дал и весьма впечатляющие телевизионные картинки, которые я видел, находясь в это время в Берлине. Поначалу изображение взрыва воспринял как картину террористической атаки. Однако находившиеся рядом немцы объяснили мне, что произошло, не очень упирая на то, откуда взялась бомба, которая была одной из сброшенных авиацией союзников – Великобритании и США - в ходе их так называемых «ковровых бомбардировок» Германии, ее городов во время второй мировой войны.

На пути из Берлина в Санкт-Петербург, самолетом авиакомпании AirBerlin, прочитал в газете «Русская Германия» статью ее обозревателя С. Дебрера[2], инспирированную этим происшествием. Он приводит ставшие знаменитыми слова из листовок от имени командующего стратегической авиацией Великобритании Артура Харриса, разбрасываемых над немецкими городами в периоды, когда не было так называемых «моральных бомбежек», эвфемизма, означающего «ковровые бомбардировки»: «Мы выбомбим Германию - один город за другим. Мы будем бомбить вас все сильнее и сильнее, пока вы не перестанете вести войну. Это наша цель. Мы будем безжалостно ее преследовать. Город за городом - Любек, Росток, Кельн, Бремен, Вильгельмсхафен, Дуйсбург, Гамбург, - и этот список будет только пополняться». Эта листовка хорошо известна, как и те существеннейшие последствия для хода второй мировой, которые политика «выбомбливания Германии» имела.

Разумеется, решение «бомбить» в дилемме «бомбить иль не бомбить» принимал не только и не столько А. Харрис, сколько лидеры стран антигитлеровской коалиции. Если что и принадлежало Харрису и его штабу, так это разработка технологии бомбовых атак, которые из неприятных для немцев становились почти непереносимыми. Упомянутая выше дилемма возникла потому, что в ходе сколь-нибудь массовых бомбардировок неизбежными жертвами становилось невоенное население. Сталин в беседе с Гопкинсом отметил, однако, что ночью мирное, днем это население идет на военные заводы и производит оружие, с помощью которого ведет войну солдат на фронте. Перепрыгивая в наше сегодняшнее время, скажу, что очень трудно отнести к мирному населению арабских бандитов, линчующих случайно заехавших в место их проживания, хочется сказать – логово, израильских солдат, да еше и фотографирующихся, выставляя напоказ руки, покрытые кровью линчеванных. А мирные ли те граждане, кто кормил этих линчевателей, кто громко и восторженно восхищался ими? Нет, не мирные это граждане, и отношение к ним должно бы быть соответствующее – как к врагам, да еще и вырядившимся для маскировки в невоенную форму.

Меня удивили некоторые утверждения автора статьи, обозревателя, судя по размерам, самой крупной русскоязычной газеты Германии. Он, в частности, пишет: «С первых месяцев 1945 года, когда это уже никак не влияло на исход войны, британские ВВС принялись уничтожать важнейшие исторические и культурные центры Германии. Прежде их не трогали, поскольку они не имели ни военного, ни экономического значения. Теперь же авианалетами уничтожались дворцы и церкви, музеи и библиотеки. Стертым с лица земли оказался Дрезден, на 80% был разрушен Мюнхен».

Меня просто резанул пассаж «... когда это уже никак не влияло на исход войны, британские ВВС принялись уничтожать важнейшие исторические и культурные центры Германии». Помню, что в разрушенном центре Дрездена, когда я там впервые оказался в 1984 г, обнаружил глубоко возмутившую меня надпись на памятнике-камне: «Жертвам империалистической бомбардировки Дрездена 13-15 февраля 1945 г»[3]. Какие они жертвы? Это я был жертвой в блокадном Ленинграде, моя сестра – младенец, умершая от голоду семи месяцев от роду, едва мы переехали по льду «дороги жизни» Ладожское озеро. Я помню свою реакцию на сообщения о разрушении Дрездена еще в 1945 г. Для меня эти разрушения, эти убитые немцы были и остались заслуженным возмездием за сделанное ими. Заслуженным, но явно недостаточным. Как не компенсирует повешение начальника концентрационного лагеря того, что он творил со своими заключенными.

Задели меня в статье Дебнера и слова о том, что «ковровые бомбардировки» не влияли на исход войны. Это неправда, поскольку они приближали ее конец, подавляя нацистское сопротивление, и, что особенно важно, уменьшая потери солдат и офицеров антигитлеровской коалиции. Конечно, не будь бомбардировок, тогдашние солдаты и офицеры  к сегодняшнему дню все равно бы умерли, а архитектурные шедевры сохранились бы, повышая туристскую привлекательность Германии. Но, вероятно, есть высшая справедливость в том, что народ, способствующий приходу к власти безумца и бандита, ответил за его (и, тем самым – свое) безумство и бандитизм не только своими и своих неродившихся потомков жизнями, но и культурными ценностями – их владение тоже требует морального права.

Неоднократно приходилось слышать и о том, что атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки не определялись военной необходимостью, но имели своею целью устрашение СССР. Вероятно, и такая цель имелась в виду. Но несомненно, что гибель Хиросимы и Нагасаки сломили сопротивление Японии и спасли сотни тысяч американских жизней, а также, нетрудно оценить, и сотни тысяч жизней японцев, как ни странно это звучит на первый взгляд. Отмечу, что важную роль сыграл и апокалиптический характер атомных взрывов. Унесшие примерно 100 тысяч жизней бомбежки Токио не привели к капитуляции Японии, Иным был результат Хиросимы и Нагасаки, хотя людские потери там были не намного больше, чем в Токио. Посыл политического руководства США Японии, президента Трумэна был четок и подобен черчиллевскому: «Пусть не будет никакого недопонимания – мы полностью уничтожим способность Японии вести войну».

Отмечу и прямую, весьма расхожую неправду, будто «ковровые бомбардировки» по сути, начались лишь менее чем за полгода до окончания войны. Они полным ходом шли уже в 1943 г., когда был разрушен Гамбург. Обращаясь в это время к гражданам Германии по радио, Томас Манн, уроженец сожженного бомбежками Любека, говорил: «Немецкие слушатели! Неужели Германия полагала, что ей никогда не придется платить за те преступления, что она совершила с момента своего погружения в варварство?». В целом, погубившие не очень много людей, ковровые бомбардировки изменили «психологию немцев и их поведение на долгие годы вперед. Бомбы фактически взорвались не в настоящем – они взорвались в будущем. Они уничтожили не дома и не живущих тогда людей. Бомбы взломали психологическую основу немецкого народа, сломали его культурный хребет. Теперь страх сидит в сердце даже тех людей, которые не видели войну». Помимо краткосрочного эффекта, долгосрочным действием обладали атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, сделавшие третью мировую войну в ее старомодном смысле просто психологически невозможной.

Помню пророчество Эренбурга: «Века будут немцы проклинать тот час, когда припадочный ефрейтор привел их к берегам Невы»[4]. Прав он оказался, притом не только в отношении невских берегов. Ошибались те, кто предсказывали, что ответом на «ковровые бомбардировки» станет ненависть пострадавших в них и их соплеменников и потомков к бомбившим. Однако, подобного не произошло. Напротив, безжалостные бомбежки оказали решающее влияние на поведение двух народов. Эти народы вновь оценили свои (не только своих правителей) прошлые действия и осудили их. Всерьез и надолго. Предсказывать далекое будущее не берусь, поэтому избегаю слова «навсегда». Появились, не в последнюю очередь благодаря помощи вчера бомбивших, два процветающих миролюбивых государства – Германия и Япония. Каждому из них пришлось отказаться от ненужного увеличения «жизненного пространства» и иллюзорного «имперского величия». Взамен они приобрели истинное величие, достижимое лишь с развитием науки, технологии и культуры.

Вывод, который может быть сделан из трагических результатов бомбардировок времен второй мировой войны, очевиден – зло должно понести наказание, и чем больше зло, тем жестче должно быть наказание. Совсем неплохо, когда наказание оставляет по себе память, каким явились результаты мюнхенских «раскопок» 27 августа сего года, приведшие к взрыву, проведенному саперами на следующий день.

Дилемма, вынесенная в заголовок данной заметки, имеет не только исторический смысл и определенно шире понятия «бомбить», которое в данном контексте определяет технический метод воздействия на противника, но не суть этого воздействия. История Израиля дает тому много примеров. Здесь и решение превентивным ударом ликвидировать египетскую и сирийскую авиацию в 1968, и уничтожение иракского и сирийского ядерного реакторов. Не мне решать, бомбить или не бомбить Израилю в индивидуальном порядке строящиеся установки для производства ядерного оружия Ираном. Здесь есть много факторов, которые следует учитывать, что трудно сделать, не обладая всей необходимой информацией. В одном я уверен – уничтожение бомбовых амбиций Ирана было бы понято и принято с благодарностью значительной частью его населения, вполне сытого и мракобесием верховного лидера и полубезумием президента этой страны.

Вопрос об уроке, который следует преподать людям, теряющим разум от безнаказанности, стал сейчас особо остро, когда прокат фильма «Невинность мусульман» вдруг стал поводом для выброса ненависти к США (и, разумеется, Израилю) невиданной ранее силы. Ответ на «всплеск эмоций», как и в отношении «ковровых бомбардировок», разделил наблюдающих то, что происходит. Одни потребовали памятно наказать беснующихся, чтоб впредь было неповадно, другие, левые либералы - не задевать «чувств верующих». Позиция левых либералов кажется мне и ханжеской, и бесперспективной.

Ведь эдак можно и в изнасиловании и убийстве обвинять не насильника и убийцу, а жертву - дескать, оделась не так, сказал (а) не то. Очевидно, что происходящее не есть результат оскорблений Пророка - их абсолютное большинство беснующихся, вследствие незнания английского языка, просто не понимает. Увы, реакция на фильм показала ужасное лицо не только толпы, но и религиозных лидеров, призывающих к погрому там, где призывать надо было бы, будь они хоть чуточку цивилизованы - к прямо противоположному. Да и без религиозных лидеров весь этот всемирный бандитизм бы не пошел в ход. Теперь, вместо почти никому не известного ролика, через СМИ на экраны мира вышел документальный фильм, куда более страшный и вредный для ортодоксальных мусульман. Думаю, что муллы недооценили силу СМИ и урон, который они нанесли своей религии - ведь мусульманство большая, но отнюдь не контролирующая весь мир вера. Думаю, что ответ в виде иных схожих фильмов, выставок, карикатур вместе с прекращением экономической и военной помощи государствам беснующихся толп был бы полезным, запоминающимся уроком, аналогом того, чем были «ковровые бомбардировки» во время второй мировой войны.

Можно сказать уверенно – извинения перед всем мусульманским миром за фильм, выпущенный египетским христианином в США, не остановит беснующихся хулиганов, а вот их руководителей убедит в своей силе. Правильнее воспитывает то воздействие, которое было применено по отношению к режимам талибов в Афганистане в 2001 и в Ираке, в 2003. Подобная реакция на террористические атаки против объектов в США 11 сентября 2001, несомненно, оказала свое воспитывающее действие.

Другая, относящаяся к теме данной заметки современная проблема – это гражданская война в Сирии. Считаю, что всесторонне вредно, даже преступно поддерживать лидера страны, уже убившего десятки тысяч своих граждан - удобен ли он в краткосрочной перспективе или нет. Он - убийца, вне зависимости от того, из кого состоят его противники. И, как убийца, вместе со своей камарильей заслуживает немедленного отстранения от власти, даже если для этого к ним придется применить отнюдь не гуманные меры.

Несовершенство человеческой природы, увы, по-прежнему велико, и успокаивается лишь, пусть и временно, жестоким наказанием. История дает неисчислимые примеры пользы сочетания кнута и пряника, когда прежде следует, в ответ на безобразие, кнут, с обязательным последующим пряником.

Замечу, что со временем осуждение Великобритании и США за «ковровые» разрушения немецких городов при обсуждении второй мировой войны звучит все громче. При этом «судьи» забывают содержавшийся в листовках простой метод избежать жертв и разрушений – перестать вести войну, неправую и позорную. Что делать, жертвой возмездия, подобного «ковровым бомбардировкам», становится покорный народ, а не бандитское руководство. На то они и руководство, чтобы столь часто избегать возмездия. Ну а народ – что ж, для него рецепт один – не быть покорным.

 
--------------------------------------------------------------------------------

[1] Цитирую по статье В. Раевского «Война с саламандрами или фашизм сегодня»

[2] «Привет» от сэра Харриса, Русская Германия, № 36/846, 10-16.09.12, стр.5, Sergej Debrer, redaktion@rg-rb.de
[3] Привожу по памяти, но за смысловую точность – ручаюсь. Примечательно, что сейчас этот памятник-камень исчез, и в 2006 о нем и его судьбе даже пожилой дрезденский экскурсовод ничего не знал.

[4] И. Г. Эренбург, «Крепость России», цитирую по памяти.

counter
Comments system Cackle