Цена безрассудства
Фото: Getty Images
Цена безрассудства

На фоне президентской кампании нарастает ощущение того, что мы движемся к очередной войне на Ближнем Востоке

На этой неделе премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху публично отчитал Соединенные Штаты за отказ провести «красную черту» по ядерной программе Ирана, переход которой повлек бы за собой военную операцию Вашингтона. Он добавил, что не допустит, чтобы Израилю давали «красный свет». Если не произойдет чего-то чрезвычайного, что может изменить его курс, Израиль вступает на путь нанесения ударов по ядерным объектам Ирана в ближайшие шесть-девять месяцев.

Как мне казалось, в последний год риторика Израиля была призвана подтолкнуть международное сообщество к действиям, а Соединенные Штаты - к гипердействиям. Она сработала в том смысле, что международные санкции и изоляция Ирана достигли наивысшего уровня. Но Иран не капитулировал, а Израиль, по всей видимости, считает любой другой сценарий неприемлемым. В прошлом месяце одно «израильское высокопоставленное лицо» - многие считают, что это был министр обороны Эхуд Барак - дал откровенное интервью газете Haaretz, в котором дал понять, что Израиль не будет ждать действий со стороны Соединенных Штатов и, возможно, возьмет дела в свои руки еще до наступления весны.

«Высокопоставленное лицо» особо указало на то, что в случае избрания Митта Ромни в ноябре Израиль, возможно, ощутит себя более скованно. «История показывает, что президенты не осуществляют крупномасштабных операций в первый год пребывания у власти, если только их к этому не вынуждают», - заявил он. Это заявление поражает меня тем, что является точной трактовкой вероятного сценария, при котором администрация Ромни в случае его прихода к власти будет считать основным приоритетом экономическую политику.

Администрация Обамы создала глобальную коалицию, ввела в действие самые жесткие на настоящий момент санкции, совместно с Израилем разрабатывала тайные программы и предоставила Израилю военную технику, о которой тот давно просил. Кроме того, администрация Обамы не скрывает, что готова применить силу в качестве последнего средства. Но пойти дальше и заранее провести красную черту означало бы, что Соединенные Штаты обязуются начать войну, а ни одна страна не даст такого обязательства.

Отметим, что Нетаньяху, хотя и критикует Обаму за отказ провести четкую черту, сам ее не проводит. Израиль не уточнил, какого рода деятельность и какая степень обогащения урана будет считаться казус белли. Причина очевидна: тем самым Израиль ограничил бы для себя возможности выбора и раскрыл бы Ирану свои планы и графики. Если с точки зрения Израиля это бессмысленно, то почему это должно иметь смысл для Соединенных Штатов?

Мы не можем говорить с определенностью о планах Израиля. В Израиле продолжаются ожесточенные споры, и большинство выступает против действий в одностороннем порядке. Поскольку в Израиле парламентская система с кабинетским правлением, для начала операции необходимо, чтобы за нее проголосовал весь кабинет и, отдельно, представители силовых ведомств. Между тем, есть признаки того, что Нетаньяху не имеет четкого большинства.

Многие израильтяне - особенно в военном и оборонном истеблишменте - понимают, что израильские авиаудары не уничтожат ядерную программу Ирана, а лишь отложат ее реализацию. Программа может быть восстановлена - вероятно, быстро и более решительно. Колин Кал (Colin Kahl) принадлежит к числу тех немногочисленных ученых, которые документировали, что удары Израиля по иракскому реактору «Осирак», вопреки общепринятому мнению, усилили решимость Саддама Хусейна создать ядерное оружие. Когда в 1991 г. инспекторы ООН отправились в Ирак после войны в Персидском заливе, их поразило, сколь быстро Хусейн восстановил свою программу.

Ядерная программа Ирана уже пользуется популярностью. Мир Хусейн Мусави, лидер Зеленого движения, находящийся под домашним арестом, всегда был ее горячим сторонником и критикует президента Махмуда Ахмадинежада за то, что тот делает слишком много уступок Западу по ядерным вопросам. Удары Израиля усилят популярность программы среди иранцев и могут даже укрепить тегеранский режим точно так же, как санкции и слабость экономики вызывают глубокие внутренние противоречия.

Дэвид Сангер (David Sanger) из New York Times в своей книге «Противостоять и скрывать» (Confront and Conceal) описывает многочисленные военные симуляции США, предполагающие удары Израиля по Ирану: «Вскоре битва втянет в себя весь регион, а затем - Вашингтон. Основной задачей становится защита саудовских нефтяных объектов от ударов Ирана, а использование Ираном союзников в других странах означает скорое вовлечение других региональных игроков. В конечном итоге не побеждает никто».

Администрация Обамы пытается убедить Израиль воздержаться от действий. Но при этом она должна постараться избежать такого развития событий, при котором военная операция США станет неизбежной. У нас должны состояться общенациональные дебаты, прежде чем окажется, что Соединенные Штаты вновь на автопилоте втягиваются в войну на Ближнем Востоке.

Фарид Закария, "The Washington Post", США

counter
Comments system Cackle