Смерть принца Найефа и несчастная молодежь Саудовской Аравии
Фото: Getty Images
Смерть принца Найефа и несчастная молодежь Саудовской Аравии

Принц Найеф скончался в самый неподходящий для Саудовской Аравии момент. Вивиан Салама рассказывает о том, как престарелое руководство страны пытается удовлетворить требования своей молодежи и меньшинств.

Смерть наследного принца Саудовской Аравии Найефа бен Абдель Азиза аль-Сауда (Nayef bin Abdel Aziz al-Saud), назначенного таковым менее восьми месяцев тому назад после смерти брата, вынуждает королевство вновь заняться перестановками в высшем руководстве. Это происходит в момент, когда нестабильность в регионе достигла своего пика. Теле- и радиостанции стран Персидского залива отменили все свои программы и в период траура передают трансляции богослужений и траурных церемоний.

Найефу было около 77 лет. Заместитель министра внутренних дел еще в начале месяца говорил, что состояние здоровья у него хорошее, и что он вот-вот должен вернуться из Швейцарии, куда уехал в мае на медицинское обследование и отдых. Известный даже большим консерватизмом, чем его сводный брат король Абдалла, Найеф с 1975 года руководил Министерством внутренних дел. Он неоднократно с неодобрением отзывался о реформах, которые считал слишком либеральными для своего королевства, например - о предоставлении женщинам права водить машину. Он возглавлял усилия Саудовской Аравии по борьбе с терроризмом и активно занимался полицейской и разведывательной деятельностью. 89-летний король, скорее всего, выберет своим преемником принца Салмана, недавно назначенного на пост министра обороны.

Салман лишь на год младше Найефа. Раньше он был губернатором столицы Саудовской Аравии Эр-Рияда. «Он тоже не вполне здоров, - замечает независимый аналитик из соседних Объединенных Арабских Эмиратов Султан аль-Кассими (Sultan al-Qassimi). – У него был инсульт, и он проходил многочисленные медицинские обследования».

На фоне призывов к реформам, звучащих по всему арабскому миру, престарелое руководство Саудовской Аравии пытается удовлетворить требования своей молодежи и меньшинств, и в то же время, придерживается консервативных идеалов, как и следует религиозному центру целого миллиарда мусульман. Нестабильность в регионе вызвала скачок нефтяных цен, что стало благом для нефтедобывающих стран, в том числе - для Саудовской Аравии, где нефти добывается больше всего. В прошлом году страны региона были вынуждены увеличить расходы, чтобы успокоить протестующих. Демонстрациям в Саудовской Аравии, являющейся самой крупной экономикой арабского мира, в прошлом году не суждено было материализоваться, так как гражданам предложили увеличение зарплат и 67 миллиардов долларов на строительство жилья, а военным и религиозным группам выделили дополнительные средства. Эр-Рияд спешно объявил о выделении 36 миллиардов долларов буквально через несколько дней после отставки египетского президента Хосни Мубарака.

«Что касается самой страны, то реформаторы вздохнут с облегчением, потому что Найеф был человеком, настаивавшим на усилении консерватизма в королевстве, - говорит работающий в Дубаи аналитик по вопросам безопасности из Института военного анализа стран Ближнего Востока и Персидского залива (Institute for Near East and Gulf Military Analysis) Теодор Карасик (Theodore Karasik). – Известно, что Салман менее консервативен, но теперь проблема в том, что в семье Саудов из этого поколения нет очевидного кандидата ему на смену. Если король Абдалла и Салман захотят сохранить преемственность своей семьи, то это станет для них самой большой проблемой».

Экономические и социальные уступки, считающиеся революционными для королевства, далеко не пошли. Граждане продолжают оспаривать консервативные нормы на все, начиная с законов об иностранной собственности и заканчивая повышениями зарплат и правом женщин на вождение машин. «Престолонаследие в Саудовской Аравии в предстоящие десятилетия будет сложным и политически неспокойным, кто бы ни пришел к власти, - говорит Пол Салливан (Paul Sullivan), преподаватель экономики вашингтонского Университета национальной обороны. – У Саудовской Аравии есть значительные проблемы с безработицей. Остаются нерешенными проблемы с шиитами на северо-востоке страны, возле крупных нефтяных месторождений неподалеку от Бахрейна».
 
Ситуация в нефтеносной Восточной провинции, где проживает немалая часть шиитов Саудовской Аравии, остается неспокойной. Но королевству удалось подавить все вызовы своей власти благодаря антииранской и антишиитской риторике, а также силам безопасности, обученным и снабжаемым Западом. В марте прошлого года силы шести государств, входящих в Совет сотрудничества Персидского залива, во главе с войсками Саудовской Аравии были направлены в Бахрейн, чтобы помочь ему подавить антиправительственные выступления. Саудовская Аравия обеспечивает около 20 процентов общемирового объема поставок нефти, а объем добычи там составляет почти 10 миллионов баррелей в день. С Бахрейном ее связывает дамба длиной 26 километров.

По мнению аналитиков, принц Найеф был одним из тех, кто настоял на интервенции, опасаясь, что восстание в соседнем Бахрейне придаст смелости саудовским шиитам, которые тоже вступят в борьбу. «Находясь на посту министра внутренних дел и будучи наследным принцем, Найеф внимательно следил за событиями в Персидском заливе, особенно - в Бахрейне, и за восстанием в Сирии. Он даже встречался с бывшим главой египетской разведки Омаром Сулейманом (Omar Suleiman)», - говорит аль-Кассими.

Салман принимает новое назначение на фоне растущего недовольства саудовской молодежи. Около 60-ти процентов населения страны - в возрасте до 30-ти лет, а уровень безработицы там составляет 10,5 процента. Громче всех о своей отстраненности от экономической жизни заявляют женщины, потому что 78 процентов выпускниц колледжей королевства не работают. В сентябре король Абдалла провозгласил «осторожные реформы», среди которых - предоставление женщинам права голоса и права участия в выборах в качестве кандидатов в члены консультативной ассамблеи – шуры. Это решение привело к появлению целого ряда политических карикатур и анекдотов в социальных сетях, в которых отмечается, что женских голосов все равно не будет, так как они сами не могут доехать до избирательных участков.

Официальный совет по престолонаследию Саудовской Аравии, называемый Советом верноподданства, пережил целый ряд перестановок после назначения принца Найефа. Его назначили после того, как безо всяких объяснений ушел принц Талал ибн Абдель Азиз (Talal bin Abdel Aziz). «Престолонаследие в Саудовской Аравии в определенной степени важнее жизни, - говорит аль-Кассими. – Надеюсь, что король Абдалла будет вместе с принцем Салманом работать над усилением совета и предоставлением ему соответствующих полномочий».

У принца Салмана - «наилучший послужной список в области обороны и разведки, а со своими глобальными связями он наверняка станет тем человеком, которому отдадут предпочтение, - добавляет Салливан. – Но саудология напоминает кремлеведение советских времен. Трудно с большой вероятностью сказать, к чему все это приведет».

Вивиан Салама большую часть последнего десятилетия освещала события на Ближнем Востоке и в Южной Азии, и писала для Bloomberg News, BusinessWeek, Time, Newsweek, Washington Post и USA Today, а также для ряда академических журналов. Она также работала политическим комментатором на Би-Би-Си, на France24, Bloomberg TV, TV New Zealand, CBS News и так далее. В прошлом году она освещала революционные события в Египте, Ливии, Бахрейне и Йемене.

Вивиан Салама, "The Daily Beast", США

counter
Comments system Cackle