Посеешь вражду в Сирии, пожнешь бурю во всем регионе
Фото: Getty Images
Посеешь вражду в Сирии, пожнешь бурю во всем регионе

Даже те интервенции, что занесены в категорию «успешных», пока не произвели на свет упорядоченные и полагающиеся на собственные силы государства.

После Хулы Кубейр в сирийской провинции Хама. Там убито более 70 человек, в том числе, женщины и дети. Как и в случае с Хулой, где столь же варварски были убиты более ста человек, президент Башар аль-Асад обвиняет «террористов», его враги обвиняют Асада, и дело неумолимо идет к внешней интервенции. Призывы к вмешательству звучат со стороны  лидеров сирийской оппозиции, которые ставят свою борьбу на одну доску с действиями ливийских сил, боровшихся против Каддафи. С такими же призывами выступают простые люди и политики, встревоженные усиливающимися расправами над ни в чем не повинными жителями. Давление идет мощное и страстное. Но ему надо противостоять во что бы то ни стало.

Картина обманчива на всех уровнях. Даже в самых мелких, местных масштабах все не такое черно-белое, как нам это представляют. Возьмем Хулу. Для многих сторонников интервенции достаточно того, что были хладнокровно убиты 108 человек, включая женщин и детей. Но сначала говорили о маленьких детях с перерезанными горлами. Очевидно, это была неправда; и сейчас нам говорят, что все погибшие были убиты боевиками, которые без разбора обстреливали жилые кварталы.

В этом тоже нет ничего хорошего, но это не то же самое, что целенаправленное уничтожение детей, которым режут глотки. Да и, строго говоря, жертвы не были политическими оппонентами режима Асада. Сейчас во всем винят не государственную политику, а вражду местных кланов. Да и предположения о том, что в этой кровавой бойне повинны войска Асада, тоже не вполне верны. Сегодня установлено, что в Хуле, а теперь и в Кубейре, людей убивали не регулярные войска, а боевики формирований «Шабиха» из асадовского клана алавитов.

Эти многочисленные сообщения вынуждают делать более пессимистический прогноз, чем та версия, что выдвигалась вначале антиасадовской оппозицией – выдвигалась по незнанию или в пропагандистских целях. Если то, что начиналось как восстание, уже выливается в межклановую и религиозную борьбу, то насильственное свержение Асада спор не решит. Это просто сорвет крышку с бака, и весь бензин выплеснется в и без того бушующий пожар вражды, как это было во время иностранной интервенции в Ираке. Хотят ли влезть во все это американцы и британцы с или без участия французов? Хотят ли они этого сегодня, когда мы только что закончили болезненный вывод войск из Ирака и по-прежнему пытаемся выпутаться из афганской войны?

Даже те интервенции, что занесены в категорию «успешных» - Косово, Ливия - пока не произвели на свет упорядоченные и полагающиеся на собственные силы государства. Косово, чью независимость признало сегодня большинство  государств, не является  жизнеспособным государством ни в плане экономики, ни в плане безопасности, и еще долго не станет таковым - если вообще станет. Западная военная оценка ливийской операции такова: вся эта затея порой была настолько близка к полному провалу, что приводить ее в качестве  примера или модели бессмысленно. Хотя эту операцию представляли в качестве  исключительно воздушной интервенции, она потребовала участия на земле гораздо большего количества спецназовцев, чем это признается официально. А победоносной оппозиции по-прежнему не удается взять страну под свой контроль. Только на этой неделе боевики с танками перекрывали аэропорт Триполи.

В Сирии ситуация намного сложнее. Сирийцев гораздо больше, чем ливийцев, страна более расколота во всех отношениях, а сам Асад пользуется гораздо большей поддержкой населения, чем это признает оппозиция и ее иностранные сторонники. На самом деле, чем больше будет разрушаться закон и порядок, тем больше сирийцев будет обращаться за защитой к режиму, а также к его полуавтономным боевым формированиям. Но самые важные причины, по которым иностранцы не должны откликаться на призывы к осуществлению интервенции, какими бы эмоциональными ни были заголовки газет и телевизионные кадры, лежат не в самой Сирии, а по соседству.

Да, Россия и Китай выступают против западных держав в вопросе о непосредственном будущем Асада. Но эта тень холодной войны ничто по сравнению с  реальными языками пламени, которые пробиваются сегодня на Ближнем Востоке. Арабская весна пришла в Сирию с опозданием; но эта страна уже превращается в поле битвы в войне, которую ведут чужими руками государства Персидского залива и саудиты с одной стороны, и Иран с другой. Это война между суннитами на юге и шиитами на востоке.

Хотя Соединенные Штаты колеблются, не решаясь поставлять оружие оппозиции, они косвенно подстрекают других поставлять его в этот регион, который и без того переполнен орудиями убийства. Насилие в Сирии уже перетекает в Ливан, где очень тонкое равновесие между властью и демографией, а также между христианами и мусульманами, между суннитами и шиитами, между ливанцами и палестинцами. В Триполи на севере Ливана в последние недели отмечаются уличные столкновения. А к югу и западу от Сирии лежат Израиль, Газа и оккупированные палестинские территории.

К востоку сохраняется нестабильность в Ираке с его шиитским большинством и побежденным суннитским меньшинством, а также с курдским регионом на севере, который независим во всем, кроме названия. Представительства иракских курдов за границей все больше напоминают дипломатические миссии. Любой намек на давление со стороны  Багдада, любое проявление усиленной агрессии со стороны  Турции, любая неразбериха в регионе в целом – и требования о курдской независимости могут стать крайне настойчивыми и упорными. А это неизбежно вызовет новый всплеск недовольства в районах проживания курдов в Турции, Иране и Сирии. Идея создания курдского государства – кроме северного Ирака это сегодня слишком болезненная и деликатная тема, о которой стараются не говорить, дабы эти разговоры не разожгли потребность действовать.

Если насилие в Сирии усилится, с Асадом или без него, а иностранные державы вмешаются, то удержать беспорядки и волнения в пределах сирийских границ будет почти невозможно. Даже в изолированной и замкнутой Ливии свержение Каддафи вызвало непредвиденные последствия за ее границами, приведя к перевороту и вакууму власти в Мали. А события в Сирии уже грозят пожаром и хаосом регионального масштаба, в котором любой сможет рассчитывать на захват национальных границ и власти - бери не хочу.

Соединенные Штаты и Британия проявляют вопиющее лицемерие, призывая к действиям в Сирии и обвиняя Россию в том, что она строит обструкцию. Прояви Россия податливость, и это выявит полное бессилие Запада. Действительность двояка. Во-первых,  поддержанный ООН план Кофи Аннана это единственное, что удерживает регион от сползания в пропасть кровавой бойни – пусть этот план неэффективен и страдает недостатками. Во-вторых, бывают моменты, когда прочное урегулирование возможно лишь в том случае, если врагов оставить наедине друг с другом, чтобы те выяснили отношения до конца. Из Европы нынешний кризис евро может показаться угрозой всему миру. Но это мелочь, абсолютный пустяк по сравнению с  тем, что может произойти, если взорвется Сирия.

Мэри Дежевски, "The Independent", Великобритания

counter
Comments system Cackle