Иранская ретроспектива
Фото: Getty Images
Иранская ретроспектива

Ни духовный лидер Ирана Али Хаменеи, ни президент этой страны Махмуд Ахмадинеджад не готовы признать сегодня несостоятельность своего режима. Этого никогда не произойдет - в первую очередь потому, что подобное заявление ознаменовало бы конец Исламской Республики в прямом и переносном смысле, и религиозные убеждения с идеологией здесь совершено ни при чем. Но суть не в том, чтобы объявить о своей несостоятельность во всеуслышание, а в том, чтобы осознать, что на самом деле происходит в стране, и далее поступать соответственно. Прятать за маленькой ширмой теократии огромные проблемы, накопившиеся за многие годы, далее не представляется возможным, а оправдывать все свои шаги и международные санкции ядерной программой и как следствие проделками западных бесов вообще глупо. Таким образом режим сам роет себе могилу. Иранские лидеры не желают идти на уступки ни мировому сообществу, ни, что еще прискорбнее, иранскому же населению, и в сложившихся обстоятельствах будущее этой страны оставляет желать лучшего. 

В речи, произнесенной 20 марта, в канун иранского Нового года, Хаменеи, говоря о непременном ответе в случае агрессии со стороны Израиля или Америки, был весьма и весьма категоричен. По масштабам иранский ответный удар обещает быть одинаковым и для еврейского государства, и для США. Задействована будет вся конвенциональная боевая мощь Ирана, но ни в коем разе не ядерное оружие, которого у Исламской Республики якобы нет и не будет! Однако здесь, опять же, нет никакой логики: зачем нужно было всего лишь месяцем раннее вводить всех в заблуждение относительно своих намерений, ссылаясь на военные учения и не допуская делегацию МАГАТЭ, Международного агентства по атомной энергии, в помещение реактора?

Проблемы у Тегерана начались еще в 2003 году, когда мир узнал об иранской ядерной программе, на тот момент находившейся в разработке уже более 18 лет. Иранцы пообещали приостановить все исследования в данной сфере; однако исполнению этого обещания помешали выборы главы государства и приход к власти Ахмадинеджада с его мессианскими убеждениями как на личном, так и на государственном и международном уровнях, что соответственно сказывается на внешней политике Ирана. 

В 2006 году ввиду нежелания иранского руководства отказаться от собственной ядерной программы, пусть даже мирной, решением Совета Безопасности ООН на эту страну были наложены экономические санкции, но уже в 2007-м Исламская Республика начала промышленное обогащение урана. Санкции совершенно очевидно не пугали иранских лидеров. Вред, нанесенный их государству за минувшие годы, колоссален, но тем не менее Тегеран все еще стоит на своем. 

Правда, нужно признать, что сегодня ситуация несколько иная. Уже давно никто не верит в безобидность намерений Ирана - МАГАТЭ еще в начале 2009 года признало возможным обогащение урана для военных нужд. Если военная операция Израиля против Ирана обсуждается на уровне слухов, то Вашингтон открыто заявляет, что через несколько месяцев нанесет удар, если позиция Ирана не изменится. Кроме того в июле вступит в полную силу эмбарго на ввоз иранской нефти в Европу, и здесь стоит учесть, что в Англии и Франции на долю иранской нефти приходится всего лишь 1-2% этого сырья, то в Греции - три четверти. Испания с Италией тоже сильно зависят от Исламской Республики - эмбарго лишит их более чем 10% ресурсов. Цены на бензин в Европе уже повысились.

Но Старый свет это переживет подобное, а вот выживет ли отпрыск Персидской империи, неизвестно - в силу вот еще каких обстоятельств: Поставки в Европу составляют пятую часть всего иранского экспорта, и это еще полбеды, поскольку некоторые страны просто-напросто прекратили закупки нефти из Ирана - всего лишь по просьбе США. Например, ЮАР - где на долю нефтяного импорта из Тегерана приходилось 25%.

Дальше - больше. В январе помимо эмбарго на ввоз иранской нефти были введены санкции против финансовых учреждений и банков, связанных с этой отраслью иранской экономики. А 30 марта Барак Обама заявил, что готов наказать таким образом все учреждения, через которые осуществляются денежные операции, связанные с покупкой сырья у Исламской Республики. Сейчас Тегеран ведет переговоры с Индией, и здесь главное - решить, какой валютой индийцы станут платить за нефть. Ни доллар, ни евро в этой схеме фигурировать не могут. Поставки в Азию будут производиться по значительно меньшей цене. Китай сегодня - чуть ли не единственный крупный покупатель иранского сырья: руководство КНР норовит воспользоваться сложившейся ситуацией с выгодой для себя. Тегеран же на данный момент не может диктовать условия - иранцы могут лишь подстраиваться под партнеров.

В своем обращении Хаменеи призвал сограждан поддержать местных производителей и не позволить Западу праздновать победу. Да, согласно прогнозам Всемирного Банка, санкции не развалят экономику Ирана - эксперты говорят о росте иранской экономики в текущем году. В то же время специалисты отмечают, что летом, со вступлением в силу, эмбарго на импорт нефти в Европу заметно ударит по населению Исламской Республики и положение не спасут даже резервные активы.

Повторим: экономические неурядицы непосредственно сказываются на благополучии населения. Но все же не хлебом единым, жив человек - помимо финансового фактора и иранцев есть и другие, не менее значимые причины быть недовольными своей жизнью. Об этом мало кто знает, но летом прошлого года Иран чуть было не разорвал отношения с Сирией, поскольку Тегеран был в ужасе от происходящего в дружественном государстве - "арабская весна", казалось, вот-вот должна была захлестнуть Дамаск. Ирану данная ситуация известна не понаслышке. Мир видит на экранах своих телевизоров многотысячные дружные шествия под лозунгами "Смерть Америке!", "Смерть сионистскому режиму!", "Нет - западным идеалам!", однако основное остается за кадром. Основное - это оппозиционные, но, опять же, многотысячные демонстрации, спровоцированные массовым ущемлением гражданских прав и навязыванием людям религиозного образа жизни, в котором не осталось ничего праведного, зато существуют полигамные браки, издевательство над женщинами, вопиющая бедность и удручающее число бездомных детей на улицах. 

Ситуация особенно обострилась после президентских выборов 2009 года, результаты которых, как считают многие иранцы, были фальсифицированы. Население глубоко разочаровано в действующем режиме и не поддерживает политику правительства - не только внутреннюю, но и внешнюю. Внешняя представляет собой особый интерес. Очень любопытно проследить за постоянно меняющимся курсом Тегерана за последние 30 лет. Стоит вспомнить лозунги аятоллы Хомейни о распространении исламской революции на Восток, а не на Запад, об о экономическом партнерстве с Западом в восьмидесятых годах, об относительно спокойных девяностых и кооперации со странами Персидского залива. Стоит вспомнить о начале двухтысячных и все еще мирных намерениях президентов Рафсанджани и Хатами. И стоит перейти к настоящему - к запугиванию и Востока, и Запада ядерной программой, к угрозам военной агрессии, к необходимости расширения рынка экспорта сырья и продукции ради выживания, а также к пособничеству в разжигании конфликтов и вмешательству во внутренние дела стран, где значительный процент населения исповедует шиизм. 

За последний год в этом списке побывали Бахрейн, Йемен, Ирак. В первых двух случаях на защиту пока еще дружественных ей суннитских режимов встала грудью Саудовская Аравия. Что же касается Ирака и Исламской Республики Иран, то у них своя история, которая началась в сентябре 1980 года, когда Саддам Хусейн нанес удар по территории соседнего государства. Причем, как выяснилось позже, агрессия была обусловлена опасениями по поводу распространения исламской революции на все ближневосточные государства. Справедливости ради следует отметить, что это было не единственной причиной нападения Ирака - решающим фактором стали экономические соображения. Ни Иран, ни Ирак не вышли победителями из того противостояния, хотя в ходе военных действий то одна, то другая сторона одерживала превосходство. Оказавшись на территории Ирака, иранские солдаты и их предводители ожидали встретить благодарность местного населения, а потому были ошеломлены сопротивлением и нежеланием разделить сантименты по поводу исламизации. Нет, иракцы, наоборот, готовы были принять вызов и бороться если не за сложившиеся устои, то против такого рода новшеств.

Сегодня, 20 лет спустя, в этом взаимодействии наблюдается та же динамика. Как следствие краха режима Саддама Хусейна - суннитского режима, при 88% шиитского населения - сегодня власть в Ираке принадлежит большинству. И многие знают, что для достижения такого результата Иран приложил определенные усилия. Однако новое правительство Ирака не желает из-за отношений с Ираном находиться в изоляции и пребывать в немилости у своих коллег по Лиге арабских государств. Наглядной демонстрацией намерений иракцев стал последний саммит лиги, впервые за 20 лет прошедший в Багдаде. Иракские лидеры всеми силами пытались показать, что сейчас приоритеты повестки дня совсем другие, что вето на запрет исключения Сирии из ЛАГ и дружба с Ираном остались в прошлом. Ирак готов к стабильности и налаживанию кооперации, к ответственности перед сотоварищами по лиге. В данный момент из-за вывода американских войск с территории Ирака лидеры этой страны чувствуют свою слабость и поэтому пытаются обеспечить себе защиту. И, по мнению многих аналитиков, Иран вполне может воспользоваться столь выгодной для него ситуацией.

Как упоминалось выше, помимо Ирака, в перспективе захваченного силой, Иран предпринимал попытки заполучить других союзников и единомышленников. Далеко не все эти поползновения увенчались успехом, - слишком уж опасно дружить с Тегераном, разве что Сирия, "Хизбалла" и ХАМАС все еще верны своему покровителю. Саудовская Аравия, Катар, Бахрейн, ОАЭ и другие страны Залива убеждают США в необходимости атаки Ирана. Америка также осознает всю серьезность ситуации. Ахмадинеджад заверил всех, что Тегеран осознает свои возможности и ни в коей мере не переоценивает их и что две бомбы против 20 тысяч ядерных головок в распоряжении противника - ничто. Но в США понимают, что даже две бомбы могут оказать сокрушительный эффект в данном противостоянии и что успешно проведенная операция - а значит, гибель миллионов - станет абсолютной победой Ирана. 

Еще один возможный сценарий развития событий - предательство своего же народа как ответ на возможное предложение Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива бойкотировать иранский режим. Часть населения Ирана уже предпринимает попытки бегства как минимум в соседние эмираты. Люди признаются, что терпеть условия жизни в Иране становится невозможно.
Третий вариант - противоположный: сплочение населения в случае атаки со стороны Запада и массовых жертв среди гражданского населения. В таком случае история повторится по сценарию 1980-го, когда только война спасла режим от краха - от непрекращающихся протестов люди переключились на противостояние Ираку.

Все это - вероятно, худшие и, может, не совсем реальные предположения относительно того, каким окажется ближайшее будущее Ирана и мирового сообщества. Однако если принять во внимание все изложенные выше факты, становится предельно ясно: Тегерану стоит пересмотреть свое поведение - по крайней мере за последние несколько лет - и обозначить новые приоритеты своей политики. Иначе в скором времени Иран, не желающий расставаться с ядерной программой, ждет если не экономический коллапс, то участь Египта, Ливии или скорее Ирака.

На ближайшее время намечены переговоры между "большой пятеркой + 1" (это Россия, США, Китай, Великобритания, Франция плюс Германия) и Ираном. Встречи пройдут скорее всего в Пекине. Тегеран выразил желание продолжить обсуждения, прерванные в декабре 2010 года, на общих условиях, но пока не изъявляет желания менять свои позиции. Остается ждать и надеяться на благоразумие власть имущих с обеих сторон.

counter
Comments system Cackle