Дело Валленберга все еще в разработке?
Фото: Getty Images
Дело Валленберга все еще в разработке?

Закрывая архивы советского периода, российское государство берет на себя преступления сталинизма 
 
 
2012 год отмечается как Международный год Рауля Валленберга. Шведский дипломат, выходец из состоятельной семьи банкиров и дипломатов, 32-летний парень с июля 1944-го по январь 1945 года, действуя изобретательно и смело, спас жизни тысячам будапештских евреев. Выдавая им шведские паспорта, позволявшие уцелеть из-за того, что Швеция придерживалась во Второй мировой войне нейтралитета, Валленберг помещал преследуемых нацистами в так называемые «шведские дома». Всего из 800 тысяч евреев, проживавших в Венгрии до войны, выжили 204 тысячи. Многие из них обязаны своим спасением Раулю Валленбергу.
 
17 января 1945 года Рауля Валленберга схватили в Будапеште и препроводили в заключение в СССР. Его дальнейшая судьба до сих пор достоверно неизвестна.
 
В минувший вторник, 29 мая, в офисе правозащитного общества «Мемориал» на пресс-конференцию собрались почти все российские и шведские исследователи судьбы Рауля Валленберга, чтобы обсудить, возможна ли ясность в этом вопросе.
 
После исчезновения Валленберга Швеция делала несколько запросов в СССР о его местонахождении, но советская сторона сообщала, что подобной информацией не располагает. В августе 1947 года Андрей Вышинский официально заявил, что Валленберга в СССР нет. Но в феврале 1957 года СССР признал, что Валленберг был арестован и вывезен в Москву, где умер в Лубянской тюрьме от инфаркта 17 июля 1947 года.
 
Эта версия приводится в меморандуме Андрея Громыко (в 1957–1985 гг. — министр иностранных дел СССР), который Москва с 1957 года предъявляла властям Швеции, Израиля, США, чьи граждане, включая родственников Валленберга, хотели узнать его судьбу. В меморандуме приводился рапорт от 17 июля 1947 года начальника медицинской службы Лубянки Смольцова на имя главы КГБ Абакумова. В нем говорится, что Рауль Валленберг «внезапно умер в своей камере этой ночью, предположительно от сердечного удара или отказа сердца».
 
В 1989 году советское правительство пригласило членов семьи Валленберга в Москву, где передало им его личные вещи — паспорт, блокнот, деньги и портсигар. Есть свидетельства, будто шведского дипломата видели в 1951, 1959 и 1975 годах в тюрьмах и психиатрических клиниках СССР. В 90-е годы выяснением судьбы Валленберга занималась шведско-российская группа. 22 декабря 2000 года Генпрокуратура России реабилитировала Валленберга, соответствующие документы были вручены послам Швеции и Венгрии.
 
Но окончательной ясности в судьбе Рауля Валленберга по-прежнему нет.
 
«Комиссия занималась вопросом, не остался ли Валленберг жив после 1947 года… Но говорить о тщательности проверки всех документальных источников не приходится», — констатирует историк, член «Мемориала» Никита Петров. Он склоняется к версии насильственной смерти Валленберга: «Почему и как он умер, записка Смольцова не объясняла. Сердечная недостаточность — это довольно странно для молодого человека, хотя и находящегося не в курортных условиях, а в советской тюрьме».
 
На то, что Валленберга могли убить, намекал Сергей Степашин во время визита в Швецию в качестве председателя правительства РФ. Об этом писали бывшие сотрудники советской разведки Елисей Синицын, Михаил Любимов, Павел Судоплатов. Но с уверенностью можно говорить лишь о том, что ряд людей вокруг Валленберга были точно убиты, и именно в 1947 году. Доподлинно известны случаи, когда специальная служба МГБ убивала заключенных с помощью инъекций.
 
«Мы имеем дело с групповым убийством, которое было осуществлено в 1947 году. Как обстояло дело с Валленбергом, мы можем только догадываться», — поясняет Никита Петров.
 
Директор Шведского института, куратор Международного года Рауля Валленберга Улле Вэстберг считает, что Россия обязана «выяснить до конца все обстоятельства дела Валленберга».
 
Шведские власти, как они сами теперь признают, могли бы сделать больше для спасения своего гражданина и действовать иначе…
 
Впрочем, куда более тяжкая ответственность лежит на нашей стране, и не только на сталинском режиме.
 
«Если после крушения власти КПСС, когда были открыты архивы, мы могли ожидать, что расследование случая с Раулем Валленбергом получит определенный ответ, то сегодня все, конечно, сложнее», — говорит Никита Петров.
 
С середины 90-х годов в России набирает силу новая тенденция: преступления сталинской эпохи не отрицаются, но их подробности замалчиваются.
 
«Почему меня так и не обменяли? <…> На что мне надеяться? Разве на то, что шведы раскроют крупного русского шпиона, которого Москве обязательно нужно будет заполучить назад? Что Советский Союз развалится? Что ты получишь это письмо?» — писал Рауль Валленберг матери из Лубянской тюрьмы.
 
…Увы, этим надеждам не суждено было сбыться. Больно и стыдно от того, что человеку, спасшему тысячи жизней, когда он сам попал в беду, никто не помог.

counter
Comments system Cackle