C высоты птичьего полета
Фото: Getty Images
C высоты птичьего полета

Главная задача поселенцев сделать так, чтобы создание палестинского государства стало невозможным.

15 МАЯ, в годовщину образования государства Израиль, его арабские граждане отмечали день скорби по жертвам «Накбы» (катастрофы) – массового исхода половины палестинцев с территории, которая стала Израилем.

Как и каждый год, это привело к взрыву бурных страстей. Тель-Авивский университет позволил арабским студентам провести митинг, на который обрушились ультраправые студенты-евреи. Хайфский университет вообще запретил проведение митинга.

Несколько лет назад в Кнессете прошло обсуждение законопроекта о «Накбе», предусматривавшего для тех, кто отмечает этот день, тюремное заключение до трех лет. Позднее в него были внесены изменения, и теперь организациям, упомянувшим о «Накбе», грозит лишь лишение государственных субсидий.

Единственная Демократия на Ближнем Востоке может оказаться единственной демократией в мире, в которой ее гражданам запрещено хранить память об историческом событии. Утрата памяти стала государственной обязанностью.

Беда в том, что забыть историю «палестинского вопроса» непросто, потому что он довлеет над нашей жизнью 65 лет после основания Израиля, и половина новостей в наших СМИ прямо или косвенно имеют к нему отношение.

Буквально на днях правительство ЮАР постановило, что все продукты, произведенные в поселениях Западного берега должны иметь четкую маркировку об их происхождении. Эту меру, уже введенную в Европе, наш министр иностранных дел Авигдор Либерман безапелляционно осудил как «расистскую» (чья бы корова мычала!). Как бы то ни было, эта страна присоединилась к бойкоту, к которому 15 лет назад призвали мои друзья и я.

Новая правительственная коалиция пообещала возобновить переговоры с палестинцами (никто не сомневается в пустопорожности этих обещаний). Волну убийств и изнасилований сваливают на арабов (и на африканцев, ищущих убежища). Все кандидаты на пост президента в Египте обещают включиться в борьбу за палестинцев. Старшие офицеры израильской армии сообщили, что 3500 сирийских и иранских ракет, а также десятки тысяч ракет Хизбаллы в Южном Ливане, готовы обрушиться на нас из-за Палестины. И так далее, каждый день.

Уже 115 лет, с момента возникновения сионистского движения, конфликт между израильтянами и палестинцами находится в ряду важнейших новостей.

ОТЦЫ-ОСНОВАТЕЛИ сионизма взяли на вооружение лозунг «Землю без народа – народу без земли» (сформулированный, впрочем, задолго них английскими христианскими сионистами). Они считали Землю Обетованную пустой. Они знали, конечно, что на ней кто-то живет, но сионисты были европейцами, а в Европе 19-го века, в самый расцвет империализма и колониализма, цветных – черных, шоколадных, желтокожих и краснокожих, вообще каких угодно – за людей не считали.

Когда Теодор Герцль выдвинул свою идею Еврейского Государства, он имел в виду не Палестину, а какую-то часть Аргентины. В его планах было очистить эту территорию от туземцев, но только после того, как туземцы изведут там всех змей и опасных зверей.

В его книге “Der Judenstaat” нет ни слова об арабах – и это не случайно. Когда Герцль писал ее, он и в мыслях не имел теперешнюю страну. Упоминание о ней появилось лишь в коротенькой главке, дописанной в последний момент: «Палестина или Аргентина»?

Поэтому Герцль не говорил о выселении обитателей Палестины. В любом случае, это было бы невозможно, потому что он просил оттоманского султана составить палестинскую хартию. Султан был Калифом – духовным вождем всех мусульман в мире, и Герцль опасался развивать с ним эту тему.

Чем и объясняется непонятный, если отвлечься от вышесказанного, факт – сионистское движение никогда не дало ясного ответа на самый главный вопрос: как создать еврейское государство в стране, населенной другим нардом. Не отвечен он и по сей день.

Но неотвеченным он только кажется. Где-то в глубинах, на самом краю коллективного создания, ответ у сионизма был всегда. Он настолько очевиден, что нет никакой необходимости над ним задумываться. Немногим хватило смелости произнести его вслух. Он, так сказать, встроен в генетический код сионистского движения и его дочери – Государства Израиль.

В этом коде записано: «Еврейское Государство – на всей Земле Израильской». А поэтому – абсолютное отрицание появления палестинского государства, когда бы то ни было, где бы то ни было в земле, и любой ценой.

КОГДА стратег планирует войну, он, прежде всего, думает о ее цели. Цель – это главное, а все другие действия будут ей подчинены. Если они направлены на ее достижение, они допустимы. Если они этому мешают, их нужно отбросить.

Главная задача сионистского/израильского движения – создать Государство Израильское на всей территории Эрец Исраэль между Средиземным морем и рекой Иордан. Иными словами: предотвратить создание арабского палестинского государства.

Если осознать эту главную идею, то обретет смысл и всё происходившее за последние 115 лет. Все изгибы и повороты, все, на первый взгляд, противоречия и отклонения, все нелепые решения становятся логичными.

C высоты птичьего полета, сионистско-израильская политика представляется стремящейся к морю рекой. Наткнувшись на препятствие, она его обходит. Русло отклоняется то вправо, то влево, а иногда и поворачивает вспять. Но сохраняет удивительную решимость достичь цели.

Главный принцип: идти на любой компромисс, позволяющий получить то, что можно получить на этом этапе, но не упуская из виду конечной цели.

Такая политика позволяет нам идти на компромисс по любому вопросу, кроме одного: появления арабского палестинского государства, которое утвердит существование арабского палестинского народа.

Все израильские правительства сражались с таким оборотом событий всеми возможными способами. В этом отношении не было разницы между Бен-Гурионом, заключившим тайное соглашение с королем Иордании Абдаллой, чтобы воспрепятствовать созданию палестинского государства, предусмотренного резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 1947 года, и Менахемом Бегиным, заключившим сепаратный мир с Анваром Садатом, чтобы вывести Египет из израильско-палестинской войны. Не говоря о знаменитом изречении Голды Меир: «Нет такой штуки, как палестинский народ». Той же логике следовали и тысячи других решений сменявших друг друга израильских правительств.

Единственным исключением стало Ословское соглашение, в котором, впрочем, палестинское государство тоже не упомянуто. Подписав соглашение, Ицхак Рабин с созданием этого государства отнюдь не спешил. Напротив, он вдруг стал на полпути, будто оглушенный собственной смелостью. Он колебался и не решался, пока сионистская контратака не окрепла и не положила конец его усилиям – и его жизни.

ТЕПЕРЕШНЯЯ борьба за поселения – неотъемлемая часть этого процесса. Главная задача поселенцев сделать так, чтобы создание палестинского государства стало невозможным. Все израильские правительства открыто или исподтишка их поддерживали. Разумеется, с точки зрения международного права поселения незаконны, но многие из них незаконны и по израильским правовым нормам. Их называют «незаконными», «недозволенными», «не получившими разрешения» и так далее. Израильский Верховный суд издавал постановления о сносе некоторых из них, но они были проигнорированы правительством.

Поселенцы утверждают, что ни одно из поселений не было создано без тайного согласия правительства. И действительно, все «незаконные» поселения сразу же подключали к водопроводным и электрическим сетям, прокладывали к ним отдельные новые дороги, а армия бросалась на их защиту, Армия обороны Израиля и впрямь стала Армией защиты поселенцев. Наняли уйму стряпчих и крючкотворов, чтобы экспроприировать большие куски палестинской земли. Известная дама-юрист раскопала забытый закон Оттоманской империи, по которому, если крикнуть у околицы деревни, то вся земля, куда не долетит крик, становится собственностью султана. Поскольку израильское правительство является правопреемником правительства Иордании, а оно – правопреемником султана, то такая земля принадлежит израильскому государству, которое передает ее поселенцам. (Это не анекдот!)

Хотя израильско-палестинский конфликт, вроде бы, замер и «ничего не происходит», он идет в полную силу на единственном важном поле боя: в поселениях. От всего прочего, как от страшной перспективы нападения Израиля на Иран, можно отмахнуться. Как я уже писал много раз, этого не случится никогда. Это лишь уловка, чтобы отвлечь внимание от разрешения конфликта по принципу двух государств – единственного возможного мирного решения.

К ЧЕМУ ЖЕ ведет отрицание палестинского государства?

Логически, оно может привести лишь к созданию государства апартеида на всей территории от Средиземного моря до Иордана. В дальней перспективе сохранить такое государство не удастся, потому что возникнет «двунациональное» государство с арабским большинством, что совершенно неприемлемо почти для всех израильских евреев. Что же остается?

Единственное мыслимое решение состоит в трансфере всех арабов по другую сторону Иордана. В некоторых ультраправых кругах об этом откровенно говорят, а иорданская монархия очень опасается этого.

Трансфер населения имел место в 1948 году. До сих пор спорят, был ли он запланирован. В первую половину войны в нем была чисто военная необходимость (и к нему прибегали обе стороны). В дальнейшем он стал самостоятельной задачей. Самое важное, что беженцам не разрешили вернуться и после окончания боевых действий. Напротив, жителей из некоторых деревень изгоняли, а сами деревни разрушали и после этого. Всё происходило по незримым велениям Главной Цели, настолько укорененным в коллективном сознании, что никаких специальных приказов не требовалось.

Но 1948 год давно ушел в прошлое. Мир изменился. То, то считалось допустимым со стороны отважного крошечного Израиля после Холокоста, не станут терпеть со стороны мощного и надменного Израиля. Сегодня это пустые мечты, как и мечты с другой стороны о том, что Израиль каким-то чудом исчезнет с карты.

Это значит, что этническая чистка – единственная альтернатива решению конфликта по принципу «двух государств» – невозможна. Главная Цель зашла в тупик.

ЧАСТО говорят, что израильско-палестинский конфликт – это столкновение неостановимой силы с неколебимым объектом. Он будет довлеть над нашими жизнями и жизнями грядущих поколений.

Если только мы не сделаем того, что кажется почти невозможным: не изменим Главную Цель, историческое направление нашей страны. Заменой ее может стать новая национальная цель: примирение и сосуществование Государства Израиль с Государством Палестина.

(По моей статье «Главная Цель в газете «Ха-Арец» 5 мая 2012 года).

counter
Comments system Cackle