Право на государство
Фото: Getty Images
Право на государство

На планете зарегистрировано и представлено в ООН 193 государства. Некоторые – настоящие. Значительная часть – фикция на грани распада, украшенная флагом. Кое-какие перешли эту грань, государствами не являются и существуют в этом качестве исключительно теоретически.

Возможность ежегодного выделения этим инвалидам «мирового сообщества» миллиардов долларов, значительная часть которых «осваивается» донорами, а львиная доля оставшегося разворовывается их партнерами из числа местной бюрократии, компенсирует большую часть неудобств, которые «развалившиеся» создают окружающим. Террористы, наркоторговцы, пираты, боевики всех мыслимых и немыслимых группировок, десятки миллионов беженцев и миллионы мигрантов-нелегалов, осваивающие благополучные страны – «сухой остаток» этого процесса. Ну, да никто не совершенен.

Значительная часть анклавов, из которых состоят распавшиеся государства (включая не только Сомали, Ирак или Афганистан, но и Грузию с Молдавией) живут собственной жизнью. Абхазия и Приднестровье, Сомалилэнд и Курдистан ничуть не менее стабильны от того, что несколько тысяч политиков, чиновников, экспертов и журналистов, именующих себя «международным» или «мировым сообществом» не придерживаются консенсуса в части наличия или отсутствия у них государственного статуса. Хотя, если Косово или Южная Осетия – государства, непонятно, почему Азавад, Биафра или Карабах ими не являются. В «добрые старые времена» с их политикой канонерок, «большой игрой» и правом сильного, при всем отсутствии в международной политике гуманизма, либерализма и человеколюбия, здравый смысл более или менее торжествовал. Кто мог, существовал в качестве независимого государства. Большинство остальных - в качестве зависимых территорий. Племена, жившие на землях, которые никому не были нужны, могли там жить до скончания века, не озадачиваясь вопросом, паспорта какого типа им необходимо получать для пересечения государственных границ. Поскольку, в отличие от современной эпохи с ее глобализацией, никаких границ они не пересекали и нужды в том не имели. Жили же люди…

Разумеется, свои политические игры были во все времена. Понятно, почему Гавайи перестали быть независимым королевством и вошли в состав Соединенных Штатов, в конечном счете получив статус одного из этих самых штатов. Менее понятно, за каким несчастным случаем тем же США понадобилось создать Либерию - первую демократию на черном континенте и один из самых нестабильных режимов во всей Африке. Намеки на то, что райский климат, плодородные плантации и лоббистские усилия американских колонистов в первом случае пресекли развитие государственности, а желание избавиться от освобожденных рабов до того, как они станут «афроамериканцами», во втором, способствовали ее становлению, оставим без внимания. Приняв на веру постулат, что создание Либерии являлось исключительно результатом воплощения на африканской практике идей и идеалов американской демократии, отметим, что весь этот альтруизм с изрядной долей мессианства мало кого осчастливил. Для тех, кто способен осмыслить итоги благих намерений, которыми была вымощена очередная дорога в ад, он мог бы стать прецедентом, свидетельствующим, к каким катастрофическим последствиям раз за разом будет приводить попытка повторения Вашингтоном этого эксперимента по тиражированию демократии вне зависимости от того, будет она проводиться в рамках «крестового похода против международного терроризма» или поддержки «арабской весны».

Как выяснилось ценой миллионов жизней и десятков миллионов судеб, никому в мире нельзя навязать демократию. Если она не построена местным населением, исходя из его собственных интересов, то принесенное извне на штыках «самое справедливое устройство общества» неизбежно превратится в имитационную – «фасадную демократию». В лучшем случае. Ни для кого со стороны не удавалось и не удастся создать государство. Если оно не создано местными национальными лидерами, исходя из их интересов, способностей и возможностей, никакие деньги, консультации и политическая поддержка не помогут превратить коррумпированную мафиозную группировку в «достойного члена мирового сообщества». Невзирая на упорный отказ «доноров» и «коспонсоров» признать реальность. Что в полной мере относится к провалившейся, обанкротившейся и оказавшейся несостоятельной, но живой, как Ленин, идее создания палестинского государства.

Государство-фантом, несостоявшийся 194-й член ООН, ставший зомби мировой политики – это чемодан без ручки, нести который тяжело и бессмысленно, но отказаться от него не хочет никто. Десятилетия в бесплодных усилиях оживить того, кто жить не может, позволили создать бюрократические структуры, которые только по линии Организации Объединенных Наций ежегодно потребляют миллиарды, вокруг которых кормятся десятки тысяч мелких чиновников. Карьеры поколений американских, европейских, российских и прочих дипломатов выстроены на обсуждении условий переговоров, проведении переговоров, анализе причин провала переговоров, переговорах об условиях возобновлении переговоров и прочих столь же конкретных материях.

Признание простого факта изначальной бессмысленности этой бесконечной деятельности ставит вопрос о профессиональной состоятельности такого количества высокопоставленных политиков и бюрократов, что надеяться на это не приходится по определению. К вящему удовлетворению тех представителей палестинской элиты, которым удалось соединить личные и групповые интересы с этим чрезвычайно прибыльным процессом.

Не отвечая и не желая отвечать ни за палестинцев, чьими проблемами они спекулируют, ни за палестинское государство, появление которого означает для них страшный кошмар, поскольку покончит с их паразитарным существованием, они заинтересованы не в результате, а в процессе. Светские рауты, международные конференции и встречи доноров на которых бывшие террористы, ставшие частью мирового истеблишмента, борются за права палестинского народа, точнее – за свои личные интересы, составляют главное содержание этой борьбы. Кэмп-Дэвид сменяет Шарм-аш-Шейх, Аннаполис – дискуссия о принятии Палестины в ООН в нарушение всех ранее заключенных соглашений с Израилем. Впрочем, при всех его издержках, израильское руководство этот балаган пока устраивает. Не очень понятно, сколько он еще протянется. Но пока суть да дело, шоу должно продолжаться.

counter
Comments system Cackle