Кадима: сезонная распродажа
Фото: Getty Images
Кадима: сезонная распродажа

Два с половиной года назад Нетаниягу готов был заплатить куда большую цену и в ущерб собственным однопартийцам предоставить и портфели, и членство в комиссиях семи потенциальным перебежчикам от Кадимы. Нетаниягу даже провел специальный закон - закон Мофаза, чтобы облегчить им путь. Шесть «возвращенцев» у него было, недоставало седьмого и вождя, Шауля Мофаза, и номер не прошел.

В прошлый понедельник Нетаниягу досталась вся партия Кадима даром, по ценам беспрецедентной распродажи. Всего один пост – вице-премьера без портфеля для нового лидера экс-партии власти, пару комиссий Кнессета и туманные обязательства изменить закон Таля и реформировать политическую систему. Это даже не политический аукцион, поскольку за Кадиму никто и не давал больше. Биби скупил их оптом после того, как Кнессет форсировал голосование во втором и третьем чтении за собственный роспуск и досрочные выборы 4 сентября.

Понятно, простые израильтяне не понимали, зачем нужны эти досрочные выборы и выброшенные в трубу от 2,2 до 2,7 млрд. шекелей. Один дневной простой, доложу я вам, обходится нашей экономике в полтора-два миллиарда. А в результате опять получишь Биби. Понятно, расчет премьера заключался в том, чтобы уничтожить или низвести до малой партии Кадиму волеизъявлением народа и укрепить на пару мандатов представительство Ликуда, заодно и слегка пощипав не готовых к выборам партнеров по коалиции. Однако за день до своей сделки с Мофазом, в воскресенье, он с удивлением обнаружил, что его позиции в собственной партии уязвимы. Блок Фейглина, которому Биби периодически рубит головы, только усиливается. Нетаниягу попросил у Ликуда доверия и избрать его президентом партийной конференции, чтобы можно было провести изменения в уставе и избрании будущих депутатов нового списка. Однако сотни однопартийцев стали кричать ему, что все должно происходить тайно, а не в ходе всеобщего голосования. Нетаниягу отправился домой с мыслями, что бунт на корабле готов вспыхнуть в любую минуту и Ликуд скоро выйдет из повиновения. Наверняка он вспомнил Ариэля Шарона, который тоже оказался в подобной ситуации. Тогда Шарон решил нарушить правила игры и развалить Ликуд изнутри. Он создал Кадиму. Теперь перед Биби стояла задача придумать такой политический трюк, чтобы одновременно и Кадиму проглотить, и Ликуд разбавить. Не буду повторяться, ему это удалось. Если бы дело происходило в более предсказуемой стране, я бы прогнозировал очередные выборы в намеченные сроки - в ноябре 2013 года, но остерегусь. Вряд ли Кадима выступит в 2013-м году или ранее отдельной партией, а уж тем более центристской. Извечная израильская мечта о центристской партии, идеологически отличающейся от Ликуда и Аводы, разбилась, вернее, попала в еще одну хитроумную ловушку Биби. Он совершенно иезуитски нейтрализовал возможные ключевые фигуры этой центристской партии – бывшего начальника генштаба Габи Ашкенази, экс-главу «Моссада» Меира Дагана и недавно ушедшего руководителя ШАБАКа Юваля Дискина. Эти трое попали под танк нового закона, замораживающего политическую деятельность на три года для высокопоставленных офицеров, и не смогут участвовать в следующих выборах.

Может ли Мофаз бороться за голоса центристского электората? Безусловно, нет, он закончил свою политическую карьеру, даже если гипотетический уход Либермана по обвинительному заключению юридического советника откроет ему путь к одному из двух главных постов – министра иностранных дел или, если на него будет претендовать Барак, то, соответственно, министра обороны. Но это возможное назначение никоим образом не отразится на его политической карьере после следующих выборов. Он не повторит финт Эхуда Барака и не получит министерский пост в 13-м году из рук премьера.
 
А теперь стоит поговорить о тех немногих, кто не согласился на покупку собственной партии по бросовой цене. Прежде всего, это Нино Абесадзе, Роберт Тивьяев и Орит Зоарец (Черняк), которые составили ядро возможной внутрипартийной оппозиции. Их выход из партии – вопрос времени. Предполагают, что троица либо попытается создать свою фракцию в Кнессете, либо уйдет к Ципи Ливни. К ним вполне могут примкнуть Маджали Уахаба и Шломо Молла. Когда наберется еще двое, можно будет создать собственную фракцию в Кнессете, а плюс четверо, что маловероятно, даже позволит претендовать на то, что эта фракция потенциально может возглавить оппозицию, ведь в Аводе сейчас всего 8 мандатов. Судя по риторике, первая тройка настроена весьма решительно. Зоарец, вернувшись с международной конференции в Бостоне, где выступала с докладом о борьбе с торговлей женщинами в Израиле, написала, что у нас «в Кнессете в это время ведется торговля людьми на глазах всего народа». На публичных торгах Мофаз продал Нетаниягу 28 депутатов и 90 тысяч членов партии Кадима. Абесадзе на конференции активистов левого лагеря, организованной движением «Шалом ахшав», назвала новую коалицию «большевистской коалицией Элькина» и потребовала «остановить этот сумасшедший лагерь Хотовели и Элькина». Тивьяев на голосовании демонстративно встал и заявил, направившись к выходу, что он отсутствует. До того председатель совета Кадимы и один из ее основателей, Хаим Рамон, подал заявление о выходе из партии, указав в нем, что Кадима превратилась в тень Ликуда. Его уход, конечно, ослабил шансы на создание мятежной фракции. Раскол Кадимы неизбежен, но все ждут решения Ципи Ливни, а именно: будут ли они создавать собственную партию или нет. Несмотря на бурное желание той же газеты «Гаарец» увидеть Ципи Ливни на белом коне, реальную конкуренцию Нетаниягу она уже не составит.

Если рассматривать ситуацию с точки зрения «шахматиста» и политтехнолога, то Биби провел совершенно блистательную операцию и не только разрушил Кадиму, но и придушил в зародыше партию «Еш атид» Яира Лапида. Он, этот зародыш, стремительно рос, по крайней мере, в опросах, и Биби, извините за грубость, его абортировал. Если оценивать сногсшибательный трюк премьера с этических позиций, то амбре действительно невыносимо. Насколько цинична политическая ситуация, можно судить по новой инициативе Мофаза и Нетаниягу, которые пытаются отменить описанный выше закон Мофаза, и теперь они намереваются установить лимит на создание отколовшейся фракции не менее чем в треть голосов. Сиюминутный закон-однодневка, служащий не самым чистым политическим целям. Но если в стране нет конституции, то можно жонглировать законами послушного Кнессета.

Автор: Илан Кфир
Источник: Глобус
counter
Comments system Cackle