Бернар-Анри Леви предупреждает: открытый антисемитизм "вернулся везде"
Фото: Getty Images
Бернар-Анри Леви предупреждает: открытый антисемитизм "вернулся везде"

Устойчивый рост антисемитизма во всем мире означает, что у евреев в США и Европе нет иного выбора, кроме как признать, что необходимость в "сопротивлении и контрнаступлении вернулась", – сказал The Algemeiner ведущий французско-еврейский писатель и публичный интеллектуал Бернар-Анри Леви во время обширного интервью на этой неделе.

Основная идея Леви – которая будет более подробно изложена, когда он появится в беседе с историком Саймоном Шамой на 92-й улице Нью-Йорка 13 февраля – заключается в том, что антисемитизм достиг такой степени тяжести, с которой большинство евреев, живущих сегодня, до сих пор не сталкивались. "Антисемитизм вернулся. Везде. Открыто", – сказал Леви, размышляя о прошедшем годе, когда были отмечены многочисленные случаи убийств на почве антисемитизма, в том числе убийство в марте прошлого года Мирей Кнолль, 85-летней жертвы Холокоста, жившей в одиночестве в Париже, и убийство стрелком-неонацистом 11 верующих евреев в синагоге "Древо жизни" в Питтсбурге в конце октября.

Ненависть к евреям теперь характеризуется "силой и отсутствием угрызений совести, то есть ситуацией, которую мы считали давно прошедшей", – утверждал Леви. "Снова настали тяжелые времена для евреев", – продолжил он. "Потребность в сопротивлении и контрнаступлении вернулась для евреев Европы, США и всего мира. Это ужасно. Но так оно и есть. И это факт, которым нам придется начать заниматься прямо сейчас". На просьбу сравнить антисемитизм в Европе и антисемитизм в США Леви ответил, что "эти две вещи, к счастью, несопоставимы. Антисемитизм в Соединенных Штатах гораздо слабее, чем в Европе". Но, продолжил он, "новым является то, что он также присутствует в Соединенных Штатах, что означает, что на Западе больше нет безопасного убежища". Леви сказал, что на предстоящем выступлении в Нью-Йорке он "расскажет историю еврейского ребенка – себя – родившегося вскоре после Второй мировой войны, чьи родители сказали ему: "Ты родился именно благодаря американцам; именно благодаря им Европа была спасена от нацизма и, в конечном итоге, от самоубийства; в Соединенных Штатах Америки у нас есть особая страна, исключительная страна, которая почти так же, как Израиль, является убежищем для евреев мира".

Он добавил: "Однако сегодня мне интересно. Я думаю о моих родителях – о моей матери, которая боготворила американских солдат; моего отца, который сражался на их стороне. И иногда мне интересно, не были ли они слишком доверчивы. Питтсбург пробил брешь в великолепном договоре между Америкой и евреями. Зачем? Как? Как далеко вглубь идет разлом? Вот что я попытаюсь объяснить".

То, что Леви называет "великим американским разворотом", коренится, по его словам, в "порочных последствиях безудержной политкорректности, выходящих из-под контроля, и коммунизма, который пожирает хороший американский патриотизм изнутри. И все это на фоне уникально современного недуга, формы проказы, известной как конкуренция жертв, одним из эпицентров которой являются Соединенные Штаты Америки". Леви утверждал, что так было не всегда, и это не обязательно должно было произойти. "Я восхищаюсь Мартином Лютером Кингом-младшим именно потому, что он до последнего вздоха сопротивлялся искушению противопоставить друг другу разные памяти", – сказал он. "Я с подозрением отношусь к движению Black Lives Matter, потому что оно исказило наследие Кинга в этом отношении".

Отвечая на вопрос о своих взглядах на гражданское воспитание как средство подготовки будущих поколений к борьбе с расовой ненавистью и антисемитизмом, в частности путем преподавания истории Холокоста в школах, Леви заявил, что такие инициативы основаны на неправильном толковании антисемитизма. "Антисемитизм — это не мнение, это страсть, даже религия", – сказал он. "И эта религия сильнее разума, образования и информационных кампаний. Это была мечта Просвещения: открыв школу, можно было заставить замолчать антисемита. Но это не сработало так, как предполагалось". Леви указывает, что французский философ 18-го века Вольтер, которого обычно считают "воплощением Просвещения, был также воплощением антисемитизма". Более современным примером может служить американский лингвист и левый активист Ноам Хомский, описанный Леви как "очень великий мыслитель (и, кстати, еврей)", который "также является одним из лидеров современного антисемитизма".

Леви заметил: "Между образованием и мудростью нет никакой связи. Вы можете учить памяти о Холокосте сколько хотите, но это не защитит нас от возвращения Зверя". Лучшая стратегия, утверждал Леви, заключается в "точном анализе антисемитизма – его природы, его источников и способов его работы". "Есть так много клише на этот счет, так много обычного мышления. Они должны быть разобраны". Леви, упрямо критикуя президента Дональда Трампа, признал, что позитивное отношение израильского правительства к лидеру США можно истолковать как недальновидное. "Существует основное правило: не будь слишком капризным, когда тебе предлагают дружбу; не прикидывайся недотрогой; не смотри в зубы дареному коню", – сказал он. "Это была постоянная позиция Израиля".

Леви сказал, что может "понять это отношение, которое похоже на продолжение нашего необходимого и очень здорового метафизического пессимизма". Однако, сославшись на знаменитый отрывок из библейской Книги Исхода о новом фараоне, который "не знал" Иосифа, – уважаемого еврейского лидера, который жил в Египте, и который впоследствии поработил евреев, Леви утверждал, что "союз Израиля с непостоянной, непоследовательной американской администрацией" чреват рисками. Этот библейский отрывок, "в сочетании с мудростью наших предков и мудрецов", сказал Леви, "дает нам полезные уроки осторожности перед лицом соблазна безрассудно броситься в объятия Дональда Трампа". Цитируя изречение французского писателя Жана Кокто.: "Я не верю в любовь; Я верю только в доказательства любви", – Леви отметил: "В этом случае дело обстоит наоборот". "Жесты дружбы хороши, но чего они стоят, если они не основаны на глубокой, основополагающей дружбе, идущей из сердца?" – спросил он.

"Защита Израиля в ООН, безусловно, важна. Но что, если эта защита не основана на истинной "Ахават Исраэль" (любви к Израилю)? Вот в чем вопрос".

Большая часть деятельности Леви в последнее десятилетие была посвящена пропаганде от имени курдов — народа, численностью более 30 миллионов человек, разделенного между Турцией, Сирией, Ираком и Ираном. На вопрос о перспективах смены режима в Исламской Республике, чье собственное курдское население составляет почти 12 миллионов человек, Леви призвал политиков "быть последовательными и обдумывать все". Леви сказал: "Вы не можете сказать: "Иран – наш враг", а затем разрешить конкретным странам и компаниям покупать его нефть. Вы также не можете притворяться, что хотите свергнуть иранский режим, одновременно бросая курдов, которые являются нашими верными союзниками в этой битве, нашими настоящими солдатами в битве против возрождающегося персидского империализма". Увы, продолжил он, "это именно то, что делает Запад".

По поводу реальности смены режима в Иране Леви сказал, что "рискуя разочаровать моих соотечественников, я продолжаю верить, что это возможно". "Я левый человек, либерал", – сказал он. "Но в этом вопросе – о возможности и необходимости провоцирования смены режима – американские неоконсерваторы правы. Мы должны иметь мужество признать это".

algemeiner.com

Источник: Лехаим
counter
Comments system Cackle