Америку раздирает клановая политика
Фото: Reuters
Америку раздирает клановая политика

Наверное, многие уже поняли, почему между ХАМАСом и ФАТХом примирение невозможно в принципе. Дело не к каких-то глубоких идеологических расхождениях или различной степени кровожадности - тут между ними нет принципиальных различий. Вся их непримиримость состоит в том, что сторонники этих двух террористических организаций принадлежат к разным родоплеменным кланам, и они верны главарям своих кланов, а представителей враждебного клана и близко к кормушке не подпустят, хотя и будут рассуждать о пресловутом "арабском единстве". 

По этой же причине Ближний Восток всегда будет горячей и взрывоопасной точкой, и Израиль тут ни при чем. Именно поэтому не знает покоя Африка, ибо и там идут постоянные религиозные и межплеменные войны. 

Казалось бы, Запад давно преодолел эту родоплеменную стадию, когда идентичность важнее любых других факторов, когда она определяет идеологию, поведение и даже сексуальную ориентацию. Когда человеку кажется, что он - личность, индивидуальность, а, на самом деле, действует, повинуясь стадному инстинкту. 

Америка всегда гордилась тем, что она была "плавильным котлом" для иммигрантов, что, несмотря на все различия, американцы были самыми свободными, храбрыми, предприимчивыми, независимыми и оптимистичными гражданами, что и сделало Америку величайшей нацией мира. 

Сейчас ситуация резко изменилась. Великая американская мечта превратилась в великий американский миф, созданный "политикой идентичности". Как пишет Билл Мюррей, "политика идентичности", священное дело Демократической партии, "меняет американскую жизнь, закон, политику, культуру и буквально все основные институты". Эта политика буквально разрушает Америку. 

Левые успешно внедряют миф о том, что республиканцы, консерваторы, христиане-евангелисты являются "расистами", "фашистами", "нацистами", "женоненавистниками", "сексистами", "гомофобами", "исламофобами" и разными другими "фобами". Женщины-республиканки, конечно же, овцы, так как не участвуют в женских маршах в розовых шапочках, куда их, кстати, и не пускают. 

Вот Хиллари Клинтон, например, в последнем интервью для CNN заявила, что во время предвыборных теледебатов с Трампом она ощутила, что его выступление "было пронизано сексизмом". Может, Хиллари намекала на его фразу "What a nasty woman" (какая неприятная женщина), но, как мы знаем, пол Америки согласилось с этой оценкой Трампа. 

Тут же, на одном дыхании, эта защитница прав женщин, вплоть до права оклеветать человека, втоптать в грязь его и всю его семью, утверждает, что ее достойнейший супруг не превысил своих служебных полномочий, вступив в интимную связь с практиканткой Моникой Левински, и повода для отставки или импичмента не было. В конце концов, Моника была на тот момент "взрослым человеком", заметила госпожа Клинтон. Ей было аж 22 года. И тут же она переключилась на президента Трампа, обвинив его в том, что он "оскорблял, атаковал и унижал женщин во время избирательной кампании и много дет до того". 

Насчет гомофобии тоже интересно получается. Когда либеральные телекомментаторы с гадкой ухмылкой намекают, что сенатор Линси Грэхэм скрытый гей, потому что он боролся за утверждение кандидатуры судьи Брета Кавано, это допустимо, не говоря уже о многочисленных карикатурах, намекающих на гомосексуальную связь между Трампом и Путиным. Им хамские намеки не запрещены. 

Республиканцы, конечно же, расисты, но вот если назвать чернокожего рэппера Кейна Уэста "показательным негром", то вполне можно, потому что Кейн Уэст поддерживает Дональда Трампа. И поскольку намеки отпускал не Шон Ханнити, а Дон Лемон, то его никто не назвал ни расистом, ни гомофобом. 

Студенты в университетах утопают в культуре страха и вины, паталогически зацикливаясь на новых смертных грехах типа "белой привилегии", "токсичной маскулинности", "микроагрессии" и "культурном соответствии". 

Теперь настала очередь секса. В 60-е годы прошлого века левые успешно запустили сексуальную революцию, выпустив для сексуальной эксплуатации миллионы женщин и молодых девочек-школьниц, успешно подорвав институт семьи. Но не до конца. Теперь настала очередь прославления и защиты так называемых сексуальных меньшинств, и у нас появилась новая революция, трангендеризм. Это не только парады гордости. Детей со школьной скамьи учат, что понятие половой принадлежности весьма расплывчатое, и пол человека определяется не его анатомией и физиологией, а сиюминутными ощущениями. Между тем исследование университета Браун показывает, что многие молодые люди объявляют себя трансгендерами, потому что другие люди так делают, так принято, это "в тренде". 

Тут я отступлю и расскажу одну невыдуманную историю. Моя дочь быа в школе знакома с одной девочкой, очень одаренной, но девочка сказала, что надоела ей эта математика, и она направила свои стопы в сферу антропологии и социальной защиты народов Азии и Африки. Даже диплом защитила на тему судьбы трангендеров на камбоджийской границе. 

У нее была два больших греха "белая привилегия" и "еврейская привилегия", и вот, чтобы как-то смыть их, она объявила себя лесбиянкой, но жизнь в кампусе, проще говоря, в общаге, показала ей, что у нее несколько иная ориентация. И вот, после окончания университета она решила создать семью. Дочь мне показала свадебные фотографии на фоне красивой природы, в присутствии улыбающихся родителей две девушки в белых платьицах обмениваются кольцами, и их крепко обнимает третий партнер, весьма импозантный, бородатый молодой мужчина, счастливый муж двух девушек. Свадебную церемонию проводила серьезная дама средних лет. "Наверное, их профессорша по гендерным исследованиям", — съехидничала дочь. Думаю, комментарии тут излишни. 

Казалось бы, идеология - удел гуманитарных дисциплин, но либералы подвели идеологию под математику и физику с химией. 

Как пишет Билл Мюррей, все дисциплины, связанные с математикой, наукой и технологией, "сейчас подвергаются нападкам за недостаточное "разнообразие". Но не в смысле разнообразия направлений в математике или физике, а потому что в науке мало представлены женщины или различные этносы. Хотя это неправда. На инженерных факультетах, на программировании и других тяжелых специальностях учатся по большей части иммигранты или дети иммигрантов, и две трети из них составляют выходцы из Китая, Индии и Пакистана. 

Тем не менее, "большинство американских вузов снижает стандарты и требования ради привлечения женщин и меньшинств". Профессор экономики Уолтер Вильямс пишет в журнале "Whistleblower": "Некоторые аргументы граничат с безумием. Профессор математики из университета Иллинойс написала, что "математика сама по себе оперирует как "белость". Она утверждает, что способность решать задачи по алгебре и геометрии является "незаработанной привилегией" белых. Профессор школы инженерных дисциплин университета Пердю опубликовала статью, утверждающую, что академическая строгость является "грязным деянием", поддерживающим "привилегию белых мужчин-гетеросексуалов", а "научное знание самом по себе носит гендерную, расистскую и колонизаторскую окраску". 

Фашистами по определению могут быть только республиканцы, только консерваторы. Погромщики "Антифа" в масках, избивающие людей, тетки, бьющиеся в конвульсиях у дверей Верховного суда и на голосовании в Сенате, банды прогрессивных хулиганов, преследующих республиканских политических деятелей на улицах и в ресторанах, не фашисты, не погромщики, нет. Это, если верить левой прессе юные диссиденты, стремящиеся построить новый, добрый социалистический мир для всех американцев, которые не в состоянии решить задачку на дроби или заработать себе на жизнь иначе, чем участвовать в проплаченных акциях. 

Это не республиканцы, а лидеры демократов призывают своих сторонников преследовать республиканцев, где бы они ни появлялись, отбросить всякую цивильность и бить без пощады. Это Максин Уотерс, Хиллари Клинтон и Эрик Холдер, но никто их не судит за подстрекательство к гражданской войне. 

Вот это и есть "политика идентичности", разрушающая Америку. Товарищ Сталин как-то сказал: "По мере приближения к коммунизму классовая борьба будет усиливаться". Были и другие крылатые лозунги революции: "Кто не с нами, тот против нас" и "Если враг не сдается, его уничтожают". Демпартия вступила на этот путь.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...