Еврейское счастье
Фото: Getty Images
Еврейское счастье

Похоже, что термин "еврейское счастье" из иронического выражения может превратиться в очередной инновационный продукт. По крайней мере, по числу теоретиков на тему счастья – что это такое, как его достигнуть, в чем оно измеряется и чем отличается от чувства глубокого удовлетворения и законной гордости – Израиль явно вышел на лидирующие позиции. 

Израильтяне Даниэль Канеман и Амос Тверски даже получили Нобелевскую премию по экономике за исследования, определенным образом связанные с этой темой. А индекс счастья, разработанный Канеманом, стал регулярно измеряться и входит в число важнейших показателей развития стран мира. 

Профессор Хаим Шапира из тель-авивского университета недавно выпустил книгу "Счастье и другие незначительные вещи", ставшую мировым бестселлером. Психолог Таль Бен-Шахар читает учебные курсы в Гарварде на тему счастья и основал "Институт благополучия". 

Да и по вышеуказанному рейтингу счастья Израиль занимает почетное 11-е место. В десятку, понятно, входят скандинавские и другие удачно расположенные страны, вроде Австралии и Канады. 

Так что же такое счастье и как его добиться? Профессор Канеман говорит, что он пришел к изучению счастья косвенным путем. Вместе с коллегами он проводил исследования, в которых пытался понять связь между тем, что мы переживаем в реальном времени, то есть, жизнью, которую мы проживаем, и теми переживаниями, которые мы запоминаем и потом рассказываем другим о нашей жизни. 

Исследовательские и поведенческие модели, полученные в результате этих исследований, оказали значительное влияние на экономические науки, вынудив их изменить свои представления, которые ранее были основаны на фундаментальном предположении о рациональном поведении. 

Понимание Канемана породило поле для создание новой поведенческой экономики: поле, которое стремится оценить влияние иррационального, импульсивного человеческого поведения. 

"Мы живем и переживаем много моментов, но большинство из них не сохранилось, — сказал Канеман. — Они потеряны навсегда. Наша память собирает определенные части того, что с нами произошло, и превращает их в историю. Мы принимаем большинство наших решений на основе истории, рассказанной нашей памятью. 

Даниэль Канеман. Фото: Getty Images

 

Исследования Канемана привели к уточнению того, какие факторы влияют на счастье, и можно ли соответствующим образом изменить экономические и политические условия, чтобы повысить уровень счастья. 

Оказывается, есть существенные различия между повествованием, которое мы помним и рассказываем, и чувствами повседневного счастья, которые мы испытываем в то время — до такой степени, что Канеман считает, что общий термин "счастье" слишком расплывчат и не может применяется к обоим состояниям. 

"Чувство удовлетворение жизнью в значительной степени связано с социальными критериями — достижением целей, получением ожидаемого, — пояснил он. — Это основано на сравнении с другими людьми." 

Другой миф, разрушенный Канеманом связан с тем, что уровень счастья зависит от дохода. "В отношении денег удовлетворенность жизнью возрастает в прямой зависимости от их количества. Напротив, счастье зависит от денег только тогда, когда их не хватает на удовлетворение базовых потребностей. Но после достижения определенного уровня дохода счастье, как я его определяю, не увеличивается с ростом богатством". 

Так что же все-таки влияет на счастье? 

Как выясняется, счастье в большой мере связано с наследственным фактором — генетическим настроем на оптимизм. Но есть и внешние факторы. 

"В той степени, в которой внешние факторы влияют на этот аспект счастья, — продолжает Канеман, — они связаны исключительно с людьми: мы счастливы в компании людей, которые нам нравятся, особенно, с друзьями, — больше, чем с партнерами. В определенные моменты дети также могут делать нас счастливыми". 

Хотя еврейские мудрецы издавна занимались темой счастья, в современной жизни их опередили обладатели еще более древней традиции – буддизма. В королевстве Бутан в 1972 г. индекс счастья стал главным показателем развития страны – по аналогии с валовым национальном продуктом его назвали валовое национальное счастье и отказались в его пользу от измерения ВНП. Любопытно, что до 2002 г. Бутан очень верно определял и главный источник несчастья: вплоть до этого времени там было запрещено телевидение. 

Как признает Канеман, он предложил совместить измерение счастья в реальном времени с подходом этой тибетской страны, и отсюда родился известный на сегодня показатель глобального счастья, который замеряется институтом Гэллапа. С известной долей иронии можно было бы сказать, что он скрестил иудаизм с буддизмом. 

Из исследований Канемана отчасти выросла и позитивная психология, представителем которой как раз и является Бен- Шахар. Но Канеман с этой линией не согласен. "Мне кажется, что они пытаются убедить людей быть счастливыми, не внося никаких изменений в их положение", — скептически сказал Канеман. 

В то же время Канеман признал, что во многом согласен с Далай-ламой, который уделяет большое внимание изменению внутреннего духовного состояния человека, что и делает его счастливым. 

Кризис западной философии успеха и традиционного религиозного мировоззрения наметился еще в начале 20 века, с началом "Заката Европы". Уже тогда немцы попытались найти духовный выход из кризиса. Это сделал немецкий исследователь д- р Рудольф Штайнер, основатель антропософии, которому удалось органично соединить некоторые черты восточного и западного мировоззрений. 

В то время его взгляды не были восприняты и разразилась катастрофа. На сегодня такие плоды антропософии, как вальдорфское образование и антропософская медицина, широко используются во всем мире, в частности в Финляндии, одном из лидеров рейтинга счастья. 

К буддистской традиции и, в частности, к медитации, как одному из наиболее эффективных, если можно так выразиться, способов достижения счастья обращены взоры и небезразличной нам России, которая, кстати, находится в рейтинге счастья на одном из последних мест . В частности, на днях вышел роман властителя дум российской интеллигенции Виктора Пелевина "Таинственный вид на гору Фудзи" , рассказывающий как три олигарха, достигшие по Канеману пределов счастья, решили освоить духовное богатство путем медитации и что из этого вышло. 

Как бы то ни было, если датское счастье "хюгге" стало модным коммерческим продутом, что мешает Израилю перехватить пальму первенства и выйти в лидеры по продажам "еврейского счастья". Правда сначала надо его найти.

counter
Comments system Cackle
Загрузка...