Ливия после Каддафи
Фото: Getty Images
Ливия после Каддафи

Pаскол и кровавый хаос 

Европе стоит спохватиться как можно раньше - прежде, чем новый гнойник террора взорвется прямо у ее порога. 

В середине августа суд Триполи приговорил к смертной казни 45 человек за участие в расстреле жителей, пытавшихся покинуть город во время происходивших там семь лет назад боев. Все приговоренные в прошлом состояли на службе в силах безопасности Муаммара Каддафи. 

В  тот же самый день Международный уголовный суд (МУС) выдал ордер на арест Махмуда Варфали, высокопоставленного командира ливийской армии. Согласно обвинительному заключению, Варфали нес "непосредственную ответственность – за приказы и собственное участие в убийстве 33 человек в Бенгази в период между 2016 и 2017 годами". 

Оба этих случая наглядно иллюстрируют ситуацию в Ливии, сложившуюся после свержения режима Каддафи в 2011 году. Теперь вооруженные группы регулярно и практически безнаказанно убивают здесь гражданских лиц. 

Исламское государство (ИГИЛ) в Ливии, разгромленное в боях под Сиртом и Бенгази, на сегодняшний день переживает упадок. Лишь ближе к Триполи, в районе Бени-Валид еще остается неизвестное количество боевиков этой организации, затаившихся до поры, до времени. 

Страна же, фактически, оказалась разделена между двумя правительствами. Одно из них - возглавляемое Фаизом Сараджем правительство национального единства, располагается в Триполи и обладает  поддержкой ООН, другое – в Бенгази во главе с генералом Халифой Хафтаром, состоит преимущественно из военных и получает помощь от некоторых арабских стран, включая Египет и ОАЭ. 

Нефтяные войны

Основным фактором в ливийской политике, определяющим противостояние обоих правительств, была и остается нефть – важнейший компонент ливийского экспорта. В последний год правления Каддафи, Ливия экспортировала 1.6 миллионов баррелей нефти в день. Затем, пока шла война, экспорт нефти значительно сократился и лишь к концу прошлого года достиг примерно 1.2 миллионов баррелей в день. 

ООН и ее представители в Ливии разрешают экспорт нефти через Национальную нефтяную компанию в Триполи. Однако правительство Хафтара достигло также отдельной договоренности с ОАЭ, в соответствии с которой Бенгази  экспортирует 850 тыс. баррелей нефти в день через работающие в регионе компании, принадлежащие ОАЭ. 

К слову, в прошлом ООН обвиняла ОАЭ в поставках военной техники правительству Хафтара, в нарушение наложенного на это правительство международного эмбарго. 

Тем временем, в июне силы Хафтара захватили нефтяные месторождения в Сирте и Рас-Лануфе, принадлежавшие Национальной нефтяной компании. В результате экспорт нефти из этих приморских городов был прекращен. Спустя несколько недель ООН попыталась организовать переговоры о примирении между двумя конкурирующими правительствами, но требование Хафтара возглавить объединенную армию привело к их провалу. В итоге, на сегодняшний день конфликт по-прежнему продолжается. 

Рассадник террора

Результатом всей этой ситуации стало отсутствие, каких бы то ни было перспектив к примирению между враждующими сторонами в Ливии. И, более того, никакого решения в обозримом будущем не видно. 

При этом, сложившийся на руинах страны хаос власти позволяет террористическим группировкам, вдохновляемым ИГИЛ и Аль-Каидой, создавать свои анклавы по всей территории бывшей Ливии. И шансы на то, что остатки этого государства станут рассадником исламского террора наподобие Афганистана, только - прямо в подбрюшьи у Европы, достаточно велики. 

Более того, сегодня на территории бывшей Ливии нет ни одной серьезной и по-настоящему влиятельной силы, с которой Евросоюз мог бы достичь какого-либо соглашения, способного остановить текущий в Европу поток мигрантов из Африки. А потому, похоже, что Ливия так и останется главными воротами, через которые тысячи африканцев продолжат пробираться на европейский континент, со всеми вытекающими из этой массовой иммиграции зловещими последствиями для европейской цивилизации. 

Иными словами, главный вопрос, который сегодня следует задать себе ООН, странам Европы и Западу в целом, звучит так: на каком этапе мир решится снова вмешаться в ситуацию в Ливии, для того, чтобы навести хотя бы минимальный порядок, прежде, чем бушующий там хаос выплеснется на соседние регионы? И чем скорее станет ясен ответ и принято решение, тем, без сомнения, будет лучше для всех. 

Мордехай Кейдар, Дан Готлиб, МIDA

Перевод Александра Непомнящего

counter
Comments system Cackle
Загрузка...