Женщины, которые обвиняли Кавано
Фото: Getty Images
Женщины, которые обвиняли Кавано

Допрос Кристины Блази Форд и Бретта Кавано, которого она обвинила в давнем покушении на из-насилование, состоялся в Сенате США в прошлый четверг, но я начал думать о нем в среду, когда увидел в российском генконсульстве в Нью-Йорке главу Комитета Госдумы РФ по международным делам Леонида Слуцкого, которого злые языки называют московским Харви Вайнштейном. Он входил с делегацию, которая приехала на сессию Генассамблеи ООН, как обычно, парализовавшую движение в моем районе Манхэттена. 

Это же надо было додуматься захватить с собой в Америку человека, которого в начале года обвинили в домогательствах четыре журналистки, а потом – и пресс-секретарь МИДа РФ Мария Захарова. Забавно, что она входила в ту же делегацию и была на том же приеме в генконсульстве. Я шапочно знал Захарову, когда она работала в Нью-Йорке, и собирался сказать ей, как она похорошела, но не стал продираться через толпу и в результате ее упустил. 

"Ничего себе! – удивленно сказал мне один из присутствующих. – Захарова сейчас ушла под ручку вместе с Веником!" 

Он имел в виду главу "Эха Москвы" Алексея Венедиктова, которого я тоже знаю, но давно не видел. Мой собеседник нашел поразительной смычку между главой полуоппозиционной станции и кремлевской пропагандисткой, хотя и "Эхо", и МИД отчасти живут на деньги "Газпрома", а это должно роднить. 

Возвращаясь к московскому Вайнштейну: Слуцкий брюхат и громаден. В числе обвинявших его журналисток были мои коллеги Фарида Рустамова с Би-би-си и Катя Котрикадзе, командовавшая мною на RTVI. Около 20 российских СМИ объявили Слуцкому бойкот, хотя Комиссия Думы РФ по этике его неожиданно оправдала. 

Мы оказались в генконсульстве на приеме по случаю ХХ Всемирного конгресса русской прессы, на который приехали журналисты и издатели из таких разных стран, как Эстония, Венгрия, Молдова и Турция, где будет проходить следующий конгресс. Была даже миловидная женщина с радио "Ватикан", русская редакция которого состоит, по ее словам, из двух человек. 

Я наконец познакомился там с пригожим седовласым бостонцем Валерием Лебедевым, который 20 лет назад напечатал в своем издании "Лебедь" панегирический материал обо мне под названием "Козловский в огороде". Лебедев был единственным, кто прибыл на съезд в спортивном костюме и кроссовках. "Я представляю низы", – объяснил он мне свой наряд. 

Другим приятным сюрпризом была встреча с моим парижским почти однофамильцем Антоном Козловым, с которым мы были на площади Дзержинского в ту ночь, когда кран фирмы "Крупп" валил там ржавым тросом статую Железного Феликса. Я увез кусок этого троса в Нью-Йорк. 

Во вторник делегаты конгресса оттягивались в бруклинском ресторане с патриотическим именем "Чинара", но туда меня не позвали, поэтому в среду у меня не болела голова. 

Меня обрадовало упоминание премии "За личный вклад в развитие русской прессы" имени покойного тассовца Якова Борового, у которого я был комсоргом курса. В юности он был единственным моим знакомым, который вел список своих сексуальных побед. Это тоже напомнило мне о Кавано, который на следующий день предъявил сенаторам свой дневник 1982 года в доказательство того, что он не пытался обесчестить Форд. 

Я слышал, что на съезд соотечественников, проходивший несколько лет назад в манхэттенском "Скандинавском доме", приезжали начальники из Москвы, одна из которых по фамилии Смирнова отчитала американскую делегацию за нежелание подмахнуть заявление в поддержку агрессии против Украины. 

Часть американцев взбунтовалась, а директор Музея русского искусства (MORA) в Джерси-Сити Марго Грант написала Смирновой протестующее письмо, за которое Марго сразу перестали звать в русское консульство, поэтому в среду я ее там не видел. 

На сей раз москвичи, среди которых также были директор ТАСС Виталий Игнатенко и его заместитель Михаил Гусман, никого не поучали, а жаловались. Например, на усушку и утруску русскоговорящих в мире, число которых, по их словам, уменьшилось за последние годы на десятки миллионов человек. Москвичи обратились к присутствующим с призывом спасать русский язык, который я горячо поддерживаю. 

Еще более полезно было бы спасать его в России, где он делается все ужаснее. 

Жаловались на санкции и на то, что американцы якобы заявили им, что члены российской делегации, приехавшей на Генассамблею, имеют право участвовать во время пребывания в США лишь в ее работе, но не в каких-то посторонних мероприятиях. Если это правда, то московская делегация была на съезде русской прессы нелегально. 

Услышав об этом, я было решил, что полицейский джип, весь вечер светивший мигалками у дверей консульства, приехал их забирать. Как всегда, оказался неправ. 

В среду было жарко, и я сдал свой пиджак в консульский гардероб. Потом испугался, что в него вшили подслушивающие устройства, и решил его на всякий случай прокипятить. 

Я честно посмотрел большую часть показаний, которые дала в сенатском комитете по юридическим делам в прошлый четверг Кристина Блази Форд, нашел их искренними, но остался в недоумении. 

В жизни я наслушался от знакомых женщин рассказов о сексуальных домогательствах, а то и самых натуральных изнасилованиях, был уверен, что они говорят правду, и искренне им сочувствовал. 

Но практически никто из них не был так ужасно травмирован, как Форд, которую не изнасиловали, да и домогались не самым зверским образом, а неумело пытались стащить с нее сплошной купальник да так и не стащили и под него не залезли, поскольку на это она не жалуется. 

Я знал много женщин, которых домогались таким образом в общей сложности десятки раз, но никто из них не говорил, что им сломали этим жизнь. Разные люди реагируют на домогательства по-разному, но таких тепличных созданий, как Форд, я сроду не видел. 

Опять же, она звучала вполне правдоподобно. Но и Кавано тоже. Возможно, она его просто перепутала. Потом объявились два мужика, которые признались сенату, что это они приставали в похожей ситуации к Форд, а не Кавано. Их имена пока не обнародованы, но в газетах пишут, что эти смельчаки реально объявились. 

В том, что говорит Форд, есть слабые места. Я имею в виду не только то, что она не помнит, как добралась до дома, в котором ее якобы пытались обесчестить, или чей он и где находится, но помнит, что выпила в тот вечер одну порцию пива. Но она отказывалась явиться в сенат в предложенный ей день, объясняя, что не может летать; тем не менее, из ее показаний следовало, что она летает, как птица. 

Болельщики Форд любят повторять ее рассказ о том, что в ушах у нее по сей день звенит хохот, которым будто бы разразились Кавано и его кореш Марк Джадж после того, как жертва выскользнула у них из рук. Но что смешного в том, что у Кавано ничего не вышло? Чему они, скажите, радовались? 

Этот дикий мужской смех после насилия над слабым полом раздается лишь в голливудских фильмах, дабы усугубить ненависть к насильникам. 

Кроме того, все названные Форд свидетели отказались подтвердить ее версию событий. Возможно, заплечных дел мастера ФБР сейчас добьются от них правды. 

Версию однокашницы Кавано по Йелю Деборы Рамирес о том, что он напился в хлам и сунул ей в лицо свой пенис, не смогли подтвердить десятки людей, которых опросила "Нью-Йорк таймс", поэтому газета не стала ее повторять. 

Из трех женщин, пожаловавшихся пока на Кавано, меня больше всего возбудила 55-летняя Джули Светник, которая обвинила юного тимуровца Кавано чуть ли не в причастности к групповым изнасилованиям. По ее словам, в начале 80-х она была примерно на десятке тусовок, на которых мальчики, в том числе и Кавано, напаивали девочек спиртным или намешивали в него всякое зелье, а потом пускали их под поезд (в русском варианте – под трамвай), то есть устраивали с ними групповуху. 

Эту версию Кавано даже не стал опровергать, презрительно назвав ее фарсом. Она кажется фарсом не только потому, что Светник представляет прощелыга Майкл Авенатти, адвокат порноактрисы Сторми Дэниэлс, которая взяла за молчание 130 тысяч долларов, а потом нарушила договор, раззвонив во всю ивановскую о давнем адюльтере с Трампом и к тому же невысоко оценив его детородный орган. 

Но главное сомнение вызвала не столько смычка Светник с прощелыгой Авенатти, сколько то, что она якобы знала о групповых изнасилованиях на этих вечеринках и тем не менее продолжала их посещать. Она явилась не только на вторую и третью, а и на девятую и десятую. 

С другой стороны, нездоровый интерес к групповухам, который, казалось бы, изобличает версия Светник, не обязательно значит, что она возводит напраслину на Кавано. 

С третьей стороны, у самой Светник довольно темное прошлое. В частности, 18 лет назад ее обвинили в скабрезном поведении. 

В 2000 году она несколько месяцев проработала программисткой в орегонской компании Webtrends. В конце того же года компания подала на нее в суд, обвинив Светник во лжи при подаче на работу. Она утверждала, что окончила Университет Джонса Хопкинса, прославившийся пьяным выступлением Ельцина, но там заявили, что она в нем не числилась. 

Webtrends также утверждала, что Светник преувеличила свой трудовой опыт и "совершала неприемлемые поступки сексуального свойства". Она будто бы делала непристойные намеки по адресу двух сослуживцев за бизнес-ланчем, притом в присутствии клиентов компании. 

Истица утверждала, что наша героиня мстила сослуживцам, облыжно обвиняя их в недостойном поведении. 

Наконец, по словам компании, Светник ушла на бюллетень и одновременно подала на пособие по безработице в округе Колумбия. 

Истица обвиняла Светник в том, что своим поведением она нанесла компании экономический вред, и требовала 150 тысяч долларов в пользу сотрудника, которого она якобы оболгала. 

Иск был прекращен всего месяц спустя, возможно, потому что стороны поладили во внесудебном порядке. Наверняка сказать нельзя, поскольку в компании сменился руководящий состав и спросить больше не у кого, а судебные документы по этому делу прессе недоступны. 

В обшей сложности Светник фигурировала за последние 25 лет в шести тяжбах в Орегоне, Мэриленде и Флориде. В 1994 году она подала в суд на вашингтонское управление общественного транспорта, в чьем вагоне она упала за два года до этого и разбила нос. Она требовала, чтобы ей возместили утрату заработков, которых она лишилась из-за этой травмы, в сумме более 420 тысяч долларов. 

В судебных документах Светник представилась как актриса и модель и заявила, что перед падением в поезде у нее была серия доходных контрактов с модельными компаниями, которым пришлось отказаться от ее услуг. Одной из этих компаний была "Конам студиос". В судебных документах указывалось, что от имени компании может дать показания господин по имени Нам Ко, который, однако, сказал в пятницу агентству АР, что у него такой компании сроду не было. 

Ко заявил, что был дружен со Светник, но отрицал, что когда-либо предлагал ей деньги за работу. Он познакомился с нею через год после того, как она повредила нос. 

"В те годы денег у меня вообще не было", – сказал он АР. В 1997 году суд завернул иск Светник после того, как она не смогла представить доказательств утраченных из-за тяжбы контрактов. 

Пресса также раскопала данные о том, что бывший любовник пожаловался на домогательства Светник и добился того, чтобы суд запретил ей к нему приближаться. 

В следующий раз демократам надо быть разборчивее в потерпевших.

counter
Comments system Cackle