Вавилонское столпотворение в Йемене
Фото: Reuters
Вавилонское столпотворение в Йемене

Наемники избавляют саудитов от денег, но не от рисков  

О том, что на Ближнем Востоке идет череда непрерывных конфликтов, широкая публика, в том числе отечественная, осведомлена. Российские СМИ пишут о них не меньше мировых, притом что журналисты не обязаны быть специалистами, а эксперты или люди, выступающие в качестве таковых, зачастую опираются на материалы из региональных или западных средств массовой информации (неважно, американских, израильских, арабских, иранских или турецких). И порой в массовом порядке тиражируют то, что публикуется зарубежными источниками по планам информационных войн. Картина в итоге получается удивительная и мало напоминающая реальность. 

Один из свежих примеров – публикация в российской газете, посвященная очередной "сенсации": подготовке Саудовской Аравией в Израиле наемников для ведения военных действий в Йемене. В материале, основанном на источниках антисаудовских и антиизраильских, то есть ангажированных до крайности, смешано все, включая упоминание йеменских племен и опальных палестинских политиков. И поскольку даже на фоне обычной для СМИ путаницы эта статья выделяется объемом дезинформации, а тема гражданской войны в Йемене важна, в ситуации разбирался эксперт Института Ближнего Востока П. Рябов. 

Досье Принса

На самом деле саудовцы не готовят в Израиле наемников для Йемена. Верить сообщениям из иранских и эмиратских медиа, касающихся Саудовской Аравии, не стоит в принципе, поскольку между ней, Ираном и ОАЭ идет информационная война и здесь все средства хороши. Отношения Эр-Рияда и Абу-Даби далеки от идеала, в том числе по йеменскому досье, хотя обе страны совместно действуют против Катара, пытаясь в том числе лоббировать соответствующую тему в США. Но Израилю совершенно точно не нужно создавать у себя тренировочные лагеря и переправлять туда и обратно тысячи йеменцев. Да и саудовцам заниматься такой деятельностью с повышенными репутационными рисками и серьезными материальными издержками нет смысла. Если у них есть нужда в израильских инструкторах, проще их тайно переправить на территорию королевства. Но такой нужды нет. 

Если говорить о сотрудничестве между странами, обратимся к фактам. Идет в закрытом режиме экспорт израильских технологий в сфере безопасности через Азербайджан и южноафриканских посредников. Есть подтвержденные сведения об участии израильских инженеров в строительстве и налаживании станции радиоперехвата в КСА в 2017 году. Совершенно неясно, зачем при всем этом отечественным СМИ перепечатывать сомнительные тексты из арабской и иранской прессы, делая на их основании многозначительнее выводы. 

С самого начала ввода войск арабской коалиции в Йемен ее командование использовало наемников из южнойеменских харакат. Иных в достаточном количестве взять неоткуда. Они паромами переправлялись в Саудовскую Аравию, где получали стрелковое оружие украинского и болгарского производства и дислоцировались на границе Йемена на спорных территориях Джизана. Именно усилиями наемников захвачено несколько пунктов в ближнем приграничье на землях традиционной вотчины хоуситов в провинции Саада. При этом в специальной подготовке не было нужды: многие являются безработными военными бывшей армии НДРЙ и местную специфику знают на порядок лучше любого израильтянина или инструктора из какой угодно страны. 

Во-вторых, надо разделять наемников из Южного Йемена, воюющих за Саудовскую Аравию, и тех, кто находится под влиянием ОАЭ. Это разные силы, и каждая решает свои задачи. В планах ОАЭ в отношении йеменского конфликта один главный тезис: установление контроля над основными портовыми мощностями Йемена по всему побережью Индийского океана и Красного моря (что за исключением Ходейды в настоящее время в основном сделано) с достижением компромисса с хоуситами по вопросу власти. 

Саудовская Аравия желает безусловного поражения хоуситов и установления на севере лояльного себе режима. Для чего Эр-Рияд использует (или пытается это делать) силы местных племен из группы Хашед, находящихся в орбите влияния йеменского аналога "Братьев-мусульман" – партии "Ислах". Именно нехарактерная для генеральной линии саудовской политики на других направлениях опора саудовцев в Йемене на "Братьев", которых в ОАЭ считают одной из главных угроз национальной безопасности, является причиной серьезных саудовско-эмиратовских противоречий. 

Глобально у Эр-Рияда и Абу-Даби разные конечные цели в Йемене. Говорить о том, что в этих условиях ОАЭ будут финансировать просаудовских наемников, – глупость или явная дезинформация. 

В-третьих, для решения своих задач ОАЭ давно (в Йемене с 2015 года) использует исключительно частные структуры Эрика Принса. Это происходит не только в Йемене, но и в Ливии. Справедливости ради надо сказать, что в июле прошлого года к тренировкам южнойеменских наемников из подразделения "Пояс безопасности" (обеспечивают безопасность Адена и основных опорных точек на юге Йемена) Принс подключил несколько десятков бывших офицеров из армии Саддама Хусейна, которые со времен американского вторжения в Ирак живут в Йемене. Но это именно иракцы, а не израильтяне, присутствия которых в Йемене ради обеспечения интересов ОАЭ и Саудовской Аравии до сих пор не наблюдалось и вряд ли будет отмечено впредь. 

Остановимся на роли структур Принса для обеспечения влияния ОАЭ в мусульманском мире. Курс Абу-Даби на создание своей частной армии (там много латиноамериканцев и пакистанцев, да и англосаксы присутствуют в достаточном количестве) был продиктован необходимостью иметь неангажированную и несвязанную с местными реалиями и конфликтами кланов нейтральную силу для предотвращения распространения на ОАЭ "арабской весны". С 2014 года это войско используется Абу-Даби для обеспечения операций за рубежом как эффективный инструмент распространения влияния. 

Минимизация участия структур Принса в операциях по тренингу южнойеменских харакат обусловлена тем, что такие силы уже созданы и натаскивать там никого не надо, а также общим перепрофилированием его бизнеса. С момента продажи частной охранной компании Blackwater в 2011 году бывший "морской котик" Эрик Принс разрабатывал новое предприятие, на этот раз в области авиации. В результате на свет появилась серия самолетов FVCs, на базе которой этот бизнесмен построил глубоко интегрированную транспортно-боевую авиационную и беспилотную компанию. 

На ежегодной конференции Американской ассоциации армейской авиации в Нэшвилле, штат Теннесси, 6 мая 2015 года компания Northstar Aviation из ОАЭ представила 407 MRH – новый военизированный гражданский вертолет стоимостью менее 10 миллионов долларов. Созданный на базе Bell 407, он оснащен оптико-электронной капсулой FLIR, противотанковыми управляемыми ракетами Lockheed Martin Hellfire и пушкой GAU-19 General Dynamics. Тридцать машин уже проданы в Африке и Азии: компания приняла участие в Сингапурском авиасалоне в марте того же года. 

Руководители Northstar Aviation сотрудничали с Эриком Принсом и раньше: Лайл Бекка, его вице-президент, и Адам Ганн, технический директор, работали на Presidential Airways, бывшую воздушную дочернюю компанию Blackwater, которую Принс продал в 2010 году. Ряд руководителей Northstar Aviation имеют вторую работу в другой компании, принадлежащей Принсу, Reflex Responses (R2), которая обучает солдат элитного Командования специальных операций (SOC) президентской гвардии ОАЭ. 

Эта деятельность Принса получила полную поддержку королевской семьи Абу-Даби. Согласно источникам авторов ИБВ Northstar Aviation имеет тесные связи с Vulcan Management Consultancy, принадлежащей 51-летнему шейху Ахмеду бен Саифу аль-Нахайяну, центральной фигуре в авиационной промышленности ОАЭ. Он, некогда глава департамента гражданской авиации и основатель национальной авиакомпании Etihad Airways, многие годы возглавлял бывшую компанию Gulf Aircraft Maintenance Company (GAMCO), ныне ADAT, которая обслуживает самолеты ВВС ОАЭ (UAEAF). Ахмед бен Саиф аль-Нахайян, военный летчик-профессионал, имеет квалификацию для управления Airbus A340 и принимал участие в создании учебных программ для пилотов Hercules C130. После ухода из исполнительного совета Абу-Даби в 2010 году он управляет собственной авиакомпанией Rotana Jet, а также является эмиратским партнером французской гостиничной сети Accor. 

В дополнение к деятельности в области военной авиации Принс скупает компании экстренного воздушного транспорта в Африке через свою зарегистрированную в Гонконге фирму Frontier Services Group. В ее акционерах – китайский суверенный фонд CITIC. Кроме того, у Принса и его партнеров из ОАЭ контрольный пакет акций в Bridgeporth, специализирующейся на использовании сейсмического пневматического оборудования в гравиметрии в интересах нефтяных компаний, в частности, в Чаде и Намибии. Frontier Services Group в настоящее время ведет переговоры о приобретении авиакомпаний в Нигерии. Главным лоббистом ОАЭ и Принса там выступает Гарольд Олусегун Демурен, который восемь лет возглавлял Управление гражданской авиации Нигерии. 

При этом переформатирование деятельности Принса отвечает устремлениям Абу-Даби, где сейчас делается упор на создание малой боевой авиации с целью использования ее в локальных конфликтах под своим протекторатом, как это делается в той же Ливии. Впрочем, наемники Принса по-прежнему составляют основу контингента ОАЭ на юге Йемена. 

При этом основными ударными силами КСА и ОАЭ в Йемене, по данным ЦРУ США, остаются местные салафитские группы, а в случае с ОАЭ и попыткой взять Ходейду в прошлом месяце – еще и бывшие бойцы республиканской гвардии под командованием племянника экс-президента Али Абадаллы Салеха Яхьи (возвращение этого клана во власть на севере Йемена – сегодня основное стремление Абу-Даби). Правда, в последнем случае большинство "республиканцев" перешло на сторону хоуситов, что, собственно, и сорвало штурм. При этом никакие наемники из иных стран участия в нем не принимали. Люди из ЧВК Принса в боевых действиях в Йемене не участвовали никогда: у них там совершенно иные функции. 

В-четвертых, и в исходной статье, и в ее российском варианте фигурирует бывший любимец Ясира Арафата и руководитель его силовых подразделений в секторе Газа Мохаммед Дахлан. На деле упоминание какого-то участия Дахлана в йеменских проектах ОАЭ еще одна глупость. У бывшего начальника Службы превентивной безопасности (СПБ) ПНА, а ныне советника наследного принца Абу-Даби по безопасности совершенно иные задачи, и связаны они исключительно с палестинским досье. Каир и Абу-Даби видят его сменщиком главы ООП и ФАТХ Махмуда Аббаса и основного посредника в их контактах с ХАМАС в секторе Газа. В этой связи Дахлан с начала 2018 года несколько раз встречался с представителями ХАМАС в Каире при посредничестве офицеров египетских спецслужб. Фонд его жены занят распределением в секторе Газа гуманитарной помощи. 

Такие контакты имеют свою историю. Первые из них надо отнести к февралю 2014 года. До этого Дахлан боролся против ХАМАС, пока не поссорился с главой Палестинской национальной администрации (ПНА) Махмудом Аббасом и не был в 2010-м изгнан из Газы и с Западного берега. С тех пор он тяготеет к Каиру и Абу-Даби. Во время египетской ссылки с 2011 по 2013 год он приблизился к президенту АРЕ Абдель Фаттаху ас-Сиси, в то время возглавлявшему военную разведку. В 2013-м он также стал советником по безопасности наследного принца ОАЭ Мухаммеда бен Заида. 

У Дахлана сейчас иные заботы: он фигурант крупного коррупционного скандала, вызванного деятельностью финансистов из ОАЭ в малайзийском суверенном фонде 1 Malaysia Development (1MDB). Малайзийские власти обвиняют его в связях с главным фигурантом этого расследования, эмиратским банкиром Хадемом аль-Кубейси (KAQ), который, несмотря на многочисленные международные ордеры на арест, проживает в Абу-Даби под защитой властей ОАЭ. Никаких данных в отношении участия Дахлана в йеменском досье нет, тем более с точки зрения финансирования подготовки саудовских наемников в Израиле. Да и с какой стати чисто эмиратовская креатура, которой является Дахлан, будет это делать? 

Бенефициары конфликта

И последнее: в опубликованном материале присутствует ссылка на израильский источник, точнее – газету Haaretz, с упоминанием о пяти миллиардах долларов, которые саудовцы якобы тратят на ЧВК. Никаких признаков активной деятельности ЧВК в КСА и локальных конфликтах, зонах саудовского интереса не имеется. По крайней мере соответствующих такому бюджету. Следует отметить, что израильские журналисты склонны к "творческому" отношению к информации никак не меньше, чем их западные, арабские или иранские коллеги. Благо, Haaretz с ее репутацией газеты левых интеллектуалов, находящихся в постоянной оппозиции не только к действующему правительству и премьер-министру, который его возглавляет, но и к государству Израиль как таковому, была не раз и не два поймана за руку при публикации откровенно фальсифицированных данных. 

Возвращаясь к теме ЧВК в Саудовской Аравии, из имеющих представительство в Эр-Рияде можно отметить турецкую SADAT, аффилированную с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Однако ее деятельность сейчас в основном связана с тренировкой личной охраны ряда крупных саудовских бизнесменов и ограничена общим напряжением в отношениях Эр-Рияда и Дохи (Катар является стратегическим союзником Турции). В йеменском конфликте об участии каких-либо ЧВК в чисто саудовских проектах ничего не известно и, смеем предположить, отнюдь не потому, что это тайна за семью печатями, в которую смогли проникнуть только израильские журналисты, сделавшие ее достоянием общественности. 

Основной упор в использовании ЧВК (не при таких масштабах финансирования, как пишет израильское СМИ) саудовцы делают на антикатарской деятельности, но никак не в связи с участием королевства в войне в Йемене. Если же говорить о ведении там Саудовской Аравией боевых действий с привлечением иностранцев, в Эр-Рияде больше внимания уделяют пакистанским военнослужащим, которые участвуют в патрулировании границы с Йеменом и общем командовании силами аравийской коалиции. При этом история пакистано-саудовских связей в этой области насчитывает несколько десятилетий и отмечена куда более значимыми проектами, чем подготовка кого-то для йеменского фронта. 

Здесь достаточно вспомнить о ядерных проектах Пакистана, реализованных на саудовские деньги, и сегодняшних связях Исламабада и Эр-Рияда в этой сфере, на которых, насколько можно судить, основаны неоднократные заявления влиятельных представителей политического руководства и военно-разведывательного истеблишмента КСА относительно того, что получение Ираном ядерного оружия вынудит немедленно дать симметричный ответ. 

При этом речь явно шла и идет не о том, что саудовские математики и физики начнут работать над ядерной программой, а о том, что Эр-Рияд получит носители и боеголовки, а также обслуживающий их персонал в готовом виде, притом что поставщиком может быть только Пакистан. 

Возвращаясь к ситуации в Йемене, отметим, что продолжение военного противостояния в этой стране в среднесрочной перспективе несет внутриполитические риски для лидеров Саудовской Аравии и ОАЭ. Военная и дипломатическая репутация наследного принца Мухаммеда бен Салмана может оказаться под вопросом в королевской семье, если он не сможет решительно положить конец войне в Йемене, которая обходится саудовскому бюджету очень дорого. Рискует и эмир ОАЭ Мухаммед бен Заид, хотя в гораздо меньшей степени. Для хоуситов главным оправданием является тезис о сопротивлении "иностранной агрессии", но он будет ослабевать по мере ухудшения продовольственной и экономической ситуации. 

Для Ирана затяжной и хронический конфликт более выгоден, чем достижение долгосрочного мирного соглашения. Это создает постоянный очаг напряженности для Эр-Рияда, в том числе в бюджетной сфере, отвлекая силы и средства саудовцев от других фронтов тайной войны с ИРИ. Окончание военных действий уменьшит потребность хоуситов в иранской военной и экономической помощи, подрывая планы Тегерана по созданию постоянного очага нестабильности на южной границе Саудовской Аравии. 

Для таких экстремистских группировок, как "Аль-Каида", продолжение войны выгодно. Нестабильность и разочарование населения делают страну благодатной почвой для вербовки рекрутов в террористические организации. Пока конфликт между хоуситами и правительством продолжается, экстремисты будут иметь свободу деятельности в Йемене, что опасно для США, которые пытаются искоренить "Аль-Каиду на Аравийском полуострове" с 2002 года. Пока же гражданская война в Йемене идет по кругу год за годом, как и шла...

counter
Comments system Cackle