Смертная казнь за сионистскую деятельность
Фото: Getty Images
Смертная казнь за сионистскую деятельность

23 сентября 1948 года на улицах квартала Эль-Ашар в иракском городе Басра появилась группа вооруженных полицейских. Двое из них с трудом тащили высокий столб. Их сопровождала улюлюкающая толпа. 

Весь город знал, куда направляются полицейские и что означает столб в их руках. Все понимали, что это – виселица, предназначенная для Шафика Адеса, одного из богатейших бизнесменов Ирака, пользовавшегося авторитетом и влиянием в высших кругах багдадской власти. Однако Адес был евреем, и теперь даже покровительство высокопоставленных персон не могло спасти его от смерти. 

Полицейские остановились у особняка бизнесмена. Его окна зияли пустотой – накануне все стекла в доме выбили участники демонстрации, требовавшие казни "еврейского предателя". За плотно закрытыми жалюзи, содрогаясь от страха и ужаса, сидели жена и дети Шафика Адеса. Они также понимали, что означает шум на улице. Хотя в их сердцах до последнего теплилась надежда – а вдруг все же в последнюю минуту из Багдада придет сообщение о помиловании? Но нарастающий на улице шум говорил, скорее, об обратном. 

Пока полицейские строили виселицу, толпа продолжала прибывать. Когда к месту казни из городской тюрьмы доставили самого Шафика Адеса, на улице перед его домом собралось уже около 12 000 человек! Появление осужденного они встретили криками: "Смерть предателю! Смерть сионистам!" Бледный Адес в арестантской одежде взошел на эшафот и бросил последний взгляд на свой дом. Спустя минуту смертный приговор был приведен в исполнение. 

Но это было еще не все. Тело казненного вынули из петли и привязали к мусорной машине. Под одобрительный гул и гогот толпы его поволокли на городскую свалку. А соседи Шафика Адеса – в основном, это были евреи – не могли поверить в происходящее. Кто-то прильнул к окнам, кто-то, наоборот, спрятался в глубине своего дома. Все находились в глубоком шоке. Иракские евреи не могли понять, как в одночасье они превратились из привилегированной группы в изгоев, как один из самых уважаемых членов общины на их глазах лишился и жизни, и чести. 

Впрочем, не только евреи были потрясены казнью Адеса. Как вспоминал впоследствии один из лидеров еврейской общины Басры Менаше Заарур, влиятельный иракский юрист Мухаммед Заки Хаттаб сказал ему тот день: "Вот увидишь, настанет время, когда иранский народ признает невиновность Адеса – так же, как французы, спустя годы, убедились в невиновности Дрейфуса". 

О казни еврейского предпринимателя сожалел и правитель Ирака, наследный принц регент Абд аль-Илах. Он был вынужден вынесенный Шафику смертный приговор под давлением своего ближайшего окружения. "Либо этот еврей будет повешен, либо вы лишитесь власти", - заявили ему. Абд аль-Илах подписал приговор со словами: "О Боже, ты видишь, что я не виновен в пролитии крови этого еврея". 

В тот момент Абд аль-Илаху удалось сохранить свою власть, однако спустя десять лет, в ходе революции 14 июля 1958 года, он был сам казнен вместе со всей королевской семьей. Над его телом толпа глумилась точно так же, как над телом казненного еврея, к которому представители правившей в Ираке хашимитской династии испытывали искренние симпатии. И неспроста - это был по-настоящему честный бизнесмен, всегда готовый прийти на выручку своим ближним. 

Разумеется, этот касается и помощи, которую оказывал Адес еврейской общине Ирака. Он щедро жертвовал средства на синагоги и благотворительные учреждения. Но сионистов, в связях с которыми он был обвинен, Адес сторонился, как мог. Он не хотел рисковать своим бизнесом и высоким общественным положением. А, с момента провозглашения независимости еврейского государства, в Ираке за любые связи с Израилем можно было запросто лишиться свободы, а то и жизни. 

Адес, уроженец сирийского города Алеппо, был далек от политики. В Басру он перебрался в начале 20-х годов совсем еще молодым человеком и быстро разбогател, занявшись продажей автомобилей – новым для того времени бизнесом. А 20-е годы стали своеобразным "золотым веком" иранского еврейства. В стране действовали многочисленные еврейские культурные и спортивные организации, в Багдаде работал филиал Земельного фонда ("Керен ха-йесод"). Евреи занимали почетное положение в иракском обществе. 

Ситуация начала меняться с началом 30-х годов. В 1932 году Ирак стал независимым государством, которое после прихода к власти в Германии нацистов, установило довольно тесные связи с Берлином. Многие еврейские государственные служащие были уволены, а торговцы подверглись притеснениям. 

В апреле 1941 года в Ираке прогерманские силы осуществили военный переворот, который был подавлен спустя два месяцы британскими войсками. В ночь с 1 на 2 июня 1941 года по городам страны прокатились еврейские погромы. 179 человек были убиты, несколько тысяч – ранены. Принадлежащие евреям магазины были разграблены, синагоги осквернены. Этот погром выходцы из Ирака называют иракской "Хрустальной ночью". Но даже после этого еврейская община страны продолжала надеяться на лучшее. И многие ее представители по-прежнему сохраняли высокий общественный статус. 

Некоторые еврейские бизнесмены, в том Шафик Адес, продолжали поддерживать деловые, и даже дружеские связи с иракской элитой. Адес, например, был вхож в дома многих министров. Кроме того, его неоднократно принимал в своем дворце регент Абд аль-Илах. 

Но в мае 1948 года, когда иракская армия, вместе с армиями других арабских стран, вступила в прямое столкновение с Израилем, сражавшимся за свою только что провозглашенную независимость, ситуация изменилась. В Багдаде и других городах Ирака практически ежедневно шли демонстрации под лозунгом: "Смерть сионизму!" В уголовный кодекс страны была добавлена статья, предусматривающая смертную казнь за сионистскую деятельность. Но и это не успокаивало ослепленных ненавистью к евреям людей. 

В августе 1948 года в одной из газет Басры появилось сообщение о том, Шафик Адес поставил Израилю вышедшие из употребления военныеавтомобили, брошенные британской армией в Ираке. На самом деле эти машины – вернее, то, что от них осталось, были поставлены как лом в Италию. Но газета утверждала, что это был лишь хитрый трюк, и затем, из Италии, их доставили сионистам. Кроме того, бизнесмена обвинили в связях с запрещенной в Ираке коммунистической партией, в рядах которой было немало евреев. 

Сразу же после публикации Адес был арестован. В ожидании суда в Басре и Багдаде ежедневно шли демонстрации, участники которых требовали вынестиеврейскому бизнесмену смертный приговор. В иракской общине Ирака не верили, что это и в самом деле может произойти. И даже после того, как судья Аль-Наасни, в свое время известный своими симпатиями к нацистской Германии, приговорил Адеса к смертной казни, многие надеялись на то, что регент Абд аль-Илах помилует осужденного. Но этого не случилось. 

Казнь Шафика Адеса стала поворотным пунктом в истории евреев Ирака. Именно в этот день, 23 сентября 1948 года, многие из них приняли решение покинуть страну. Однако в условиях действовавшего в Ираке военного положения сделать это было невозможно. В марте 1950 года, когда запрет на выезд из страны был временно отменен, начался массовый исход евреев их Ирака.Операция по их доставке в Израиль, была названа по имени Эзры и Нехемии, возглавлявших возвращение евреев из Вавилонского пленения. 

В ходе этой операции Ирак покинули около 110 тысяч евреев. Это стало концом процветавшей некогда общины. Вместе с другими беженцами покинула Ирак и семья Шафика Адеса, именем которого названы улицы в нескольких городах Израиля. День оправдания "иракского Дрейфуса" в стране, где он был невинно осужден, еще не настал.

counter
Comments system Cackle