Почему Саксония восстала против миграционной политики Меркель?
Фото: Reuters
Почему Саксония восстала против миграционной политики Меркель?

Убийство в саксонском городе Хемниц местного немца мигрантами из Сирии и Ирака стало детонатором крупнейших антимигрантских выступлений за последнее время. В акциях протеста в Хемнице приняли участие десятки тысяч человек: демонстрации были организованы партией "Альтернатива для Германии" (АдГ), антиисламистским движением "Пегида", а также антимигрантским движением "За Хемниц" (Pro Chemnitz). Демонстранты резко критиковали канцлера Ангелу Меркель и ее миграционную политику, "лживую прессу", требовали выслать нелегальных мигрантов на родину. Реакция немецких властей была панической: в Хемниц стянули тысячи полицейских со всей Германии, в немецкой прессе демонстрантов называли не иначе как нацистами, угрожали лишить Саксонию инвестиций. События в Хемнице можно назвать переломными: мигранты в последние годы совершали многочисленные преступления по всей Германии, но в большинстве случаев местные власти, полиция и пресса старались замалчивать эти случаи либо подавать их в крайне смягченном виде. Однако именно в Саксонии тактика замалчивания не сработала. Почему? На это имеются серьезные исторические и психологические причины. 

Наблюдатели отмечают, что Саксония стала бастионом праворадикальных сил еще с начала 90-х годов прошлого века - сразу после объединения Германии. Чем объяснить такое явление? Ведь именно Саксония сыграла решающую роль в падении коммунистического режима в ГДР. В Лейпциге возникло протестное движение "Мы - народ", которое охватило всю Восточную Германию. При этом в той же Саксонии зародилось антиисламское движение "Пегида" (Патриоты-европейцы против исламизации Запада), которое выводило на улицы десятки тысяч сторонников в 2014 и 2015 годах. В 2009 году появилось правопопулистское движение "За Хемниц" (Pro Chemnitz), поддерживающее контакты с неонацистскими группировками в регионе. Это кажущееся противоречие свидетельствует об одном: саксонцы не доверяют властям и сохраняют большой протестный потенциал. И это имеет свои исторические причины. 

Объединение Германии стало для Саксонии шоком: в западные земли уехало 750 тысяч молодых людей, и сейчас население земли не превышает 4 миллиона. Саксонцы продолжают ощущать, что в объединенной Германии они остаются гражданами второго сорта, уровень жизни здесь ниже, чем в западных землях. Они обвиняют Ангелу Меркель в том, что она полностью игнорирует их проблемы.

По мнению местных политологов, после объединения Германии широкие слои саксонского общества потеряли чувство самоидентификации. Раньше их скрепляли "прусский социализм" и немецкая традиция, а теперь они столкнулись с "реальным капитализмом" и конкуренцией. В довершение всего, на их голову свалились мигранты - благодаря гостеприимной политике "мамочки" Меркель. Неудивительно, что правая и националистическая идеология дала здесь буйные всходы. Немецкая политическая элита с высокомерием отреагировала на вспышки народного гнева, возмущенным гражданам тут же приклеили ярлык "неонацистов". Почувствовав опасность для послевоенного конституционного строя, правительство ФРГ решило действовать жестко и даже поручило спецслужбам мониторить действия "Альтернативы для Германии" и ее молодежных подразделений на предмет нарушения конституции ФРГ. Усилилась кампания в СМИ и общественных организациях, направленная на подавление любых протестных акций со стороны антимигрантских движений. 

Удастся ли проамериканской либеральной элите ФРГ сдержать народное недовольство и сохранить контроль над ситуацией? Несмотря на то, что задействована вся сила современного государства и средств информации, в рамках действующей выборной демократии сделать это будет весьма сложно, поскольку правые движения набирают силу, а традиционные партии правого и левого центра теряют поддержку избирателей. Решение Ангелы Меркель - пустить в страну около полутора миллионов мигрантов - резко изменило все политическое поле страны. Правопопулистская партия "Альтернатива для Германии" получила на последних всеобщих выборах около 13% голосов и стала третьей по значению фракцией в Бундестаге. "Альтернативу" активно поддержали восточные земли Германии, недовольные миграционной политикой Ангелы Меркель, а также "русские немцы", обычно проявляющие пассивность на выборах. Согласно последним опросам Insa-Trend, проведенным после событий в Хемнице, сегодня "Альтернатива" получила бы 17% голосов, практически вытеснив на третье место Социал-демократическую партию Германии (16%). В самой Саксонии в ходе последних всеобщих выборов "Альтернатива" получила 27% голосов (общенемецкий рекорд), опередив партию Ангелы Меркель ХДС. Но если в Австрии и Италии правопопулистские партии смогли войти в правительство, в Германии этого не допустят - виду системообразующей роли этой страны в Европейском союзе и ее тяжелого нацистского прошлого. 

Немецкий политолог Ханс Форлендер отмечает, что психологические проблемы саксонцев накапливались давно. Столица этой земли Дрезден подверглась варварской англо-американской бомбардировке в феврале 1945 года, и эта травма не изжита до сих пор. Саксонцы считают, что являются жертвами международных и внутригерманских конфликтов. Саксония, инициировавшая мирную революцию 1989 года, в результате германского объединения понесла колоссальный демографический и экономический урон. Были закрыты почти все госпредприятия, социальная структура разрушена. Новую администрацию Саксонии возглавили представители западногерманской элиты. Хотя экономика в последнее десятилетие набирает рост, а Лейпциг и Дрезден становятся центрами новых технологий, отставание от западных земель не преодолено. И, главное, саксонцы оказались не готовы к наплыву десятков тысяч турок, арабов и африканцев - как гастарбайтеров, так и мигрантов. Уже с начала 90-х годов прошлого века по улицам Дрездена и Лейпцига стали маршировать правые радикалы, а неонацистская партия НДП десять лет заседала в земельном парламенте - Ландтаге. Ханс Форлендер считает, что народное возмущение вызвало двойное "вторжение": западногерманских элит сверху и мигрантов с гастарбайтерами - снизу. В результате, после почти 30 лет со времени падения Берлинской стены социальное равновесие в Саксонии не восстановлено. 

По мнению австрийского политолога Томаса Майера, события в Хемнице и реакция на них в Берлине и Брюсселе показывают, что реального значения нынешнего кризиса пока не осознали ни в Берлине, ни в Брюсселе. В немецкой и всей западной прессе протест граждан рассматривается как ксенофобский и даже неонацистский бунт. Однако эти события - часть тектонических сдвигов, происходящих во всей Европе. Если политическая элита ЕС на них не среагирует, фашизация континента неизбежна. Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер все еще не понял, что необходимо принимать срочные меры, иначе объединенная Европа развалится. После десятков саммитов ЕС никаких решений по проблеме нелегальной миграции не принято. Граждан Европы это начинает выводить из себя, они чувствуют себя брошенными перед лицом миграционного вторжения и голосуют за праворадикальные партии. Даже немецкая "Зюддейче цайтунг" отмечает, что оборонительная, безыдейная политика Ангелы Меркель ведет Германию и всю Европу к катастрофе. Необходимо срочно представить конкретный план действий по сдерживанию миграции - пока не поздно. События в Хемнице - сигнал того, что терпение немцев на исходе. Вслед за Саксонией националистические и антимигрантские настроения неизбежно охватят всю страну.

counter
Comments system Cackle