Сирийская война: как Идлиб может повлиять на стратегию Трампа
Фото: Reuters
Сирийская война: как Идлиб может повлиять на стратегию Трампа

На этой неделе президент США Дональд Трамп, судя по всему, вновь изменил свой подход к сирийскому конфликту: он предостерег Башара Асада, Россию и Иран о том, что наступление сирийских правительственных сил на позиции повстанцев в Идлибе обернется гуманитарной катастрофой. 

Подобные безрассудные действия, написал Трамп в "Твиттере", приведут к гибели сотен тысяч человек. Россия и Иран совершат серьезную ошибку, если примут участие в этой операции, предупредил Трамп. 

"Это очень, очень разозлит мир и США", - добавил чуть позже американский лидер. 

Эти заявления прозвучали после нескольких месяцев разговоров о том, что президент США сыт по горло участием американцев в сирийском конфликте. 

В апреле Трамп заговорил о необходимости вернуть американских военных домой. На прошлой неделе он отменил планы по выделению 230 млн долларов на восстановление разрушенных войной районов Сирии. 

Означают ли заявления Трампа по поводу Идлиба изменения в стратегии Вашингтона, или же это просто очередная импульсивная реакция американского президента? 

Похожие заявления

Предостережения Трампа перекликаются с его реакцией на применение в Сирии химического оружия, на которое Вашингтон ответил воздушными ударами по объектам сирийского режима. 

Тогда Трамп эмоционально отреагировал на фотографии детей, задыхавшихся от ядовитого газа. 

Кроме того, он горел желанием предстать более сильным лидером, чем Барак Обама, которого критиковали за то, что он тоже заявлял о неприемлемости использования химического оружия в Сирии, но не решился подкрепить свои слова о проведении "красной линии" реальным применением силы. 

И в этот раз представители американской администрации уделили особое внимание этой теме и пригрозили серьезными мерами в случае, если при наступлении на Идлиб будет использовано химическое оружие. 

Стратегические интересы

Но некоторые эксперты по Сирии видят в заявлениях Трампа более долгосрочные стратегические интересы. 

"Кризис в Идлибе - серьезная проблема для американской администрации, в которой невозможно найти удовлетворяющего всех решения, - говорит военный эксперт по Ближнему Востоку Центра новой американской безопасности Николас Эрас. - Но от того, как Вашингтон на нее отреагирует, зависит успех или провал его новой сирийской политики". 

В Идлибе сейчас живет около трех миллионов человек. Более трети из них - беженцы из других частей Сирии, и им некуда больше податься. 

Здесь сосредоточена и вооруженная оппозиция, большинство в которой составляют исламистские боевики. Самая боеспособная их часть, как утверждают, связана с "Аль-Каидой". 

Россия считает их террористами и хочет избавиться от этих боевиков, организующих налеты дронов на ее близлежащую военную базу. Того же самого хотят и США. 

Турция, которая поддерживает некоторых из повстанцев, окопавшихся в Идлибе, опасается, что полномасштабное наступление дестабилизирует регион и приведет к волне беженцев, которая устремится к турецкой границе. Этого же опасаются в США, а также в Европе, где в итоге могут оказаться многие из этих беженцев.

Высокопоставленные американские чиновники, такие как госсекретарь Майк Помпео и председатель объединенного комитета начальник штабов Джозеф Данфорд, убеждают Россию и Турцию в необходимости договориться о компромиссном варианте - более ограниченной и направленной антитеррористической операции. 

Российская военная мощь способна гарантировать победу в этом наступлении, однако, как считает эксперт по Ближнему Востоку Николас Эрас, предостережения Трампа - часть попытки американской администрации укрепить позицию Турции. 

Не стать "сирийским Обамой"

Представители американской администрации опять говорят о бессрочной дислокации американского военного контингента в Сирии, задача которого - не только уничтожение группировки "Исламское государство" (запрещена в России). 

Он может стать важным рычагом в политическом урегулировании и стабилизации обстановки в Сирии, а также в противостоянии иранскому влиянию в регионе. 

Это не новая стратегия, ее сформулировал в январе еще предыдущий госсекретарь США Рекс Тиллерсон. Но вскоре она была перечеркнута призывами Трампа к скорейшему выводу войск. 

Президент США по-прежнему смотрит на Сирию сквозь призму борьбы с ИГ, считает эксперт Института Ближнего Востока Рэнда Сим. Однако, говорит она, сотрудники Трампа убедили его в том, что борьба с ИГ еще не завершена. 

"Как я слышала, его призыв вывести войска забыт", - говорит она. Это произошло потому, что ему сказали, что ИГ может вернуться, если войска будут выведены слишком рано. Ровно это сделали исламисты в Ираке, когда Обама вывел оттуда американские войска. 

"Вы же не хотите стать сирийским Обамой - этот аргумент позволил убедить Трампа", - говорит эксперт. 

В контексте этой общей стратегии администрация считает важным предотвратить возвращение Идлиба под полный контроль Асада. Это укрепило бы его позиции, говорит Слим. Но все это, по ее словам, зависит от того, будет ли президент придерживаться этой стратегии в долгосрочной перспективе. А он может изменить свое мнение в любую минуту. 

Помпео создал специальную группу по Сирии во главе со специальным представителем по сирийским делам послом Джеймсом Джеффри. Это сигнал к тому, что американское присутствие в регионе активизируется. 

Джеймс Джеффри послал на этой неделе своих сотрудников в регион, чтобы продвигать идею о том, что наступление на Идлиб приведет к общей эскалации конфликта в Сирии и чтобы убедить союзников в том, что американцы вовсе не ушли из региона. 

"Мы не торопимся уходить", - сказал посол Джеффри, вернувшись из поездки. Насколько это сможет изменить ситуацию, остается неясным, учитывая, что Россия и Асад настроены на победу. 

Однако на кону находятся сотни тысяч жизней. 

Именно на это и указывал Дональд Трамп.Барбара Плетт Ашер, корреспондент Би-би-си в госдепартаменте США

counter
Comments system Cackle